ЛитМир - Электронная Библиотека

Грэхам МакНил. ФУЛГРИМ. ЕРЕСЬ ХОРУСА - 5

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВОИНГлава Первая

Глава Вторая

Глава Третья

Глава Четвертая

Глава Пятая

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ФЕНИКС И ГОРГОНАГлава Шестая

Глава Седьмая

Глава Восьмая

Глава Девятая

Глава Десятая

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КАРТИНЫ ПРЕДАТЕЛЬСТВАГлава Одиннадцатая

Глава Двенадцатая

Глава Тринадцатая

Глава Четырнадцатая

Глава Пятнадцатая

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПОРОГГлава Шестнадцатая

Глава Семнадцатая

Глава Восемнадцатая

Глава Девятнадцатая

Глава Двадцатая

ЧАСТЬ ПЯТАЯГлава Двадцать Первая

Глава Двадцать Вторая

Глава Двадцать Третья

Глава Двадцать Четвертая

Глава Двадцать Пятая

*

Грэхам МакНил. ФУЛГРИМ. ЕРЕСЬ ХОРУСА - 5

То была легендарная эпоха.

Могучие герои сражались за право человечества владеть Галактикой.

Бесчисленные армии Императора Земли завоевывали планету за планетой в Великом Священном Походе. Мириады чужеродных рас уничтожались и сметались с лица истории сильнейшими воинами Его. Заря новой эры непревзойденного величия людей была близка как никогда.

Блистающие золотом мраморные цитадели отмечали победы Императора, памятники и триумфальные арки воздвигались на миллионах миров, говоря о невероятных свершениях его последователей.

Первыми и главными среди них были Примархи, сверхлюди, ведущие Имперские армии от победы к победе. Неудержимые и полные могучих сил, они были вершиной генных экспериментов своего отца-Императора. За ними шли многотысячные Легионы Космодесантников, сильнейших солдат в Галактике, способных одолеть в бою сотню обычных людей.

Вождем Примархов был Хорус, прозванный Славным, Сияющей Звездой, любимец Императора, бывший ему почти что сыном. Он стал Воителем, главнокомандующим всех его армий, наместником на тысячах планет, покорителем Галактики. Он был Воином без страха и упрека, одаренным к тому же разумом дипломата.

И, когда пламя гражданской войны охватило Империум Людей, все его защитники оказались пред лицом чудовищной угрозы.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Легион Детей Императора

ФУЛГРИМ Примарх

ЭЙДОЛОН Лорд-Коммандер

ВЕСПАСИАН Лорд-Коммандер

ЮЛИЙ КАЭСОРОН Капитан 1-ой Роты

СОЛОМОН ДЕМЕТЕР Капитан 2-ой Роты

MАРИЙ ВАЙРОСЕАН Капитан 3-ей Роты

САУЛ ТАРВИЦ Капитан 10-ой Роты

ЛЮЦИЙ Капитан 13-ой Роты

ЧАРМОСИАН Капеллан 18-ой Роты

ГАЮС КАФЕН Заместитель Соломона Деметера, 2-я Рота

ЛИКАОН Оруженосец Юлия Каэсорона, 1-я Рота

ФАБИЙ Aпотекарий Легиона

Легион Железных Рук

ФЕРРУС МАНУС Примарх

ГАБРИЭЛЬ САНТОР Капитан 1-ой Роты

КАПТАЙ БАЛЬХААН Капитан Железных Бойцов

Примархи

ХОРУС Воитель, Примарх Легиона Сыновей Хоруса

ВУЛКАН Примарх Легиона Саламандр

КОРАКС Примарх Гвардии Ворона

АНГРОН Примарх Пожирателей Миров

MОРТАРИОН Примарх Гвардии Смерти

Прочие Космодесантники

ЭРЕБ Первый Капеллан Легиона Несущих Слово

ОСТАЛЬНЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Имперская Армия

ЛОРД-КОММАНДЕР ТАДДЕУС ФАЙЛЬ

Гражданские лица

СЕРЕНА Д’АНГЕЛУС Фотограф и художник

БЕКВА КИНЬСКА Певица и композитор

OСТИАН ДЕЛАФУР Скульптор

КОРАЛИН AСЕНЕКА Актриса

ЛЕОПОЛЬД КАДМУС Поэт

ОРМОНД БРАКСТОН Посланник Администратума Терры

ЭВАНДЕР TOБИАС Aрхивариус «Гордости Императора»

Ксеносы

ЭЛЬДРАД УЛЬТРАН Провидец мира Ультве

ХИРАЭН ГОЛЬДХЕЛЬМ Воевода мира Ультве

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВОИН

«Испытания приводят нас к триумфам, через страдания мы достигаем счастья, ибо истинное наслаждение скрывается в учебе, тренировке, совершенствовании себя… Конечно, ничто не может обойтись без ошибок, совершенных по невежеству, глупости или злому умыслу, но мы должны пройти сквозь тьму, чтобы достичь Света!»

