ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Раздели людей попарно и направь их в полусферы два, три и пять, – вымолвил Олесь. – Надо создать непреодолимый рубеж обороны. Если противник прорвется в жилой сектор нам конец.

– Но у меня нет столько солдат, – удивленно сказал сержант.

– Пусть организуют заслон из отступающих групп, – резко произнес землянин. – Кто не подчинится, расстреляю лично. С офицеров особый спрос.

Подобной жесткости от ученого командир отделения не ожидал. Он изумленно смотрел на Храброва, не решаясь отдавать соответствующие распоряжения. Наконец, аланец пришел в себя и осторожно поинтересовался:

– А как же вы? Я ведь отвечаю за вашу безопасность.

– Я пойду в первый купол, навстречу Грондоулу и Клерон, – проговорил русич. – Там больше всего проблем. Думаю, главные силы врага ударят именно с этого направления. Люблю быть в гуще событий…

Иронию Олеся сержант вряд ли понял, но приказ выполнил. Через несколько секунд десантники исчезли в подземных коридорах колонии. С Храбровым остались лишь Маквил и еще один солдат. Взглянув на русича, командир отделения упрямо сказал:

– Мы с Гленом будем вас сопровождать.

– Хорошо, – усмехнулся Олесь, надевая шлем. – Надо спешить.

Они бежали на пределе своих возможностей. И хотя длинный бронежилет больно бил по бедрам, Храбров темпа не снижал. Малейшая задержка и противник их опередит. Неожиданно во всех помещениях вспыхнул яркий свет. Видимо неприятель посчитал, что операция по уничтожению аланцев вступила в завершающую фазу.

Преодолев длинный тоннель, группа вновь оказалась в первой полусфере. Последний рывок и десантники достигли цели.

Здесь пока было тихо. Из наушников непрерывно доносились отрывистые неразборчивые крики. Возле центрального перекрестка русич замедлил шаг и, слегка стукнув солдата по шлему, произнес:

– Эй, боец, отправляйся назад. В ста метрах отсюда есть левый поворот. Дорога ведет к резервуарам с водой. Закрой этот коридор. И не вздумай умереть!

Разведчик посмотрел на сержанта. Стоило Маквилу кивнуть головой, как он тут же сорвался с места. Тревожно вглядываясь в пустоту тоннеля, Олесь снял карабин с предохранителя и прислонился к стене. Сколько прошло времени? Секунда? Десять? Двадцать? Ожидание показалось землянину вечностью. А вдруг отряду Дана не удастся оторваться от врага? Втроем им купол не удержать.

В коридоре раздался непонятный шум. Храбров поднял оружие, прицелился, положил палец на спусковой крючок. В предчувствии отчаянной схватки сердце в груди бешено колотилось, а правая рука нервно подрагивала. Давно русич не бывал в таких переделках. Но вспомнить былые навыки труда не составило. Главное, дышать ровно и спокойно.

Впереди послышались отборные ругательства. Олесь тотчас опустил карабин. Из-за поворота выбежали два десантника. Аланцы с опаской озирались по сторонам и держали оружие наготове. Выскочив в проем, сержант громко воскликнул:

– Свои!

Разведчики сразу остановились. Через мгновение в тоннеле появилась группа солдат, несущая раненых. Вместе с ними двигался и Грондоул. Молодой лейтенант отдавал какие-то распоряжения и постоянно оглядывался. Над головами бойцов пронесся луч лазера и, обжигая покрытие, разбился о стену. Противник висел у отступающих десантников на плечах.

Через полминуты отряд, наконец, достиг жилой зоны. Храбров насчитал восемь человек, двое из которых идти самостоятельно не могли. Значит, группа в столкновении с врагом потеряла почти половину бойцов. Это много, очень много…

Между тем, в коридоре показались странные отвратительные твари. На секунду русич замешкался, но вышедшие из окружения солдаты встретили противника ураганным огнем. Раздался неприятный скрипящий визг.

– Получили, сволочи! – закричал один из аланцев. – Это вам за Ласта. Только суньтесь сюда, гады…

Десантник продолжал стрелять, хотя в проходе уже давно никого не было. Неприятель ретировался, понимая, что наскоком в полусферу не прорваться. Действия солдата напоминали психоз, и парня пришлось успокаивать. Возле стены дома в разорванной куртке сидел Дан. Устало и подавленно ученый склонил голову к груди. Рядом лежал карабин.

