ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

― Как же теперь попасть к стенам крепости? ― спрашивала Зарина. ― Мне теперь уж никак нельзя показываться на глаза охранникам: я могу там встретить слуг царедворца. Не поможешь ли ты нам, Ишпакай?

― Я думаю об этом, но как это сделать? Не знаю, как обмануть охранников. На мне одежда перса-простолюдина. Что же мне сказать? Зачем я приду к ним?

― Когда мы проезжали по городу, ― вспомнила Зарина,― у дороги стоял человек с сумой и говорил всем прохожим, что он странствующий лекарь и берется вылечить от любой болезни. К нему обратился хромой человек, и лекарь, раскрыв свою суму, стал вытаскивать оттуда пучки трав. Я видела, как больной подал ему серебряную монетку.

― Ты ловко придумала, Зарина. Я пойду туда бродячим лекарем и постараюсь завязать знакомство с охранниками, сидящими у ворот крепости. Собери-ка мне травы и настойки, которые тебе дала твоя матушка, провожая в дальний путь. И вы, подруги, ― обратился он к девушкам, ― поищите у себя.

Тотчас же стали собирать для Ишпакая настойки и целебные травы, взятые из дому на случай беды. У кого-то нашелся амулет из перьев и ножек совы. Зарина дала несколько кожаных ремешков. Ими пользовались для лечения больных рук и ног. При сильной боли ремешком затягивали запястья руки, и через несколько дней боль утихала.

― А знаешь ли ты, как поступить, если больной спросит тебя о своем недуге? ― забеспокоилась Зарина.

― Он знает, что сказать,― отвечала за мужа Спаретра.― Он сам лечил меня.

― Если жалуется на боль в животе, ― вспомнила молоденькая девушка, ― то вели обвязать живот желудком только что убитой овцы. Так меня лечила бабка.

― А на опухоль надо положить кусок войлока, смазанный овечьим пометом, ― наставляла Ишпакая Спаретра.

Ишпакай старался запомнить все эти советы. К тому же он многое знал из обычаев персов, так как в неволе и его не раз лечили всякими снадобьями, сделанными по указанию знахарей.

Небольшой войлочный мешок был вскоре наполнен всякими целебными травами и настойками, и под общее благословение Ишпакай отправился к стенам крепости. Зыло условлено, что он не вернется до тех пор, пока обо всем не разузнает.

С нетерпением ждали Ишпакая в пещерах. Спаретра беспокоилась о том, как бы в нем не узнали беглого сака. Зарина боялась, как бы ему не пришлось столкнуться с тяжелобольным, которого он не сумеет исцелить. Ведь такой больной может умереть, и тогда Ишпакая убьют, скажут, что он колдун, что в нем сидит злой дух.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как Ишпакай ушел, а вестей все не было. Спаретра рвалась туда, что-бы узнать, почему не возвращается Ишпакай, но Зарина не пускала ее.

― Погибнешь там от руки охранника. И мы погибнем без тебя и без Ишпакая. Мы уже близки к цели, так наберемся терпения. Подождем. ― Она понимала, что теперь многое зависит от того, насколько разумно они будут себя вести.

― Ну, может быть, пойдет кто-либо из табунщиков?― предлагала Спаретра. ― Должны же мы узнать судьбу Ишпакая!

Так и решили. Вскоре две девушки отправились на пастбище, которое находилось в двух днях пути от пещер. Там паслись кони, там было и стадо. Каждые три дня один из пастухов перегонял к пещерам несколько овец, которых тут же приносили в жертву богам, а затем съедали.

Но не успели девушки скрыться за ближайшим уступом, как появился Ишпакай. Он очень устал, изголодался, но был весел.

― Хорошо придумали, очень хорошо! Через несколько дней наши братья будут с нами, ― сказал Ишпакай.― Я все узнал. Наши братья в этой крепости. Я даже смог предупредить их, что близок час освобождения.

Криками радости встретили амазонки добрую весть.

― Расскажи! Расскажи! Расскажи! ― слышалось со всех сторон.

