ЛитМир - Электронная Библиотека

       Как только конный разъезд перевалил небольшой пригорок и дорога попылила к главным воротам лагеря, то Эль-Нассар тотчас же заметил женщину, которая, по всей очевидности ожидала их возвращения. От такой неожиданности у Эль-Нассара приятно защемило сердце, он уже успел забыть о том, что на деле может означать, когда женщина ожидает твое возвращение у порога дома. На глазу повелителю навернулись слезы умиления, младший лейтенант Сандерберг вынужден был отвернуть свою голову в сторону, чтобы не смущать повелителя своим присутствием в тот момент, когда у него проявлялись нормальные человеческие чувства.

       В этот момент у лагерных ворот произошла смена караула, рядом с магиней появился новый караул, состоящий из пяти здоровых мужиков, вооруженных дротиками и мечами. Простые солдаты в присутствии женщины, у которой хотя и имелся меч на боку, чувствовали себя не совсем в своей тарелке, они топтались на месте, пыхтели и краснели и никак не могли распустить строй и разойтись по положенным караульным местам. Эти серьезные мужики сейчас не знали, как им дальше нести караульную службу при таком раскладе дел. Ведь не станешь же в присутствии придворной магини с друзьями кости метать, да и молодняк за выпивкой гонять. Вот и пришлось строевым мужикам стоять в шеренге, дико потеть и, вылупив глаза, пожирать магиню, которая в этот момент глаз не отрывала от приближающего конного разъезда.

       Когда разъезд приблизился к лагерю, то магиня совершенно по-женски вышла вперед и, подняв руку, стала ею помахивать, приветствуя приближающихся всадников. Эль-Нассар и Сандерберг давно уже догадались о том, кого именно их встречает и приветствует. Рядовые же кавалеристы почувствовали стеснение и по этой причине не могли своим залихватским свистом, прибаутками и недвусмысленными шуточками ответить на приветствия собратьев караульных. Поэтому возвращение конного разъезда в лагерь приняло торжественную форму. Кавалеристы разъезда в плотном строю парадного расчета миновали лагерные ворота, обдав пылью из-под лап верховых ящеров караул, продолжающий стоять в шеренге.

       Эль-Нассар так и хотелось лихо подскакать к этой женщине, ловко подхватить ее в седло своего верхового ящера и, крепко прижав ее к груди скакать к штабной палатке. Но, когда он, случайно взглянув в сторону, увидел ухмыляющуюся морду лицо младшего лейтенанта Сандерберга, то у него моментально пропала всякая решительность. К тому же этот парадный строй кавалеристов разъезда, да еще шеренга караульных совсем засмущали Эль-Нассара. Он тотчас же догадался о причине подобного поведения своих боевых друзей. Эль-Нассару совершенно не хотелось своим мальчишеским поведением своих воинов вводить в еще большее смущение, поэтому он нехотя был вынужден отказаться от своего намерения.

       Но одно то, что Ивонн Де ля Рунж вышла его встречать при этом, не скрывая своей радости по поводу его возвращения, обрадовало и согрело душу Эль-Нассару. Внутренней интуицией мужчины он понял, что сегодня магиня встречает его у ворот лагеря не из-за простой блажи или внезапно возникшего желания обсудить деловой вопрос, а по некоторой другой причине.

       Подскакав к магине, Эль-Нассар несколько неуклюже соскользнул из седла своего верхового ящера. Несколько часов, проведенных в седле, несколько ослабили ноги повелителя и вместо того, чтобы прижимать магиню к груди и ее целовать, Эль-Нассар стеснительно сделал несколько приседаний, чтобы восстановить кровоток в ногах. Ивонн Де Ля Рунж стояла и с мягкой улыбкой на губах наблюдала за тем, как Эль-Нассар разминал ноги. В этот момент по ее лицу нельзя было догадаться о том, что же она думает по поводу поведения повелителя и что конкретно она ожидала от этой встречи.

       Младший лейтенант Сандерберг налету подхватил поводья верхового ящера Эль-Нассара и вместе со всем разъездом поскакал в дальний угол лагеря, где располагались палатки их эскадрона.

