ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не удалось блокировать левые внутренние ворота! — завопил кто-то слева. Ага, вон боец на взмыленной и явно не верховой лошади. Прихватил где-то на улице?

— Уже неважно! — гаркнул я в ответ. — Передай, чтоб, если трудно, отступили и закрепились где-нибудь!

— Слушаю, командир! — ликующе прокаркал вестовой в ответ. Не без усилий развернул коня и умчался.

Казалось, будто земля вздрагивает под ступнями, а гул копыт заглушил шум боя за моей спиной. Аштия отправила сюда конницу — пожалуй, это разумнее всего, особенно если принять во внимание расстояние, которое предстояло покрыть за самое короткое время. Мои люди поспешили разбежаться с дороги. Из сотен коней, промчавшихся мимо меня, остановился лишь один. Не сразу, потому что сперва попытался воспротивиться воле своего наездника и помчаться следом за всеми… Стадное животное… Конному пришлось возвращаться, и, поравнявшись со мной, он нагнулся, протягивая свёрток.

— Командиру приказано пока держаться тут, — пояснил он.

— В предписании есть что-нибудь ещё, кроме этого указания?

— Нет. Но посмотреть надо, — офицер махнул мне и дал наконец волю своему скакуну. Этого парня я знал и ценил как отличного товарища и хорошего солдата.

Ну, таких в войсках Аштии полным-полно.

— Аканш!

— Здесь, командир. — Мой зам завернул за стену и только тогда стащил шлем и подшлемник. О, вижу, ему немногим легче, чем мне. С волос просто льёт. — Здесь.

— Кажется, мы спасены? Как думаешь?

— Пожалуй, — он кивнул мне и выдохнул. — Ну, дело за малым, да? Взять три оставшихся замковых уровня — и выпивать в честь победы.

— Да, действительно! Сущая фигня!

— Чего?

— Ерунда, в общем.

— Да-а…

— Большие потери?

— Приличные. Но в меру.

— А атейлерские лучники что — не пытались обстреливать наших со стены?

— Почти не обстреливали. С такой высоты сложно ведь отличить своих от чужих. Неразбериха и так далее.

— Ясно. Хоть это хорошо. В любом случае бережём профессионалов и будем бросать их в бой только тогда, когда это станет совершенно необходимо. Выводи моих ребят из боя, и надо бы обеспечить им небольшой отдых.

— Тут поблизости есть мясная лавка с ледником…

— Ну, что ж поделаешь… Реквизиции продуктов — дело необходимое. Я, пожалуй, торговцу готов оставить расписку. Скажи ему.

— Слушаю. А где бы поджарить это мясо, да ещё и в темпе?

— Слушай, Аканш, в пятистах метрах отсюда… э-э, в смысле, в полутора лучных перестрелов, если не ошибаюсь, только недавно горел лес. Там как раз полно углей, можно хоть стадо быков зажарить на шашлыки… В общем, либо так, либо в городских домах ищите непогашенные очаги.

— Перед штурмом или по крайности во время все горожане гасят очаги. Так что, пожалуй, придётся воспользоваться останками леса.

В ворота прогрохотал ещё один отряд — на скоростных транспортных ящерах. Нижний венец замка сейчас превращался в пространство жутковатого побоища. Поднявшись на стену, я сумел разглядеть, что осаждённые не вовремя открыли ворота, чтоб выпустить свежие войска, отправленные на бой с моими ребятами. Только вот вместо моих ребят по улице промчались конники, которые с пониманием рванули вперёд именно теперь. Единственной надеждой зацепиться хоть пальцем за второй уровень замковой обороны был этот рывок.

Конники врубились в пехотный строй, и, даже осознав, чем опасен этот напор, обороняющиеся обнаружили, что просто не могут притянуть створки ворот обратно. Вихрь схватки завился так туго, что ни размахнуться, ни растолкать соседей уже было невозможно.

— О-о-о! — Я оглянулся на Ильсмина, который сменил возле меня Аканша. — Круто! Вот только сейчас они сообразят, что можно обстреливать конников со стены. Если не найдётся способа помешать им… Кстати, та стена с этой простреливается? Что скажешь? Как спец?

Ильсмин прищурился, словно уже целился.

— Пожалуй, да. По крайней мере, можно попытаться.

— Есть лучники?

— Лук такое расстояние не возьмёт. У него короче дистанция поражения. Нужны арбалеты.

— А есть?

