ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так вот, Роман хотел купить дочке сапожки и пришел ко мне денег занять. Такой счастливый случай надо еще оценить. Я сунул руку в карман, вынул гроши, отсчитал тридцать рублей и даю ему. А он на меня уставился: «Могилой смердят! Ты что, в земле их держал? Не веришь? Понюхай!»

Дарчин Волынец полез в карман, но денег там не обнаружил.

— Хотел вам показать, да забыл дома. И вправду, воняли землей так, будто их только-только вынули из бункера. Тогда я и подумал: вот куда подевались Степановы мешки и откуда взялись у него эти деньги. Уж из своего кармана он не дал бы мне ни копейки.

— Вполне возможно, — сказал Кротенко. — Вы заметили там, в лесу, в каком направлении поехал хромой Степан после встречи с вами?

— Лошади в его санях смотрели туда, где кончается Мокрая балка и протекают ручьи. Они впадают в речку Свинку. Где-то там должны быть бандитские норы.

— Это уже кое-что, — промолвил Шульга, — однако недостаточно, чтобы проводить операцию. Надо как можно точнее определить расположение бункеров.

— А как это сделать? — спросил Волынец. — Хромой Степан запретил мне появляться в Мокрой балке. Даже деньги сунул, чтобы я отцепился. Застукает в другой раз, догадается, что интересуют меня не дрова. Тогда все может сорваться…

— Ну что ж, — поднялся Кротенко. — Настало, видно, время изменить условия, в которых вам приходится действовать. На днях из Мокрой балки начнут вывозить дрова. Как только станет об этом известно, договоритесь с лесником, что будете руководить погрузкой деревьев. Поддерживайте с нами тесную связь. И помните, Михайло Михайлович, от вашего умения будет зависеть успех операции.

Большая лесная полоса тянулась от Жолквы на северо-запад мимо сел Великомостовского и Каменка-Бугского районов в направлении Сокальщины и соединялась с лесами Волыни. На карте все это пространство казалось зеленой лентой, густо прошитой цветными метками. Мокрая балка, которая занимала несколько километров и образовывала Прибугскую низину, имела вид рыжеватого пятачка, разбитого на квадраты. Полковник Соколюк — начальник областного управления госбезопасности — прикоснулся указкой к одному из них и спросил, обращаясь к Кротенко:

— Вы уверены, что именно тут прячутся бандиты?

— Да, — ответил майор. — Об этом свидетельствует и запах воды, взятой из ручья, впадающего в речку Свинку. Если позволите, я коротко объясню.

И майор Кротенко принялся рассказывать о последней встрече с Дарчиным Волынцем, о том, как тот, выполняя поручение чекистов, выследил все-таки хромого Степана, когда оуновец вез на санях харчи бандитам. Волынцу удалось незаметно пробраться до самых зарослей ельника, где старший лесник сбросил в снег несколько мешков. И диво дивное: Михайло Михайлович не смог их разыскать — куда-то исчезли, словно сквозь землю провалились. На снегу и следа не осталось.

«Наверное, мешки попали сразу в бункер, иначе я их нашел бы», — подумал Волынец. Неподалеку от того места он заметил ручей. Зачерпнул ладонью воды, чтобы напиться, и вылил ее. Она пахла мочой.

Михайло Михайлович вышел на связь и передал информацию майору Шульге, тот доложил обо всем Кротенко, и Дарчин Волынец получил задание: еще раз проверить воду в подозрительном ручье.

На следующий вечер Михайло Михайлович раньше отпустил рабочих, которые грузили дрова на вывоз, и когда Мокрая балка опустела, зашагал в том направлении, куда вели вчерашние следы от саней хромого Степана.

Воды он набрал, плотно закупорил бутылку и привез домой. Принюхался: вода мочой не отдавала. «Неужто вчера показалось?» — заволновался Дарчин Волынец и, не долго думая, подался к своему брату Роману. Тот нюхнул и с усмешкой ответил:

— Пей, Мишка, на здоровье. Вода чистая, как слеза.

Михайло Михайлович совсем огорчился. «Как же так?» — раздумывал, возвращаясь домой. И вдруг громко рассмеялся и выплеснул воду в снег. «Вот дурень! — корил себя лесник. — Конечно, вода протекает через бункер, это факт, но его обитатели должны пользоваться отхожим местом перед сном, а спать ложатся, видно, рано. Просто сегодня я опоздал».

