ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это правда, — согласилась Алиса. — И все же вас связывает слишком много событий, в которых Кларисса не участвовала.

— Но разве я виноват, что повстречал ее совсем недавно?! — воскликнул Лучиано.

— Не виноват, но сразу после превращения Клариссы ты удался в Трансильванию спасать Иви, а не остался со своей возлюбленной, чтобы поддержать ее в первые нелегкие недели вампирского существования.

Лучиано сердито упер руки в бока.

— Да, хотел бы я услышать, что бы вы с Лео сказали, если бы я тогда предпочел остаться в Вене и возиться с Клариссой. Положение было критическим. Нам очень повезло, что мы смогли освободить Иви и вернуться из Трансильвании целыми и невредимыми.

— Но ведь дело совсем не в этом, — покачала головой Алиса. — Во всяком случае, по мнению Клариссы.

— Я все ей объяснил, и она сказала, что понимает меня и считает, что я правильно поступил, когда вместе с вами отправился спасать Иви.

— Она ревнует не из-за того, что ты спас Иви, а потому, что ты так сильно скучаешь по ней! — сказала Алиса. — Тебе просто нужно тщательнее подбирать слова и больше думать о ее чувствах.

— Почему с вампиршами всегда так сложно? — прорычал Лучиано. — Иногда я спрашиваю себя, правильно ли я поступил, превратив Клариссу в вампиршу.

— Что?! — возмущенно воскликнула Алиса. — Ты серьезно? А как же твои клятвы о том, что ты будешь вечно любить Клариссу и никогда ее не оставишь?

— Но я ведь и вправду люблю ее. Неужели она не может немного помочь мне в этом нелегком положении?

Появление высокого, крепко сложенного вампира со светлыми волосами до плеч прервало разговор друзей. За вампиром шли леди Маргарет и еще трое Вирад, седые волосы которых свидетельствовали о том, что они уже перешли в разряд старейшин. Большинство наследников знали, что светловолосым вампиром был лорд Милтон, да и для остальных его представление не стало неожиданностью. Он излучал столько достоинства, подкрепленного опытом и знаниями, что Алиса не могла оторвать от него взгляд. Лорд Милтон был не похож ни на толстого графа Клаудио, носившего яркие безвкусные одежды, ни на грубых предводителей Пирас, которые, вероятно, никогда не держали в руках книгу и ни разу не были в опере. Не говоря уже о заносчивых бароне Максимилиане и баронессе Антонии, которые не придумали ничего лучше, кроме как скрывать от наследников свои способности, а в довершение всего отправили Иви прямо в руки Дракулы!

Нет, если кто-то из предводителей чужих кланов и произвел впечатление на Алису, то это красавица Катриона де Лицана, которая была нечистокровной и поэтому не управляла кланом открыто. Официальным главой клана был Доннах.

Теперь Алиса восторженно смотрела на лорда Милтона. Она могла бы назвать его видным мужчиной, но красавцем он не был. Для этого черты вампира были слишком резкими, а телосложение — чересчур крепким. Он выглядел как английский помещик, который привык решать все самостоятельно. Но его лицо и серые глаза поразили Алису. Лорд Милтон был умным и сообразительным и обладал почти феноменальной памятью. Он был начитан и справедлив, но в то же время строг и неуступчив, когда пытался чего-то достичь. Новый учебный год обещал быть интересным, и внезапно к Алисе вернулось радостное предвкушение чего-то нового.

«Как много тебе удается понять по лицу и взгляду», — неожиданно раздался в голове вампирши голос Лео. Фамалия вздрогнула. Но прежде чем подумать о непрошеном вторжении Дракас, вампирша грубо вышвырнула его прочь и быстро создала вокруг своего разума защитную стену, о которой в очередной раз забыла.

Лишь почувствовав себя в полной безопасности, Алиса отважилась взглянуть на венца. Его лицо было непроницаемым, а взгляд — застывшим. Алиса быстро отвернулась. Голос Лео не был ледяным, но дружелюбным его тоже трудно было назвать. И все же он зачем-то проник в ее мысли, а значит... Нет, она не хотела тешить себя напрасными надеждами, слишком сильной была боль разочарования. Поэтому Алиса решительно отмела мысли о Дракас в сторону и снова сосредоточилась на Вирад, которые тем временем пересекли зал и заняли места за поставленным поперек дубовым столом.

