ЛитМир - Электронная Библиотека

       Стражники выполнили указания со всем тщанием и старанием, арестант был усажен в мягкое кресло и крепко привязан веревками к подлокотникам кресла, оставив свободными ноги. Завершив работу, они выпрямились и встали по бокам кресла.

       - Ну, это, братцы, уже чересчур! - Сказал строго Борг. - Я мужик здоровый и всегда справлюсь с этим сморчком, если он посмеет вырваться из ваших веревок. Иди-ка, братцы, в караулку и ждите нашего вызова, чтобы забрать его обратно.

       Ни один из стражников не моргнул глазом на приказание министра, они, как стояли столбом, так и продолжали стоять рядом с арестованным. Но увидев, что дьяк кивнул головой в знак подтверждения приказа высшего начальства, дружно взяли ржавые бердыши на плечо, ими лет десять не пользовались по назначению, и вышли из пыточной комнаты. Борг хотел и дьяка попросить из комнаты, но увидев его прищуренный взгляд умных глаз, махнул на него рукой, и галантно пододвинул стул Ивонн.

       Этот допрос, как и предыдущие допросы, оказался безрезультатным. Файез использовал малейшую возможность, чтобы уйти от ответа на любой вопрос, скрыть информацию, запутать след. Как и договаривались вопросы задавал Борг, а Ивонн внимательно следила за поведением арестанта, как он готовился к ответам и отвечал на вопросы. В иные моменты она замечала, что и дьяк Ефимыч не менее внимательно наблюдал за Файезом. Она так и не заметила ничего особенного в этом человека, опыт ее участия в допросах важных лиц отсутствовал, и она не могла даже при помощи своей магии найти зацепку, чтобы заставить Файеза приоткрыть свое истинное лицо. Допрос шел к логическому завершению, Файез с упоением рассказывал о своих поступках, представляясь маленьким предателем, от которого ничего не зависело, по его словам получалось, что он только занимал тепленькое место в министерстве внутренних дел, когда дьяк Ефимыч неожиданно бухнул:

       - Хватит тебе полбу месить и лапшу нам на уши вешать, милсударь. Лучше расскажи-ка нам, зачем тебе потребовался этот мальчишка Зухрат... , - и не успел завершить вопрос.

       Хусейн Файез мгновенно отреагировал на этот вопрос дьяка и, словно мелькнувшая в небе молния, в непонятном облике рванулся к дьяку. Долю секунды назад перед Ивонн и Боргом сидел добропорядочный человек, которого случайно обвинили в государственной измене, вот этот человек и пытался доказать своим судьям, что является добропорядочным гражданином султаната. А сейчас перед ними находился демон преисподней. В мгновение ока глаза этого человека налились красным цветом, кожа почернела, сжалась и стала чешуйчатой, руки и ноги удлинились и на них появились новые сочленения, голова слегка вытянулась и приняла форму рептилии. Метаморфоза осуществилась так быстро, что ни Ивонна и ни Борг не успели прореагировать на нее и они не погибли только из-за того, что этот демон, который прежде был Файезом, напал на дьяка Ефимыча. Магический удар по дьяку оказался таким мощным, что его голова со смачным звуком оторвалась от шеи тела и влетела к потолку пыточной комнаты. Из шеи дьяка захлестал сильный поток крови, его тело некоторое время продолжало сидеть на стуле за маленьким столом, после чего начало заваливаться в проем двери. Демон на подготовку магического удара и на сам удар потратил меньше, чем мгновение, это потраченное время стоило ему жизни. Все время допроса Ивонн промолчала, изучая человека, которого допрашивал министр Борг, и, когда этот человек начал трансформироваться в демона, то ей не потребовалась много времени, чтобы нанести ответный удар по демону. В этот удар придворный маг вложила всю свою силу и мощь и удар по демону пришелся в мгновение, когда он еще был открыт для воздействия магией, так он спешил умертвить дьяка Егорыча.