На следующий день Волынец пришел к ручью до рассвета, и проба оказалась удачной.

— Расположение остальных бункеров тоже определено, — продолжал Кротенко.

Он подошел к карте и показал несколько точек.

— Отметьте красным цветом, — попросил начальник управления, протянув майору карандаш.

Участники совещания с интересом слушали рассказ Кротенко, да и сам полковник больше не перебивал его, видно, мысленно оценивал способности своих подчиненных, сметливость и самоотверженность таких помощников, как Дарчин Волынец, который, несмотря на опасность, продолжал выполнять поручения чекистов.

Майор рассказывал образно. Вот Дарчин Волынец выслеживает в лесной чаще хромого Степана, вот Михайло. Михайлович поднимается выше по Мокрой балке и изучает овражки, наполненные мерзлой водой. Они тянутся параллельно в направлении к речке Свинке на расстоянии полутора-двух километров друг от друга. Мороз сковал землю, насыпанную кем-то в те овражки еще с осени. От глаза опытного лесника ничто не скроется. Столько грунта в каждом русле могло набраться разве что после рытья бункеров. Рыли их, очевидно, на берегу, чтобы не носить землю далеко. Ориентируясь по черному осадку в оврагах, Волынец определил, на какой высоте по течению засели бандиты.

— Эти и другие сведения Михайло Михайлович передал нам через связных, — закончил майор Кротенко.

— Ну что ж, собирали по крупинке, а выходит, уже и кашу варить можно, — сделал вывод полковник. — А каковы ваши соображения, товарищи? — обратился он к присутствующим.

— Я за то, чтобы начать операцию, — ответил Кротенко. — Но для этого в районе мало сил.

— Поможет пограничный отряд. Недавно у нас побывал заместитель начальника штаба отряда майор Зубарев. Он участник подобных операций в Прикарпатье. Думаю, и на сей раз не откажет…

Но случилось не так, как задумывалось. Когда план был уже согласован с начальником пограничного отряда, на улице потеплело. Прошумели дожди, растаял снег. В Мокрой балке раскисло, грязь — ни пройти, ни проехать. Операцию пришлось отложить.

Вскоре майор Шульга получил известие от Дарчиного Волынца: «Хромой Степан куда-то исчез. Не появляется ни в селе, ни в лесу. Надо начинать, потому что скоро весна и все поразбегутся».

В тот же день Волынца уведомили, что старшего лесничего задержали и доставили в область. Завтра начнется операция.

Утро выдалось солнечным, погожим. За ночь земля подмерзла, лед сковал речки и озера. Рядом с чекистами и «ястребками», которые высадились из автомашин, шел Дарчин Волынец с автоматом на груди, указывая колонне дорогу.

Лес был окружен пограничниками. У начала Мокрой балки организовали несколько засад.

К бункеру возле ручья подкрадывались осторожно, но найти лаз Волынцу никак не удавалось. Наконец на поляне, где недавно хромой Степан сбрасывал мешки с продуктами, он нащупал замаскированную крышку. Дернул что есть силы за скобу и отскочил в сторону. Люк с грохотом открылся.

— Сдавайтесь! Вы окружены! — крикнул Шульга.

И в тот же момент сбоку, где тоже разыскивали бункер, прозвучали автоматные очереди. Майор Кротенко бросился на выстрелы. Засев за стволами сосен, чекисты вели прицельный огонь по раскрытой пасти бункера, не давая бандитам пустить в ход гранаты.

— Сдавайтесь! — звучали голоса слева и справа. — Оказывать сопротивление бесполезно! Все погибнете!

Опять застрочили автоматы, прозвучали пистолетные выстрелы. В Мокрой балке разгорался бой. Там, где действовали «ястребки», некоторым бандитам удалось выскочить из своих нор, и теперь они отступали в чащобу, беспрерывно поливая своих преследователей огнем из автоматов.

— Выбрасывайте наверх оружие! — снова крикнул Шульга из-за дерева напротив лаза.

И вдруг из люка вылетела граната. Она упала на мерзлый грунт и покатилась в распадок. Землю тряхнул оглушительный взрыв. Вот мелькнула в воздухе вторая граната, но, словно за что-то зацепившись, упала обратно в люк. В бункере глухо жахнуло, и над ним выгнулась земля. Из нескольких отдушин повалил дым.

9
{"b":"170848","o":1}