ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же сейчас во всем я мог положиться на майора, который обладал достаточными знаниями, чтобы принимать самостоятельные решения. Когда на поле боя появились первые журналисты и съемочные камеры галовидения, то я решил покинуть это место, предоставив Кохлеру самому разбираться с этой хитрой братией. К тому же мне очень не хотелось бы, чтобы журналисты слишком рано узнали о гибели Гийома и о нападении на штаб-квартиру клана гномов.

Анс уже подогнал мой истребитель на площадь перед небоскребом и, чтобы спрятать его от чужих глаз, набросил на него желтую палаточную ткань. Под этим покрывалом истребитель сильно походил на медицинскую палатку. Я с Герцегом и его бойцом скрылись в этой палатке и очень скоро она начала медленно уходить за оцепление спецбатальона, бойцы которого хорошо были знакомы с шутками и трюками Анса, которые он проделывал со своим истребителем, поэтому свободно пропустили его за оцепление.

Когда истребитель поднимался в воздух вдоль стеклянной стены небоскреба, со мной по телекоммуникационной системе спутниковой связи связался генерал Романов, который с деловым видом доложил о готовности войск Западного военного округа пересечь государственную границу королевства Океании. Задав свой вопрос, Романов выпрямился и посмотрел мне прямо в глаза. Я не отвел своих глаз от этого генеральского взгляда, но и не спешил отвечать на его вопрос. Настала важная минута моей жизни, к которой я шел все свою жизнь в этом новом для меня мире.

Я был простым летчиком-истребителем, мечтал о полетах в атмосферах и в космосе. Судьба забросила меня на планету Гардель Желтого Карлика и круто изменила ход мой жизни. Я встретил и полюбил, казалось бы, простую девчонку, но которая оказалась единственной дочерью Императора, Империя которого катилась к закату. Она подарила мне сына и дочь, хотела подарить еще одного ребенка, но кто-то отобрал у меня всех моих детей и эту славную девчонку. Вот тогда мне и пришлось вступить в борьбу с неизвестным противником за свою жизнь, я стал Регентом Империи и начал поиски своих потерянных родственников. Уже в те времена у меня стала зарождаться мысль, что узурпация верховной власти позволит мне удержаться на плаву, вернуть процветание в Империю, а главное — найти сына и жену. Но для этого требовалось к Империи присоединить другие государства и королевства, пока еще существовавшие на Лебеде.

По-прежнему глядя в глаза генералу Романову, я очень медленно склонил голову. Романов абсолютно правильно понял это движение моей головы, приказ о переходе границы подтвержден, и с этого момента я перестал для него существовать, он выпрямился, отдал мне честь и сел в кресло штабного терминала. Его губы зашевелились, он доводил до сведения своих командиров о поступившем приказе. Впервые в истории войн на планете Гардель войска Империи перешли государственную границы другого государства. Нажав кнопку, я отключил связь с генералом Романовым. Мы немало с ним провели время, обсуждая возможные вопросы и проблемы передвижения войск по иностранной территории, теперь дело было за генералом.

Вновь вспыхнул экран монитора дальней связи, меня вызывал бригадный генерал Мольт. Как только на экране появилось лицо старого друга, я не дал ему и слова сказать, а тут же начал делиться с ним своими самыми потаенными мыслями о своей роли в Империи. С каждой минутой рассказа лицо старого генерала делалось строже и строже. Наше беседа завершилась его словами, что он глубоко сожалеет о том, что слишком мало времени уделял мне, так как мое воспитание и образование имеет немало огрехов, и тут же отключился. Что конкретно имел в виду под этими словами Мольт, я так и не понял.