Ишпакай долго рассказывал о том, как недружелюбно встретили его охранники. К ним уже не впервые приходили бродячие знахари. Они боялись, что знахарь потребует у них много еды и питья, а пользы от него не будет. Ишпакай удивил их тем, что не стал просить еды, а наоборот, предложил им отведать жареной баранины, которую он принес с собой в суме. Он показал им, как много у него трав, настоек и всякого зелья от разных болезней. И тут ранее недоверчивые люди стали наперебой просить у него совета. Ишпакай каждого лечил чем-нибудь и на третий день уже завоевал такое доверие, что к нему обращались запросто. Тогда Ишпакай завел разговор о пленниках, которые строят крепость. Он узнал о том, что это саки с берегов Яксарта и что они непокорны, неумелы и ленивы. Ночью пленники спят в загоне, где раньше был скот. Им надевают наручники, чтобы не сбежали и чтобы охране спалось спокойней.

― Когда же мы пойдем? Удалось ли тебе договориться с братьями? Смог ли ты сообщить им, что мы завтра же будем там?.. Давайте собираться! ― требовала Зарина.

― Мы пойдем темной ночью, когда скроется луна и мы сможем незаметно приблизиться к крепости. В ту ночь нас должны ждать наши братья, они не будут спать. Как только мы перебьем стражу, так сразу же освободим их от оков и поторопимся к своим пещерам. Еще я узнал,―говорил Ишпакай,―что стража меняется раз в неделю. Каждая смена приносит с собой еду для себя и для пленников. Мы прибудем в тот день, когда сменится охрана, и у нас будет целая неделя впереди, чтобы далеко уйти от погони.

― А что ты узнал о наших братьях, все ли живы? ― спрашивали девушки.

― Я мало что узнал. Мне не пришлось много говорить с кем-либо из наших саков, я только раз имел случай шепнуть на ухо проходящему саку, что в первую темную ночь мы прибудем для их спасения.

― Ты не видел Фамира? Ты не знаешь его?

― Я никого не знаю. Все они были детьми, когда меня угнали в рабство. Я не знаю их имен. Да и случая не представилось близко подойти к стенам крепости. Я имел дело с охранниками и тому рад.

«Теперь уже недолго ждать, ― утешала себя Зарина,―пригоним коней с пастбища и настанет счастливый час, когда наши братья будут на воле».

Через несколько дней, темной ночью, отряд Зарины подошел к крепости. Охранник, стоявший на страже, успел поднять тревогу, но тут же свалился, пронзенный стрелой. Амазонки, спрятавшись за уступом, стали обстреливать воинов, которые вышли за ворота крепости. И вдруг, не дав им опомниться, всадницы ринулись в ворота. Было темно, и группа всадников, появившаяся у ворот, показалась охранникам во много раз больше, чем она была на самом деле. Старший из охраны, трусливый старик, решил бежать. Он вспомнил, что есть лестница у стены, и поторопился к ней. За ним последовали и другие, но их настигли стрелы амазонок. При свете зажженных факелов разыгралось сражение. Зарина не щадила врагов. Вместе с ней бесстрашно сражались отважные девушки-амазонки. Меткие скифские стрелы настигали охранников, где бы они ни прятались. Когда вся охрана была уничтожена, Зарина увидела, что трое подруг ранены и нуждаются в помощи. Она поручила Спаретре увести их и вместе с другими бросилась ломать массивную дверь, за которой были пленные саки.

С криками радости обнимали амазонки своих братьев. Со звоном падали цепи, в щепки были разбиты деревянные ошейники. Со слезами смотрела Спаретра, как молоденькая сестра обнимает своего брата.

― Где Фамир?..

Зарина каждому задавала этот вопрос, но саки молча пожимали плечами, не решаясь сказать правду. Тогда Саксафар сказал Зарине, что с Фамиром случилась беда, что он прокаженный и теперь никто, никогда не сможет к нему прикоснуться.

― Где же Фамир? В темнице? Я хочу спасти его! Помогите мне, братья! ― Голос Зарины дрожал и срывался.

― Его нет в темнице. Он на воле. Но... к чему ему воля!.. ― говорил Саксафар. ― Проказа оказалась более страшным проклятьем, чем цепи рабства. Вот мы свободны. Я слышу ржание коней. Они унесут нас к родным шатрам, а Фамир получил свободу раньше нас, но страшный недуг сковал его. Его нельзя увидеть. ― Саксафар коснулся плеча Зарины и знаком дал понять, что надо бежать, что оставаться здесь нельзя ни минуты.

Уже за пределами крепости, когда счастливые пленники впервые за долгие дни неволи почувствовали себя свободными, Зарина сказала:

27
{"b":"170841","o":1}