ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если ты думаешь, что я недовольна тем, что ты остался тут, ты ошибаешься, — сказала она. — Напротив, я очень рада этому. Я очень даже хочу жить.

— Правда? — Улыбка снова заиграла на лице Клифа, а брови слегка приподнялись. — Что ж, приятно слышать. Иди спать, конечно. Тебе предстоит еще немало нелегких дней.

— Ты уверен, что сможешь все найти?

— Да, да, конечно. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Шерон поднялась к себе в комнату, закрыла дверь и рухнула в постель. Она лежала на спине, сжав пальцами одеяло, чувствуя, что сердце ее колотится как бешеное. Подумай о чем-нибудь постороннем! — говорила она себе. Или о ком-нибудь. Подумай о новой игрушке, о новом персонаже, о новой песенке, подумай о Филе… Подумай о Кэлебе, в конце концов.

Однако ничто не могло отвлечь Шерон от мыслей о человеке, что остался внизу. Ну почему он не оказался дряхлым старым вдовцом?

Хотя Клиф Стэнли как раз был вдовцом. Его жена умерла несколько лет тому назад. Интересно, какой была эта женщина, которую он любил, которая ерошила его светлые волосы, гладила его мускулистую грудь, просыпалась в объятиях его загорелых сильных рук?..

Шерон слабо застонала и повернулась, зарывшись лицом в подушку. Да спи же ты! Однако еще долго сон не приходил к ней. Она слышала, как Клиф поднялся по лестнице, направился в ванную — Шерон слышала, как льется вода, — потом опять раздались его шаги по коридору, и наступила тишина. И только после этого она заснула. Резкий шум с улицы разбудил ее.

Глава седьмая

Шерон тотчас вскочила на ноги. Она торопливо включила лампу у изголовья кровати и бросилась в коридор.

— Клиффорд!

Он тоже был уже на ногах, Шерон разглядела его фигуру в дверном проеме. Он успел натянуть брюки, но грудь его была обнажена и поблескивала бронзовым отливом в свете лампы. Волосы его были взъерошены, а лицо выражало недовольство.

Однако Шерон не обращала внимания на эти детали. Она что есть мочи подбежала к нему и бросилась прямо в его объятия, пролепетав дрожащими губами:

— Там внизу… выстрелы! Ты слышал?

Клиф раздраженно вздохнул.

— Шерон, это просто машина. — Он взял ее за руку и подвел к окну гостевой комнаты. Со второго этажа открывался вид на всю улицу. Далеко внизу посреди пустынной дороги соседский парень и его дружки возились со старинным «чеви». Шерон издала глубокий вздох облегчения.

Только теперь она обратила внимание на самого Клифа, который молча стоял возле нее, обнимая за талию. Она видела совсем рядом волосы на его груди, почти совсем белые, ярко контрастирующие с бронзовым загаром кожи.

— Я… — пролепетала Шерон, но Клиф неожиданно пригрозил ей пальцем. Он был явно недоволен.

— Но представим, это действительно были выстрелы. Шерон, ни в коем случае нельзя включать свет!

— Но было темно…

— Вот именно. В темноте тебя никто не увидит и не сможет прицелиться. Неужели непонятно?

— Извини. Я никогда не была в армии.

— Это обычный здравый смысл, — отрезал Клиф. — И еще ни в коем случае нельзя кричать. Нужно вести себя как можно тише.

Шерон шумно вздохнула, почувствовав, как его руки обняли ее за плечи и притянули ближе. Ничто, кроме тонкой ткани ночной рубашки, не разделяло теперь ее горящего, как в лихорадке, тела от его обнаженного торса. Золотисто-карие глаза его впились в нее.

— Черт возьми, Шерон! — добавил Клиф резко. — Не надо делать из меня тупого солдафона. Ситуация сложилась так, что тебе, возможно, грозит опасность. Поэтому старайся думать, прежде чем сделать что-либо, ладно?

Шерон как зачарованная следила за тем, как двигаются его губы, и только спустя какое-то время до нее дошел смысл сказанных им слов.

— Шерон! — Клиф слегка потряс ее.

Она кивнула.

— Ясно. Свет не включать. Голос не поднимать. — Она вся дрожала. Она не могла понять, что пугает ее больше — перспектива уйти обратно в свою комнату или же наоборот — остаться.