Примарх Фулгрим, «Достижение совершенства».

«Совершенство возникает не в тот момент, когда последний фрагмент добавлен. Оно появляется в тот миг, когда последний фрагмент отброшен!»

Остиан Делафур, «Каменный Человек»

«Истинный рай — тот, что недостижим для нас…»

— Пандорас Женг, философ, советник аутарха 9-го Индонезийского Блока.

Глава Первая

Выступление/Поживем-увидим/Лаэране

«ОПАСНОСТЬ ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА ИЗ НАС, — сказал как-то Остиан Делафур в одном из тех редких случаев, когда удавалось вытянуть из него пару слов о его даре — появляется не тогда, когда наши цели велики и недостижимыми, нет. Она возникает, когда цели низки и мы достигаем их». Промолвив это, великий скульптор скромно улыбнулся и спрятался за чьей-то спиной, явно стесняясь пристального внимания к себе и изливаемых со всех сторон потоков лести.

Только здесь, в своей невероятно захламленной студии, заваленной молотками, долотами и терками, которые в его гениальных руках творили чудеса с обломками мрамора, Остиан чувствовал себя уверенно.

Он соскочил со стоящего в центре комнаты каменного блока и провел рукой по своему лбу и коротким вьющимся волосам, в черноте которых хорошо были видны мраморные крошки.

Мраморная колонна примерно четырех метров высотой, ещё не тронутая долотом, возвышалась рядом со скульптором. Остиан обошел её по кругу, поглаживая своими серебристыми руками гладкую поверхность, ощущая текстуру камня и прикидывая место первого касания инструментами.

Сервиторы притащили колонну из трюма «Гордости Императора» ещё с неделю назад, но Делафур до сих пор не закончил осмотр — ведь тот шедевр, что должен возникнуть из камня под его рукой, был слишком важен.

Да и сам мрамор был непрост — его доставили на борт флагмана флота Детей Императора из тех же карьеров на Анатолийском полуострове, откуда брался камень для постройки Императорского Дворца. Этот блок был добыт на крутых ледяных склонах горы Арарат, единственного места в мире, где обретался столь чистый и белоснежный мрамор. Ценность его была настолько велика, что только лишь всё влияние Примарха Фулгрима обеспечило доставку камня в 28-ю Экспедицию.

Остиан, конечно, слышал, что окружающие зовут его «гением», но сам он всегда чувствовал, что всего-навсего помогает выйти на свет красоте, изначально живущей в глубинах мрамора. Его навыки (которые сам Делафур никогда не считал гениальными) позволяли скульптору видеть итог своей работы во всей красе ещё до первого удара по камню — ведь нетронутый мрамор содержал в себе всё, что мог вообразить себе художник.

Что до самого Остиана, то он был невысок, его тонкое лицо всегда оставалось серьезным, а длинные пальцы рук мерцали серебристым, схожим с ртутью металлом. Всякий раз, когда Делафур касался камня, металл начинал волноваться, словно бы оживая и неся в разум скульптора информацию о мельчайших прожилках в толще мрамора. Одевался Остиан, как правило, в длинную белую блузу поверх короткой черной рубашки и шорт сливочного цвета, причем эта строгая и аккуратная черно-белая гамма особенно четко выделялась на фоне невероятного бардака, царившего в его студии почти все время.

«Ну вот, я готов» — прошептал скульптор.

«Надеюсь, да — сказал женский голос за его спиной. Беква просто взбесится, если мы опоздаем на её выступление, ты же знаешь».

Остиан улыбнулся и ответил: «Да нет, Серена, я имел в виду, что готов начать работу».

Он сбросил завязки, удерживающие блузу и стянул её через голову. Впрочем, получилось у скульптора не сразу, так что он не видел Серену д’Ангелус, ворвавшуюся в его студию подобно разъяренной владычице из спектаклей Коралины Асенеки.

Когда Остиан наконец одолел блузу, художница смотрела на разбросанные по комнате инструменты, стремянки и подставки с неодобрением, если не с отвращением. Делафур знал, что её собственная студия была настолько же опрятна и уютна, как захламлена его собственная: лежавшие вдоль одной стены краски были аккуратно уложены по тонам, а кисти и ножи для чистки палитр, сложенные напротив, выглядели такими же новенькими, как и в день покупки.

1
{"b":"170829","o":1}