– Я вижу, и вы, господин Грондоул, взялись за оружие, – вымолвил Олесь. – Зря не хотели меня слушать.

– Будь ты проклят, Лендон, – беззлобно выдавил аланец. – Все твои предсказания…

– Констатация фактов, – поправил землянин.

– От этого ничуть не легче, – произнес Дан. – Мы вырвались просто чудом. Завод соединен с реактором и складами. Именно там мерзавцы и прятались. Заблокированные двери открылись, и десятки тварей ринулись в атаку. А у нас, как на зло, отделение разбросано по всему куполу. Я даже не сумел толком рассмотреть нападавших. Сплошной шквал огня… Десантнику, стоявшему рядом со мной, пробило шлем насквозь. Пришлось обратиться в бегство.

– Не самое худшее решение, – попытался успокоить Грондоула Храбров.

– Хорошо хоть лейтенант разобрал в треске твой вопль, – не обращая внимания на реплику собеседника, продолжил ученый. – Атоведь я намеревался сунуться в сторону сада.

– Группу чуть не отрезали в районе столовой, – вставил офицер. – Слишком большое помещение. Мы потеряли там двоих.

Дан пребывал в шоковом состоянии и вести диалог с ним дальше не имело смысла. А время поджимало. Враг передышек не даст. Русич повернулся к аланцам и проговорил:

– Лейтенант, немедленно отправьте трех солдат к тоннелю, ведущему к резервуарам с водой. Сейчас там всего один человек и, я боюсь, он долго не продержится.

– Мне надо эвакуировать раненых в безопасное место, – возразил десантник.

– Проклятье! – сорвался Олесь. – Ну почему каждый болван пытается спорить? Безопасных мест здесь нет. Выполняйте приказ или я вас пристрелю!

Резкий тон землянина не оставлял сомнений в том, что угроза реальна. В боевых условиях законы жесткие. Офицер дрогнул, послушно козырнул и сам вместе с двумя солдатами устремился на помощь Глену. К сожалению, проблем еще было немало.

– Маквил, за мной! – выкрикнул Храбров. – Нужно проверить одно важное направление…

– Со стороны зала голографа? – уточнил сержант.

– Догадлив, – усмехнулся русич. – Я надеюсь, туда отступила группа из сада.

– Они там, – не колеблясь ни секунды, произнес аланец.

– Откуда такая уверенность? – удивился Олесь.

– Во-первых, потому что мы до сих пор не получили удар в спину, – вымолвил десантник. – А, во-вторых, этим отделением командует сержант Планк.

– То есть? – не понял землянин.

– Увидите сами, господин Лендон, – проговорил разведчик.

Два человека быстро побежали по улице. Примерно через тридцать секунд Храбров и Маквил оказались в новом квартале. Уже издали русич заметил многочисленную группу солдат. Часть аланцев несла дежурство возле тоннеля, а остальные вытаскивали из блоков тяжелую мебель. Посреди дороги стоял крепкий широкоплечий мужчина и громко ругался. Его брань разносилась едва ли не на всю полусферу.

– Илан в своем репертуаре, – рассмеялся десантник. Лишь подойдя ближе, Олесь сумел разглядеть Планка.

Аланец был немолод, на вид лет сорок-сорок пять. Невысокий рост компенсировался мощным телосложением и довольно «колоритной» лексикой. У подчиненных даже мысли не возникало затеять спор с командиром. Гнева сержанта боялись больше, чем неприятеля.

Именно на таких людях и держится настоящая армия. Для солдат Планк являлся учителем, наставником, а порой и отцом. Строг, но справедлив. Илан драл три шкуры с десантников, однако за любого из них мог кому угодно перегрызть горло. Увидев землянина, сержант выступил вперед и четко доложил:

– Третье отделение второго взвода второй роты строит заграждение и готовится к круговой обороне.

– Отставить, – произнес Храбров. – Есть дела куда поважнее. Сколько человек вы потеряли во время боя?

– Благодаря вам, господин Лендон, ни одного, – отрапортовал Планк.

– Обойдемся без лести, – бесстрастно сказал русич. – Это ваша заслуга.

9
{"b":"1708","o":1}