       Перед глазами Борга, лицо которого было сплошь в дьяка, Егорыча, мелькнула ветвистая зеленая молния, которая вошла прямо в широко разинутую пасть демона. От изумления демон захлопнул рот, но было уже поздно, его тело стало сотрясаться мелкими конвульсиями, которые резонировали друг с другом, увеличивались в частоте колебаний, пока тело демона не начало прогибаться и западать в самого себя. Взрыв получился негромким и он скорее напоминал треск сломанной сухой ветки в лесу, но от этого взрыва в области живота демона образовалась дыра, из которой полезли черные кишки-гадюки и по всей комнате распространился страшный смрад. Самой последней лопнула голова, но Борг этого уже не видел, так как бежал к двери и за руку тянул за собой Ивонн, ни одно живое существо не могло вынести этого смрадного запаха.

       До самой последней секунды Ивонн оставалась спокойной и в ту минуту, когда Борг вытаскивал ее за порог она щелкнула двумя пальцами и очаг выплюнул длинный язык пламени, моментально превративший внутренность пыточной комнаты в огненную стихию.

       ххх

       Из-за постоянного пребывания под открытым небом, жарким солнцем и на морском ветру кожа моего тела загорела, задубела и приняла окраску темно бронзового цвета. Набедренная повязка спасала меня от солнца, дождя и ветра. Слава богу, что на планете Тринидад никогда не выпадал снег, нет, он выпадал, конечно, но где-то на полюсах планеты, а мы туда из-за ненадобности на биреме не ходили. Но, тем не менее, я не перегревался ни под солнечными лучами и не простужался во время морских бурь и штормов, а в любой обстановке я чувствовал себя прекрасно.

       Последнее время я уже не вспоминал о прошлой жизни на Земле, которую нельзя было бы вернуть назад. И свободное время раба-гребца проводил, как получится, в основном наблюдал за тем, что происходило на биреме, на берегу, когда "Весенняя Ласточка" стояла у пирса, или просто любовался красотами моря. Время от времени меня вызывал Дейл и мы по долгу беседовали на различные темы, позже днем, вспоминая об очередном ночном разговоре, я начинал путаться, был ли это мой сон или все же опять это был сеанс дальней связи. В разговорах с Дейлом я интересовался медициной и ролью магии в этой области науки, но он очень осторожно подходил к этой тематике, особо много не распространялся на данный вопрос. Дейл исходил из твердого убеждения, что любой наукой должны заниматься ученые профессионалы, как по медицинской части, так и по магической. По его мнению, маг дилетант в целительстве был аналогичен врачу шарлатану, оба много кричат о своих знаниям и способностях, но, когда дело доходит до практики, у них никогда и ничего не получалось. Иногда я задавал ему вопросы о нашем "прошлом", то Дейл говорил, что рано или поздно я сам все узнаю. Меня поражало его искреннее желание, помочь мне понять и разобраться в происходящих вокруг меня и со мной событиях. Дейл уже покинул родную планету и находился в пути к планете Тринидад системы Желтого Карлика, но путь этот был долог.

       Я много раз думал и в душе мечтал о побеге с биремы или каким-либо другим образом кардинально изменить свою жизнь, снова стать свободным человеком. Но, к сожалению, всегда вынужден был вернуться к одной и той же проблеме, понимая, что ни в одном из рассматриваемых вариантов не существовало реалистического начала для такого побега. Все проблемы, когда планировал побег, возникали и упирались в ошейник, который возлег на мои плечи с первых же минут моего рабства и который был очень опасен и уж тем, что от него невозможно было избавиться. А оно могло сдать тебя своему начальству в любую секунду твоей жизни. Как только у ошейника возникали подозрения в отношении своего подопечного лица или он чувствовал что-то недоброе, что могло бы угрожать его существованию, а подопечный раб был в полной его власти, то он мог применить любую меру наказания от простого лишения сна до убийства этого раба. Много времени я посвятил исследованиям этого магического артефакта, пытался телепатически проникнуть в его устройство, разгадать вплетенные в него заклинания, много раз пальцами руки его ласкал, пытаясь разобраться в его схеме, как оно работает, в этот же момент блокируя свой разум простой детской считалочкой:

55
{"b":"170776","o":1}