Только лорд Милтон остался стоять. Он обвел взглядом всех присутствующих. Разговоры мгновенно прекратились, шум стих, и в зале воцарилась тишина. Вирад подождал еще пару секунд, а затем своим низким звучным голосом поприветствовал наследников всех кланов и их слуг.

— Прошлой ночью леди Маргарет уже кое-что рассказала вам об этом месте, которое Вирад сделали своим домом. Я хотел бы продолжить с того момента, на котором она закончила, — с тех пор, когда во Внутреннем и Среднем Темпле уже давно не было тамплиеров.

После них земли Темпла отошли ордену Святого Иоанна, а затем сюда въехали первые правоведы и их ученики. Предпосылки для этого возникли намного раньше. В 1207 году Папа Римский издал буллу, которая запрещала духовным лицам заниматься правоведением и преподавать его студентам — за исключением церковного права, разумеется. Вследствие этого король Генрих Третий не разрешил преподавать право в пределах Лондонского Сити. Поскольку барристеры и солиситоры* должны были теперь обучаться у светских судей, возникла потребность в новых учебных заведениях для юристов. Так здесь, на границе между Сити и Вестминстером, возникли четыре юридические школы. Судебные инны, которые существуют и по сегодняшний день, были созданы в четырнадцатом веке для барристеров, которые обязательно должны были принадлежать к одному из них. Если быть предельно точным, речь идет о почетных обществах Внутреннего Темпла, Среднего Темпла, Линкольнз-Инна и Грейз-Инна. Два последних общества расположены всего в нескольких сотнях шагов к северу от Темпла — в Холборне. Само понятие «инн» означает пансион или городское здание, в котором жили и учились студенты-юристы. Барристеры, которых уже приняли в адвокатуру, то есть предоставили им право адвокатской практики, получали помещения — палаты — в здании своего инна, которые использовались не только как канцелярии, но и как жилые помещения. Принимали пищу и праздновали в большом зале, готовились к прениям и работали над своими делами в библиотеке. Таким образом, наши судебные инны представляют собой нечто среднее между адвокатскими палатами, пансионом, клубом и колледжем.

— Ну и что? Почему мы должны все это слушать? — тихо проворчал Таммо.

«Учитывая характер моего брата, он еще довольно долго слушал», — подумала Алиса. Пирас поспешили согласиться с Таммо. Даже Алиса начинала спрашивать себя, чем окончится эта речь.

Вероятно, лорд Милтон почувствовал недовольство наследников, потому что наконец-то перешел к главному:

— В течение этого учебного года вы услышите еще кое-что из истории развития английского права и истории судебных иннов. Но пока вам достаточно знать, что эта традиция существует до сих пор и все четыре инна по-прежнему являются действующими организациями.

В то время как большинство юных вампиров восприняли эти слова совершенно спокойно, Серен удивленно присвистнул, а Алина открыла рот.

— Почему у тебя такой изумленный вид? — поинтересовался Лучиано.

Алиса все еще недоверчиво качала головой.

— Разве ты не слышал, о чем говорил лорд Милтон?

— Ну конечно, слышал.

— И ты понял, что он только что сказал?

— Да, я же не тупой, в конце кон... — Лучиано запнулся, и лишь теперь, когда он тоже понял, о чем речь, лицо вампира удивленно вытянулось. — Да нет, он не это имел в виду!

Франц Леопольд первым осмелился высказать недоверие.

— Лорд Милтон, вы назвали судебные инны действующими организациями. Значит, в каждом из них до сих пор работает канцелярия, палата адвокатов и колледж. Но ведь это невозможно! Или адвокаты Темпла являются квартирантами Вирад?

Те наследники, которые наконец поняли, о чем идет речь, захихикали. Алиса же, напротив, спросила себя, не сочтет ли лорд Милтон замечание Дракас или, по крайней мере, его насмешливый тон слишком дерзким и не отчитает ли венца. Но вместо этого предводитель клана Вирад широко улыбнулся. В его серых глазах промелькнули лукавые искорки.

22
{"b":"170861","o":1}