ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай Борисович! Неужели Вы не видите, что в кол­лективе сложилась группа склочников, которые подры­вают Ваш авторитет? Они давно мечтают Вас сожрать, но боятся и потому решили перепоручить это дело ни­чего не подозревающим покупателям. Под видом съе­добных и внешне привлекательных изделий они в от­крытую разместили на нашей выставке целый набор злобных карикатур и наветов на Вас.

Это и винегрет, намекающий на то, что якобы тво­рится у Вас в голове. И заливной язык, намекающий на то, что Вы будто бы любите заливать, когда за­льете. И пирог с повидлом, декорированный решеткой, намекающий сами понимаете на что. Это и торт, выпол­ненный в виде замшелого, обросшего мхом лесного пня. И еще один торт, казалось бы стандартный, с надписью «С днем рождения», но разрезанный пополам таким образом, что на левом куске осталось: «С днем рож»!

И надо сказать, этих «рож» на выставке предоста­точно. Поросенку с кашей придана дополнительная узна­ваемость обложением его горчицей, перцем, хреном и другими крепкими выражениями, которыми Вы якобы обкладываете нас. У фаршированной щуки для усиления похожести разведены челюсти. Жареному гусю придан в точности тот взгляд, какой бывает у Вас, когда Вы задумываетесь.

На всей выставке есть только одно изделие, противо­стоящее клеветникам: торт кондитера Верьневеровой, ко­пирующий Вашу чудесную дачку-теремок и разбитый возле нее розарий.

Будьте же объективны, Николай Борисович, при определении первого места!

Не подписываюсь, так как лично мне от Вас не надо ничего».

КУДА ИХ ДЕВАТЬ!

Всем бюрократам велено перестраиваться. Давно пора! Но — не все смогут. Есть закоренелые. Этих — гнать. А дальше? Куда же их девать, если у них един­ственная настоящая профессия — бюрократ?

Давайте подумаем. Что бюрократ делает? Тормозит, тянет, не дает ходу, выдумывает ненужные бумаги. Мо­жет это где-нибудь принести пользу? Полагаю — да. Вот только три примера.

1. Борьба с несунами. Почему она до сих пор ве­дется с переменным успехом? Потому что инициатива несуна мало чем скована. А если поручим организацию этого дела матерому бюрократу? Тут же появится на свет божий инструкция из семисот семидесяти семи пунктов, и в каждом из них черт ногу сломит:

«...Количество дыр в заборе, окружающем предприя­тие, не должно превышать числа цехов и отделов при односменной работе последнего; при двух- и трехсмен­ной работе допускается кратное увеличение дыр либо пропорциональное их расширение в пределах габаритов наиболее часто выносимой продукции.

...При отсутствии дыр места переброски продукции че­рез забор должны с наружной стороны иметь огражде­ние с целью предотвращения нанесения травм прохожим.

...Женщинам запрещается вынос, превышающий пре­дельные веса, указанные в правилах переноски тяжестей, см. КЗОТ.

...Запрещается выносить огнеопасные материалы (ла­ки, краски и т. п.) без сопровождающего с противо­пожарным оборудованием.

...Выносимые детали, инструменты, агрегаты должны быть тщательно закреплены на теле выносящего, для гарантии чего каждый выносящий должен иметь удосто­верение стропаля не ниже третьего разряда. Не до­пускается звяканье, бряканье и пробулькиванье при проходе через вертушку.

...Вынос пищевых продуктов допускается только при наличии справки из лаборатории, подтверждающей соот­ветствие продукции ГОСТу.

Примечание. Выносящие шоколад, конфеты и т. п. должны дополнительно предъявлять справку из стоматоло­гической поликлиники об отсутствии у них кариеса зубов.

И так далее и тому подобное.

Многое может вынести наш несун, но, ознакомившись с подобной инструкцией схватится за голову и честно скажет: «Это — невыносимо! Я — пас».

2.   Пример из другой области. Поставим бюрократов на борьбу за крепкую семью, против разводов. Пришли муж с женой разводиться, а им: представить коэффициент ругаемости поквартальный, процент приноса зарплаты в дом, таблицы зависимости успеваемости ребенка в шко­ле от степени накаляемости атмосферы в семье. На слу­чай предстоящего дележа имущества на каждую табу­ретку выложить данные: где, кем и когда приобретена, кем, сколько и в каких условиях эксплуатировалась...

