ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я пить хочу, — пожаловался Робин. — Хочешь содовой, Джеймс?

— Да, я сам возьму.

Мальчики шумно вышли на кухню.

— А ты не хочешь попить, Пег? — спросил дед, набивая трубку.

— Нет, не теперь — позже. А ты?

— В это время я обычно пью немного виски с содовой, — задумчиво произнес дед. — Но отложу это на полчаса — к тому времени, я надеюсь, инспектор Кроуп уже решит оставить нас в покое.

— Нет, дедушка.

— Что ты хочешь этим сказать, моя дорогая?

— Я только что слышала звонок у парадной двери.

Сноггл - i_043.png

Глава 10

СНОВА ИНСПЕКТОР КРОУП

Сноггл - i_044.png

Мальчики, допивая содовую, вернулись в комнату раньше деда.

— Это они, — мрачно объявил Робин. — Дед пытается их немного задержать, так что у нас есть чуток времени подготовиться.

— Да, послушаете, — начал Джеймс. — Пег, что бы там ни было, не смотри ты все время на этот шкаф. Это все погубит! Смотри куда-нибудь наверх или вниз, как будто Сноггл может быть на чердаке или в погребе. А ты, Робин, не будь нахалом.

— Такая жизнь хоть кого заставит быть нахалом.

— Ладно, на этот раз придержи это при себе. Ну давайте же расслабимся и отнесемся ко всему как ни в чем не бывало. Они идут.

Все трое вошли вместе с дедом. И опять они, казалось, заняли всю комнату, точно армия завоевателей. Пег изо всех сил старалась скрыть, что она их терпеть не может. Она заметила, что Джеймс смотрит поверх своего стакана с содовой надменно-безразлично, а Робин состроил самую невинную физиономию — дурной знак, потому что он означал, что скоро Робин начнет вести себя нагло.

Миссис Бинг-Бёрчелл, эта ужасная особа, сразу начала принюхиваться и кричать:

— Так и есть! Поглядите на эти окна! Опять закрыли! Бога ради, впустим хоть немного свежего воздуха! — И тут же распахнула настежь оба окна.

Инспектор Кроуп кивнул, выражая свое одобрение, и очень спокойно добавил с коварной улыбкой:

— Никогда не поверю, что эта семейка не любит свежий воздух. Заметьте, миссис Бинг-Бёрчелл, похоже, что им жарко. Правда, любопытно? Что же это они держат такие большие окна плотно закрытыми? Может, конечно, они боятся, что какая-нибудь тварь отсюда сбежит? — Он с хитрецой посмотрел на деда: — Знаете ли, профессор, иные из нас не такие уж простаки, как кажется на вид.

— Инспектор, — улыбаясь начал дедушка. Он выглядел заинтересованным, как будто ждал, что сейчас с ним заговорят о его любимых Питте Старшем или герцоге Ньюкасле. — Я не очень понимаю вас. Думаю, что и дети вас не понимают.

— Я не понял, — вставил Джеймс. И сделал вид, будто ему все безразлично.

— Да уж конечно. — Кроуп продолжал голосом кошки, поймавшей мышь: — Но я думаю, вы понимаете, что дважды два — четыре? Прекрасно! Так вот, разрешите мне вам кое-что сказать. Один из работников соседней фермы, — он указал влево, — кажется, ранил какое-то чудовище, но затем оно куда-то исчезло. А вот наш юный друг — Джеймс, да? — видеть это чудовище никак не мог. Он вообще не мог видеть кого-либо за окном, иначе мы бы тоже увидели, когда выбежали. Он выстрелил в пустоту. И все же он описал это чудовище именно таким, каким обрисовала его миссис Бинг-Бёрчелл. И он смог это сделать потому, что видел его здесь, в этой комнате. — Инспектор окинул взглядом каждого из них. — Эх вы и ваша старая собака!

— Все врут, как черти! — сердито пролаял майор Родпас.

— А я должна сказать, — выкрикнула миссис Бинг-Бёрчелл, — вы меня удивляете, профессор Хупер!

— И меня тоже, мадам, но я продолжу, если вы не возражаете. Знаете, профессор, я ведь понял, что вы тут мне всякого вранья с три короба нагородили, через десять минут после того, как ушел отсюда. Я не вернулся тотчас лишь потому, что мне пришлось собрать несколько рапортов и донесений и сообщить о них по телефону начальству.

Пег в это не поверила, и, когда она посмотрела на Робина, она поняла, что он тоже не поверил ни единому слову.