Наш перелет через центр Эдвардса показал, что внизу в городе сохраняется спокойная обстановка, не наблюдается каких-либо передвижений войск или столкновений. Некоторые граждане вышли на улицы и с беспокойством смотрели в сторону небоскреба гномов. Даже отсюда были видны повреждения здания на пятидесятом этаже и отдельные выстрелы в той стороне. Анс спокойно посадил истребитель в яблоневом саду моего личного особняка, где нас встретила дежурная охрана из очередной семерки бородатых гномов. До парней еще не дошла информация о произошедших в штаб-квартире клана гномов событиях, поэтому ребята смеялись и весело махали руками, приветствуя нас. Но их лица стали строже, черты лица посуровели, когда они увидели меня, Герцега и оставшегося в живых бойцы. Мужики тут схватились за автоматы, передернули затворы, проверяя, есть ли патроны в магазинах, и плотно окружили нас, чтобы довести до крыльца особняка.

Двери в мой рабочий кабинет были широко распахнуты, в приемной секретаря и кабинете не было посетителей. Одна только Анастасия сидела за секретарским столом, перебирая бумаги для доклада их мне и складывая их в удобном для чтения порядке. Девчонка была в черном мундире имперской Службы безопасности в погонах младшего лейтенанта. Мундир чертовски хорошо сидел на этой девице, прекрасно подчеркивал узкую талию, а сапоги — длинные ноги. Анастасия знала об этом и крутилась под ногами, где надо и где не надо, чтобы этим грязным мужиках еще раз продемонстрировать свою прекрасную женственную фигуру. Ничем, не выразив своей восхищенности по поводу нового облика девушки, ну, не до этого было, я пролетел в кабинет и тут же уткнулся в свой рабочий терминал, который связывал меня с имперскими министерствами, службами и департаментами.

Сашки не оказалось поблизости, поэтому пришлось самому обзванивать всех и выяснять, что важного произошло в Империи в последние часы. Один только генерал Снег выразил обеспокоенность событиями, произошедшими в штаб-квартире клана гномов в Эдвардсе, он даже поинтересовался, не был ли я там в тот момент. Иеремия фон Шульц был не простым человеком. Он имел свободный доступ ко многим вещам, но сам не спешил делиться с другими этой информацией.

Сашка появился, когда я разговаривал со Снегом, он вежливо протиснулся на свое место за терминалом и начал разговаривать с дежурными сотрудниками других имперских министерств и служб, предоставив мне возможность, вести разговоры с первыми лицами, случайно оказавшими на службе. Постепенно становилось ясно, что события в Эдвардсе носили единичный характер, в других городах и весях Империи было спокойно и ничего серьезного не происходило. Мало кто знал о нападении на штаб-квартиру гномов и абсолютно никто не знал, что происходит на границе с королевством Океании.

3

Сюжеты о произошедших боях в штаб-квартире клана гномов бесконечной чередой шли в прямой эфир по всем государственным и частным каналам галовидения. Обычная повседневная жизнь Империи была внешне очень скучной и непривлекательной. Ничего особо интересного в рутинные дни не происходило, люди работали, как и всегда, и их жизнь в этот день мало чем отличалась от жизни в предыдущий. Криминал был давно подавлен правоохранительными органами и полицией и практически сошел на нет, больше не происходило заказных убийств, которые так щекотали нервы мещанам, ни у кого на улицах не крали и ни за кем не гонялись.

Простому обывателю внезапно стало скучно и неинтересно, его совершенно не интересовали государственные или политические новости, так как, по его мнению, это была пропаганда властных структур, направленная на то, чтобы запудрить ему мозги. Его не интересовали и светские новости о богатых и супер богатых людях Империи, ни один обыватель не верил, что кто-нибудь в нашей Империи мог бы законопослушным путем стать богатым или выдвинуться во властные структуры.

Обыватель ничему не верил, зевал во весь рот и скучал о райских кущах.

Первые же репортажи из гномьей штаб-квартиры, общие планы трупов, раненых, множества полицейских на месте события, немедленно привлекло внимания широкой публики. Люди сидели по домам и, не отрываясь, смотрели галовизоры, шли в бары и кафе, чтобы вместе с друзьями вновь увидеть интересные кадры, а гномы стали общими любимцами. Когда кто-нибудь из обывателей видел бородатого гнома, то немедленно бросался к нему, чтобы поручкаться и выразить свое обывательское восхищение его воинским мастерством.

22
{"b":"170774","o":1}