Поглядят супруги на этот ворох бланков да и подумают: этак, пока разведешься, помрешь. Уж лучше и дальше вместе жить. Глядишь, одной крепкой семьей больше!

3.  Самых блестящих результатов добьемся, конечно, в борьбе с выпивками. Сейчас как? Пришли вы, поку­патель, в магазин, отбили у кассирши чек, протянули его продавцу — получили бутылку. А если на место кас­сирши посадить опытного бюрократа?

Пришли вы в магазин, а вам: принесите справки. От жены и соседей — что они не возражают. С рабо­ты — что там согласны с вашим завтрашним приходом с похмелья. И разумеется, из всех общественных орга­низаций — что членские взносы у вас уплачены...

ГДЕ?

Где, где могут встретиться эти двое?

Трудно представить себе более противоположных людей.

Один — дипломированный специалист. Другой — по­луграмотный тип.

Один — инженер-проектировщик. Другой — заправ­щик на бензоколонке.

Один знает все, что написано в книгах, другой — все остальное.

Одного пять лет учили, как зарабатывать сто три­дцать в месяц, другому десять минут объясняли, как за год набрать на «Волгу».

Где, где они могут встретиться?

Инженер никогда не бывает в сауне, в которой бы­вает заправщик. Заправщик никогда не обедает в сто­ловой, в которой обедает инженер. Инженер никогда не входит в магазины через ту дверь, через которую входит заправщик. И наоборот.

Где же?

И тем не менее они встречаются. Более того, то­ропятся на эту встречу, боясь опоздать.

Один едет в собственной «Волге». Другой — в об­щественном транспорте. Один одет во все импортное. Другой — во все наше. Если сложить все, что надето на инженере, как раз наберется на рукав от пиджака заправщика. Если подсчитать вред, который наносит заправщик народному хозяйству за одну смену своей работы, как раз получится польза, которую принесет инженер за весь свой стаж, вплоть до пенсии.

Один номинально рабочий, фактически — эксплуата­тор трудового народа, и в том числе всех честных зап­равщиков. Другой номинально интеллигент, фактиче­ски — пролетарий умственного труда. Какое чувство яви­лось бы самым естественным для того и другого при их встрече? Несовместимость?

Но они, притиснутые один к другому на длинной- длинной скамье, среди тысяч столь же тесно сомкнув­ших плечо к плечу, встречаются истинно по-братски. Они прикуривают от одного огня, они оживленно бесе­дуют, а через несколько минут вскакивают в едином порыве, обнимаются и долго и радостно кричат. Потому что забил «Спартак», а они оба болеют за «Спартак». О великое братство футбольных болельщиков! Твои за­коны выше социального сознания. О спорт, ты мир!

ДОРОГИЕ ДЕТИ

— Инспектор, в чем ты меня подозреваешь? Говори прямо, я пойму. Ни в чем? Тогда зачем декларация? В связи с покупкой на сумму свыше десяти тысяч руб­лей? Игрушка ребенку — это покупка?! На, возьми де­сять тысяч — своему купишь, а от меня отстань. Какая взятка?! Шутка! Хорошо, декларация так декларация. Пиши: «Источник доходов...» Почему не пишешь? Моей рукой должно быть заполнено? Зачем формальности, я тебе доверяю. Пиши. Пиши, сам не могу — неграмот­ный. Некогда было учиться. Всю жизнь работал: мага­зином заведовал, базой управлял, институтом руководил, всюду людей учил — самому когда было учиться? Же­ниться начал рано, закончил — поздно. Детей много, я один. Ты говоришь — доходы. Какие доходы, когда одни расходы?

Старшему сыну, помню, школьный аттестат купил — ему мало. Вузовский диплом купил — мало. Купил ему кандидата наук диплом — не стало авторитета в семье: я кандидат и сын кандидат. Хорошо, покупаю себе док­тора наук диплом. А сын говорит: «Папа, тоже хочу доктором. Возраст». Покупаю ему тоже доктора, себе что покупать? Академика? А ты говоришь — доходы.

67
{"b":"170833","o":1}