— Так вот, профессор, я не краснокожий индеец и не зулус, но я тоже умею идти по следу, когда его вижу. Эта тварь оставила за собой следы до самых этих французских окон, и ни единого признака на траве не указывает, чтобы она вышла из дому. Но это, конечно, было полчаса назад. Так что сейчас я еще раз гляну. Нет, миссис Бинг-Бёрчелл, майор Родпас, я буду вам признателен, если вы останетесь здесь и будете слушать и наблюдать во все глаза и уши.

Инспектор вышел из дому.

— Пожалуйста, сэр, — произнес Робин невинно-насмешливо, — можно мне посмотреть, как инспектор изучает следы?

— Нет, мальчик. Ты останешься здесь, — майор Родпас мог косить глазами, и сейчас он это проделал. — Не верю я вам, мальчишкам, ни на йоту. Да еще про какую-то собаку наболтали!

— Не говоря уже о том, что будто бы они не хотят дышать нормальным чистым воздухом, — подхватила миссис Бинг-Бёрчелл. Она пристально взглянула на Пег, которая едва удержалась от гримасы, потом еще пристальней на дедушку. — Вы в самом деле удивляете меня, профессор Хупер!

— Да, — покорно сказал дедушка, — вы уже об этом говорили. В моем-то возрасте я сам себе иной раз удивляюсь. А вы себе разве не удивляетесь?

— Конечно нет!

— И я тоже, — сказал майор Родпас. — Всегда был человеком, который знает, чего он хочет.

— Правда, сэр? — Робин прикинулся восьмилетним. — А я не знаю, чего я хочу.

— Большая разница между мною и мальчиком твоего возраста, большая разница, — майор повернулся к окну. — Ну, инспектор Кроуп, что там новенького?

— Никаких следов того, чтобы эта тварь выходила из дому, но имеются две колеи от тачки — и совсем свежие.

— Тачка — вот как? — пролаял майор с проницательным видом. И он даже полузакрыл глаза, чтобы казаться еще проницательнее. — Вы считаете, тут какая-то хитрость?

— Возможно. А возможно и нет, сэр. — Он по-кроуповски обозрел комнату. — Но глубокие следы от тачки заставляют думать, что сюда что-то привезли — и так и не вывезли. Не исключено, правда, что это новая попытка одурачить нас.

— Но, инспектор, — на этот раз говорил Джеймс, а не Робин, — разве мы не могли что-то вынести из дома, а потом запутать следы, покатив тачку назад?

— Если ты помолчишь и послушаешь меня, молодой человек, ты скоро убедишься, насколько я учитываю такое нелепое предположение. — Кроуп выждал с минуту, затем оживленно и с деловым видом продолжил: — Миссис Бинг-Бёрчелл, я буду вам весьма признателен, если вы перекроете доступ к парадной двери дома. Пожалуйста, понаблюдайте внимательно. Стрелять вам самой не понадобится, я буду поблизости.

— С удовольствием, инспектор, — пробасила миссис Бинг-Бёрчелл и вышла.

— А вы, майор Родпас, если не возражаете, можете посторожить на той стороне, встаньте так, чтобы видеть и дверь черного хода, и эти французские окна.

— Заблокировать здание, а? Вот это работа, инспектор! — И он вышел через французское окно.

Кроуп победоносно улыбнулся небольшой группе из четырех человек.

— Теперь-то вы понимаете, что всякое жульничество исключено?

— Пожалуйста, сэр, — Робин все еще прикидывался восьмилетним, — объясните, что такое жульничество?

— Это то, чем ты, парень, вовсю занимаешься. И не дерзите мне. Вы не в той ситуации, чтобы вести себя нагло. Я хочу, чтобы вы поняли — хватит всех дурачить. Мы делом занимаемся.

Пег не могла сдержаться:

— Но я не понимаю, инспектор Кроуп. Когда это война началась?

— Хватит, Пег, — предостерег дедушка.

— Нет, профессор, не хватит, — резко сказал ему Кроуп. — Они воображают, будто в игрушки играют, но это не так, и я могу привлечь вас к ответственности. Вы дали им притащить сюда эту опасную тварь и…

— Минуточку, инспектор, — дед вынул трубку изо рта и держал ее в руке. — Откуда вы знаете, что это существо опасно?

Кроуп был терпелив, точно учитель в классе для умственно отсталых детей:

20
{"b":"170798","o":1}