ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, мне осмотреться в поисках охранника с ключами? — предложил Франц Леопольд. — Я превращусь в летучую мышь и сделаю пару кругов. Возможно, я найду их в той сторожке во дворе?

— Там сидят как минимум трое вооруженных мужчин, — напомнил ему Мэрвин. — Ты собираешься обезоружить их всех? Или вежливо попросишь, чтобы они отдали тебе ключи?

— Можно сделать и так! — сверкнул глазами Франц Леопольд. — Они с радостью отдадут мне ключи и даже не вспомнят об этом.

— И как часто ты пробовал проворачивать подобные штучки с вооруженными тюремщиками? — поинтересовался Лучиано. — Если хоть один из них почует что-то неладное, тебе придется сражаться с ним, и замести следы будет не так уж легко.

Дракас ничего не ответил.

— Нет, я против. Я не сомневаюсь в твоих возможностях, Лео, но это ненужный риск. Существует и более простой способ попасть за эту дверь!

Лучиано подошел ближе и дернул за одну из прибитых к двери железных пластин, и дверь неожиданно пришла в движение. Наследник отодвинул ее в сторону и открыл небольшое окошко, проделанное посередине.

— Вот, пожалуйста!

Остальные вампиры удивленно переглянулись. Они не заметили этого отверстия. Шириной оно было всего в полфута, и все же через него могла прошмыгнуть летучая мышь.

Перебравшись на другую сторону, наследники продолжили путь. Им пришлось еще два раза превращаться в летучих мышей, чтобы пройти сквозь решетчатые двери, прежде чем они добрались до первых тюремных камер. Ровена, которой было слишком сложно превращаться в животное, предпочла воспользоваться своим привычным умением. Теперь, когда оно больше не было тайной, вампирша даже не пыталась скрыть его от глаз остальных наследников. Они зачарованно наблюдали за тем, как Ровена подошла к решетке. Затем очертания Вирад стали размытыми. От вампирши отделилось несколько клочков тумана, она стала удивительно прозрачной и шагнула к решетке. И хотя формы ее тела еще угадывались, прутья решетки спокойно прошли сквозь него. Затем очертания вампирши снова стали четкими, и уже через миг она стояла по ту сторону решетки в обычном облике.

— Невероятно! — восторженно выдохнул Лучиано.

— Да, неплохо, — вынужден был согласиться Франц Леопольд. — Этому стоит научиться. И мне кажется, что это не забирает у тебя так уж много сил.

Ровена пожала плечами.

— Для меня это не очень сложно. В отличие от превращения в летучую мышь. Вот оно забирает у меня довольно много энергии. Скорее всего, здесь все дело в том, кто к чему привык. Думаю, Мэрвин может по десять раз за ночь превращаться во всевозможных животных и даже не почувствует усталости.

Это было очень верное замечание, и Франц Леопольд уже догадывался, как сложно им будет поначалу растворяться в тумане. Но если наследники будут тренироваться достаточно часто и усердно, то рано или поздно овладеют еще одним чрезвычайно полезным умением.

Вампиры достигли лестницы, ведущей куда-то вниз. Шум и ужасный запах, поднимавшийся из глубины, заставил бы более чувствительных натур повернуть назад, но наследники невозмутимо продолжали путь, полные решимости обыскать всю тюрьму, чтобы найти нужные им документы. Однако шкафов с бумагами нигде не было видно.

Пройдя еще две решетчатые двери, наследники попали в сводчатый ход, по обе стороны которого тянулись ряды камер. Здесь было совсем темно, но отличное зрение вампиров позволяло им понять, насколько ужасным было существование людей, помещенных в эту преисподнюю. В то время как большинство камер наверху стояли пустыми, это подземелье было практически битком набито заключенными. Они были прикованы к стенам камер за шею и руки, а изможденные тела и запавшие щеки этих людей свидетельствовали о том, что их почти не кормили и лишь изредка давали им пить. У многих был жар. Вампиры с легкостью распознавали более теплую ауру их тел. Некоторые заключенные безучастно висели на цепях, которые были закреплены так, что прикованный ими человек с трудом мог сесть, а уж тем более лечь. Другие кричали и били цепями о стены, создавая ужасный шум. Их красные глаза, горевшие в запавших глазницах, свидетельствовали о том, что эти люди сошли с ума. В двух камерах среди заключенных и вовсе лежали мертвые тела, окруженные жадными толпами крыс. Умереть в таком месте было куда более вероятно, чем выжить! Франц Леопольд прекрасно осознавал, что лишь несколько из всех этих несчастных снова смогут выйти на свободу и увидеть дневной свет.