       Эль-Нассар и Ивонн Де ля Рунж некоторое время постояли и просто смотрели друг на друга, затем они развернулись и плечом к плечу зашагали к штабной палатке по центральной аллее лагеря.

       Путь им предстоял неблизкий, но, сейчас ни мужчину, ни женщину это обстоятельство нисколько не беспокоило. Спешить им было неуда, они шли и негромко разговаривали друг с другом. Встречавшиеся на их пути солдаты и офицеры вежливо уступали им дорогу, приветствуя повелителя и придворную магиню приложением кулака руки к груди. Но Эль-Нассар и Ивонн Де Ля Рунж, полностью увлеченные друг другом и ведущимся между ними разговором, простым кивком голов отвечали на встречные приветствия.

       Ни один солдат и ни офицер не почувствовал себя обиженным этим, казалось бы, проявленным невниманием со стороны своего повелителя. Наоборот, солдаты и офицеры, наблюдая своего повелителя провожающего и увлеченно беседующего с красивой женщиной, радовались этой картине. Они внутренне успокаивались. При виде повелителя и магини в таком прекрасном расположении духа, солдаты и офицеры забывали о тяжелых временах. Уходили в прошлое тревоги и напасти, которые так истрепали их души в последние два года. Впервые, в солдатских душах возникла уверенность в том, что тяжелые времена уходят в прошлое, что они снова начинают служить во благо отечеству и престолу.

       Но тот разговор, который, так мило и улыбаясь, вели Эль-Нассар и его придворная магиня, Ивонн Де Ля Рунж, не имел ни малейшего отношения к радостной стороне жизни. Ивонн Де ля Рунж в деталях рассказывала Эль-Нассару обо всем том, что узнала за день, проведенный в лагере и в разговорах с солдатами и офицерами. Ей пришлось очень много неприятного и грустного выслушать в этих беседах. Военнослужащие, не скрывая истинного положения вещей, говорили о том, как капитан Мурильо их морально и физически третировал, по одному и целыми подразделениями их уничтожая. Капитан делал все возможное, чтобы вычеркнуть из истории султаната само упоминание о существовании призрачной стражи, об ее воинах.

       Как только Эль-Нассар с разъездом Сандерберга покинул лагерь, Ивонн Де Ля Рунж приказала лейтенанту Кимвеллу реорганизовать и провести полную перепись офицерского и рядового состава лагерного гарнизона.

       Перепись была оперативно проведена, но ее результаты приводили в настоящий ужас!

       В этот момент рассказа Ивонн Де Ля Рунж зябко передернула плечами. Женщина то ли почувствовала вечернюю прохладу, то ли этим жестом выражала свой ужас по поводу результата переписи военнослужащих. А Эль-Нассару так захотелось обнять и покрепче прижать эту женщину к себе, что ему едва удалось сдержать свой порыв. Подобное поведение повелителя на глазах такого большого количества военнослужащих могло бы быть неправильно истолковано, поэтому Эль-Нассар постеснялся этого своего порыва и воздержался от каких-либо активных действий. Но Ивонн Де Ля Рунж своей женской натурой явно что-то почувствовала. Она даже попридержала свой шаг, на что-то в душе надеясь, искоса поглядывая на Эль-Нассара.

       Но повелитель в этот момент уже углубился в свои воспоминания и не заметил поступка магини.

       Два года назад, когда призрачная стража покидала столицу султаната в связи с передислокацией в еще сохранившийся под городком Ани армейский лагерь, то в тот момент она насчитывала две тысячи воинов, имевших великолепную военную подготовку. Тогда призрачная стража султаната представляла собой мощное военизированное подразделение специального назначения. Стража, разумеется, не проходила подготовку для ведения крупномасштабных боевых операций, но ее рядовой состав, прошедший специализированный курс обучения, можно было бы использовать в качестве унтер-офицеров и офицеров для развертывания крупного воинского подразделения, как армейский корпус. Эль-Нассар и министр Борг предполагали такое развертывание призрачной стражи в армейский корпус осуществить в Ани, где в армейском лагере имелся сохранившийся от прежних времен арсенал вооружения. Но внезапное вторжение вражеских сил и падение султаната Гурам помешали осуществлению этих реальных планов.

13
{"b":"170775","o":1}