— Попробуем найти. Например, в здешнем арсенале.

— Знаешь, где он?

— Все замки строятся однотипно. И арсеналы располагаются в одних и тех же местах. Удобных.

— Валяй, распоряжайся.

— Слушаю.

Мне пришлось убраться со стены, чтоб не мешать. В несколько минут — я изумился этой быстроте — удобные позиции для стрельбы заняли с полсотни бойцов. Должно быть, арбалеты были сложены где-то совсем рядом… Ага, вижу распахнутую дверь, перед которой Ильсмин усиленно жестикулирует и откуда солдаты вытаскивают связки болтов. Дай-ка и я постреляю, что ли.

Подпрыгнув раз, другой, переступив и подтянувшись, сумел забраться на крышу одной из башен, пристроился на скате, взял арбалет на изготовку. С этим оружием я умел обращаться лишь постольку поскольку. Но оно ведь элементарно, почти как ружьё. Только вот со взведением могут возникнуть проблемы. Ну, да ни к чему сейчас думать об этом. После обучения у Одеев я мог не только высоко прыгать и умело махать мечом, но и в какой-то момент при необходимости изрядно обострить зрение, правда, за счёт периферического. Но сейчас с боков мне никто угрожать не может.

Прицелился и смёл со стены кого-то, кто, кажется, мог при себе иметь лук или арбалет… Или не мог — какая разница? Так, теперь, кажется, нужно спустить вот этот крючок, зацепить, передвинуть вот эту штуковину и вертеть ручку… Может, проще было бы попробовать поставить тетиву руками. Кажется, это вполне реально, особенно если упереться ногами… Блин, эдак я полечу вниз, черепица-то скользкая, даже несмотря на прокаливший её жар солнца!

Ещё один выстрел. Уже менее меткий. Стыдно промахиваться, блин… И я, кажется, уже привлёк к себе нездоровое внимание. Впрочем, противника тоже нужно понять, ему-то за просто так помирать неохота. И я бы, заметив чужого стрелка в столь неудобном, как у меня, положении, приложил бы все усилия, чтоб поскорее снять его оттуда.

Ёлы-палы!

Я попытался вскарабкаться повыше, упёрся ногой и, едва не скатившись вниз без чужой помощи, рывком натянул тетиву. Чёрт, пальцам-то как больно! Теперь стрелу… Остальные болты, выскользнув из пальцев, градом простучали по крыше. Ладно, в любом случае больше одного выстрела у меня сейчас не получится.

Болт чиркнул по черепице и, отскочив, ушёл бы мне в ногу, если бы рефлекс не толкнул меня резко увернуться. Этот рывок оказался с одной стороны необходимостью, а с другой — ошибкой. Я потерял опору и соскользнул. Извернувшись, попытался схватиться хоть за что-нибудь, пропустил мимо себя ещё одну арбалетную стрелу, не успевшую меня догнать, и уже на самом краю осознал, что зацепиться катастрофически не успеваю.

Паника схватила за горло, но сочное: «Едрить твою…» проскочить успело. Рука бессильно цапнула воздух — и вдруг схватилась за что-то. Дальше тело сработало само. Меня рвануло, пальцы ослабли, но те, другие, вцепившиеся в руку повыше наручи, не дали слабины. Потом был удар по боку — я впечатался рёбрами в край седла (блин, жёстко-то как!), ноги мотнулись в воздухе. Но хватка и тут не ослабла. Офигеть ручищи у кого-то!

— Держись! — прохрипел надо мной чужой голос.

Два рывка, наверное, больше напоминающие конвульсию, но мне всё же удалось нашарить что-то такое, за что тут можно было ухватиться. Потом подтянуться… Господи, какая тяжёлая у меня кольчуга, а ещё оружие, наплечники, пояс с накладками… Если бы парень, поймавший меня в полёте, не помог, я бы, пожалуй, всё-таки сорвался. А ящер, нёсший меня и свой экипаж, набирал высоту, и теперь бы уже переломанными костями не обошлось.

— Как ты? — осведомился мой спаситель, оборачиваясь.

Я его узнал. Это был Абарех, то ли полу-, то ли четвертьдемон, служивший императору и не так давно предположительно выбранный новым властителем Рохшадера. Доспех у него выглядит просто, да и по всему остальному, не зная, не догадаешься, что это очень близкий государю человек. И лицо, выглядывающее из-под шлема, выглядит вполне человеческим.

28
{"b":"170790","o":1}