— Здесь люди прямо на глазах умирают от тифа и холеры, — мрачно проговорил Лучиано. — Отвратительно! В таком месте у любого пропадет желание пить человеческую кровь.

— Значит, именно тут англичане держат врагов британской короны, осмелившихся бороться за свой народ, собственную религию и независимость своей страны, — тихо сказал Мэрвин.

Ровена подошла к вампиру и взяла его за руку.

— Этот коридор ведет в тупик. Пойдемте обратно. Здесь мы не найдем ничего интересного.

Наследники снова поднялись в надземную часть тюрьмы. Они пересекли еще одно крыло с заключенными, которых содержали не в таких суровых условиях, как их собратьев по несчастью из подземных камер.

В соседнем здании находилась столярная мастерская, где, по всей видимости, должны были работать менее опасные преступники. Наконец-то вампиры очутились в большой комнате с полками и множеством ящиков, забитых папками и стопками бумаг, расположенных практически в случайном порядке. Наследники с ужасом огляделись. Как во всей этой неразберихе можно было найти документы по преступлению, которое было совершено более десяти лет тому назад?

— Откуда начнем? — спросил Мэрвин с отчаянием в голосе.

— Сегодня ночью ниоткуда. Вероятно, остальные наследники уже заждались нас в Темпле. Мы слишком долго провозились здесь, — сказал Лучиано, вспомнив, что он пообещал Клариссе вернуться через пару минут.

Лео уловил неприятное чувство, которое испытал его друг.

— Думаешь, твоя возлюбленная задаст тебе жару, потому что ты задержался? — прошептал он Лучиано.

— Что за чушь! — ответил Носферас, хотя именно этого он и боялся.

Мэрвин еще раз окинул взглядом хаос, царивший в комнате.

— Ну что ж, давайте остановимся на этом и продолжим поиски завтра. Возможно, мы придумаем, как заставить кого-нибудь помочь нам разобраться в этих бумагах.

Четверо юных вампиров вернулись во двор и снова перелетели через стену в облике летучих мышей. Кларисса, как и опасался Лучиано, была на грани истерики, и лишь влияние Иви заставляло ее сохранять видимость спокойствия.

— Я думала, с вами что-то случилось! — с упреком воскликнула она.

Лучиано взял вампиршу под руку и быстро повел ее по улице, пока она не устроила сцену у ворот тюрьмы.

— Все в порядке. Мы лишь немного осмотрелись.

— Вот как? Разве ты не сказал, что проведешь там всего пару минут? Мне показалось, что вы отсутствовали несколько часов!

«Я знал, что она прицепится к твоим словам. В будущем старайся выражаться точнее, особенно когда говоришь о времени», — вмешался в мысли Лучиано Франц Леопольд. Носферас недовольно взглянул на него, но тут же снова обернулся к Клариссе, чтобы успокоить ее. Он ласково говорил с вампиршей, просил у нее прощения и старался успокоить ее страхи, хотя сам толком не понимал, чего она боялась. Иви была рядом, так что даже Карл Филипп не мог напасть на Клариссу или обидеть ее одним из своих язвительных замечаний, в этом Лучиано не сомневался. Она испытывала страх за тех, кто находился за стенами тюрьмы? Но что такого могло случиться с ними, даже если бы их обнаружил один из охранников? Они были вампирами! Они могли одолеть его, в крайнем случае превратиться в летучих мышей и улететь оттуда.

«Но Клариссе это непонятно. Пока что», — раздался в голове Лучиано голос Иви.

«Почему? Ума не приложу. Я знаю слуг, которые уже через несколько ночей после превращения становились обычными вампирами, чувствовали, вели себя и думали, как вампиры. А Кларисса все еще... словно... словно... — Носферас задумался. — Словно человек».

40
{"b":"170861","o":1}