— Молодец, — мягко проговорил Клиф, отпустив наконец ее плечи. — Тебе страшно?

— Нет, — ответила Шерон. — То есть да. Я не знаю. — Она отступила на шаг. — Спокойной ночи еще раз.

Она заставила себя пройти весь путь до своей спальни, не оборачиваясь, хотя хорошо знала, что он смотрит на нее, стоя в проеме двери в гостевую комнату. Она вошла в спальню и собралась было закрыть за собой дверь, но потом оставила ее незапертой. Так, по крайней мере, она сможет в случае чего докричаться до своего ангела-хранителя.

Она заставила себя лечь. Снова сердце ее бешено колотилось. Но Клиф был теперь всего в нескольких метрах от нее. Он не допустит, чтобы с ней что-нибудь случилось. По крайней мере насчет этого она была спокойна.

Она едва знала его. Тем не менее Шерон казалось, будто она знает Клиффорда Стэнли уже тысячу лет.

О Господи! Шерон испытывала чудовищное искушение подняться и пересечь холл, чтобы попасть в его комнату. Он понял бы. Клиф сердился, когда Шерон делала что-нибудь рискованное, но он понял бы, что она просто не может оставаться здесь. Возможно, он даже спит. Это было бы лучше всего. Тогда она могла бы взять свою подушку и устроиться где-нибудь на кресле в его комнате и немного поспать таким образом.

Но Шерон прекрасно знала, что вовсе не перспектива провести ночь в кресле манила ее в его комнату. И она опасалась, что стоит ей пересечь холл, как ей захочется намного большего, чем простой безопасности.

Кэлеб! В отчаянии она ухватилась за его образ, пытаясь призвать на помощь остатки разума, но это не помогло ей. Воспоминания о прошлой любви стали постепенно угасать в ее душе. Нет, она вовсе не предала своего бывшего возлюбленного. Но Фил был прав. Ей нужно было что-то помимо парка. Что-то помимо грез. Она никогда не воспринимала эти слова всерьез. Никогда — до сегодняшнего дня.

Пора бы уже и прекратиться этому сумасшедшему сердцебиению. Страх постепенно улетучивался. Звук выстрела растаял в ночном воздухе. Однако сердце не успокаивалось, оно билось с прежней быстротой. Никогда еще, подумала Шерон, она не чувствовала такого… Желания?

Да, желания. Больше всего на свете она хотела сейчас Клифа…

Черт бы подрал тех парней в машине! Он уже засыпал. Почти…

Хорошо, пусть не так. Все равно он мог рассчитывать, что сон вот-вот придет, если бы не выхлопы в той машине и не перепуганная Шерон, которая принеслась как угорелая в его объятия. Если бы он не дотрагивался до нее…

Теперь же Клиф лежал, уставившись в потолок, разглядывая мутный отблеск на штукатурке. Хотя нет, помимо этого отблеска из окна видел и кое-что другое, словно белый потолок был экраном, а тусклый свет из окна — лучом прожектора.

До сих пор Клиф не переставал удивляться, до чего женственной, красивой и соблазнительной была сестра Фила. Клиф представлял ее себе в том сером деловом костюме, что был на ней на совещании. Затем в красном бутафорском платье сегодня в ресторане. Но эти образы меркли перед образом полуобнаженной Шерон в костюмерной. Все прелести ее безупречной фигуры были практически открыты глазу: чудесные длинные ноги, стройные бедра, тонкая талия, почти такая же, как у Скарлетт О'Хара, а груди…

Клиф застонал и изо всех сил попытался отогнать от себя это волшебное видение. У него было немало женщин, но они не много значили в его жизни, с тех пор как он потерял Сильвию.

Клиф снова открыл глаза. Ему не хотелось погружаться в воспоминания. Лучше снова сконцентрироваться на той женщине, что спала в соседней комнате, лучше думать о ее грудях. Простите, мисс Вулф, но ваш образ просто сводит меня с ума!

Клиф стиснул зубы. Это же сестра Фила. И ей, как и брату, тридцать три года.

Однако к черту Фила! Ему нет места в этих фантазиях.

Тем не менее Фил, как ни крути, все равно приходил на ум. Клиф постарался вспомнить все, что Фил рассказывал ему о своей сестре. Черт, почему он никогда раньше не проявлял любопытства в отношении ее?

Ну как же, ведь в его жизни была Сильвия?

13
{"b":"170831","o":1}