ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мысли Лучиано снова направились к стоявшему рядом ящику и к вампирше, лежавшей в нем. Нетерпение, жажда крови и гнев окружали ее плотным облаком, которое трудно было не ощутить.

Никогда еще Лучиано не отправлялся в академию с такой тяжестью на сердце. Ну да, перед самым первым учебным годом он был взволнован и чувствовал себя немного неуверенно, но ведь тогда все приезжали к ним, в Золотой дом, что давало наследникам Носферас определенное преимущество. А может, и нет, подумал Лучиано, вспомнив о своей первой встрече с Францем Леопольдом. Юный вампир поморщился. Хотя сегодня он уже мог вспоминать о том позоре с улыбкой. Каким же все-таки противным был венец в самом начале, однако сколько захватывающих приключений им пришлось пережить потом...

Улыбка Лучиано померкла, когда он снова вспомнил о Клариссе и о том, как Франц Леопольд обошелся с ней в Вене. Руки Носферас сжались в кулаки.

«Проклятый ублюдок!» — мысленно выругался Лучиано. Если бы Лео тогда не вмешался, он не укусил бы Клариссу и все пошло бы по-другому.

Но как по-другому? Вполне вероятно, что Лучиано не хватило бы мужества укусить девушку и превратить ее в вампиршу. Тогда она по-прежнему была бы человеком и жила во дворце Тодеско, со своей семьей, и Лучиано, возможно, больше никогда бы ее не увидел. А может быть, рано или поздно Носферас все равно не устоял бы перед своей страстью, впился бы в горло Клариссы и пил ее кровь, пока она не умерла бы у него на руках. Именно это чуть не произошло тогда в ее спальне. Лишь благодаря Иви Лучиано удалось вырвать Клариссу из объятий смерти. Без помощи Лицана он не нашел бы в себе сил превратить девушку в вампиршу. Так или иначе, ему не удалось бы спасти свою любовь. Возможно, юному Носферас стоило поблагодарить судьбу за то, что все вышло именно так?

Лучиано снова осторожно направил свои мысли к лежавшей в соседнем ящике вампирше. Неужели она все так же сильно гневалась на него? А может, причиной ее злости были нетерпение и голод? Для такой юной и неопытной вампирши, как Кларисса, подобные чувства были вполне естественными. Лучиано прекрасно помнил, какой ужасный голод начинал мучить его после нескольких часов, проведенных в заколоченном ящике, всего пару лет назад.

Готовясь к поездке в академию, Лучиано был в хорошем расположении духа и искренне надеялся, что в Лондоне все уладится само собой. Они с Клариссой даже начали вместе учить английский, о чем Вирад настоятельно попросили всех наследников в разосланных им приглашениях. Но потом, незадолго до отъезда, граф позвал Клариссу к себе и доходчиво, безо всяких церемоний объяснил ей, какого поведения Носферас ожидают от своих нечистокровных слуг. Тени были прислугой чистокровных вампиров. Их создавали лишь для того, чтобы они исполняли роль тихих и услужливых призраков, незаметных и всегда готовых исполнить любое желание своего господина.

Вернувшись в свою комнату, Кларисса закатила Лучиано истерику. Она кричала и проклинала юного Носферас, обвиняла его и предательстве и во всех смертных грехах. Лучиано не слушал ее. Он не хотел обижаться на Клариссу за ее необдуманные слова. Она новее так не думала. Когда-нибудь она все поймет и простит его.

Вместо того чтобы вслушиваться в ее упреки, Лучиано смотрел на нее. Какая она красивая! А гнев делал ее еще прекраснее. Он почти вернул щекам Клариссы прежний румянец, который так украшал ее в те дни, когда она была человеком. Ах, какой прекрасной тогда была их любовь! Как опьянял Лучиано запах девушки, когда она прижималась к его груди, какими сладкими были их поцелуи! Будет ли когда-нибудь все так, как прежде?

«У нас впереди целая вечность, — попытался успокоить себя Лучиано. — Кларисса больше не человек, юность которого так быстро отцветает».

Да, каждый вечер, просыпаясь в своем гробу, она выглядела так же, как в день своей смерти. Это было особенностью каждого нечистокровного вампира. Лучиано же, напротив, с каждым годом становился взрослее, как и все наследники вампирских кланов, которые были чистокровными вампирами. В течение многих десятилетий его способности будут развиваться, а силы расти. Вампир мог пережить не одно поколение людей, прежде чем достигнет пика своей силы, состарится и станет одним из старейшин. Но до того как Лучиано постареет, у них с Клариссой будет много времени, чтобы залечить старые раны и разобраться со всеми недоразумениями. Вампир надеялся лишь на то, что это произойдет как можно скорее. Поведение Клариссы ужасно утомляло Лучиано, и он не знал, как долго еще сможет защищать ее от других членов своего клана, которые были не готовы относиться к ней с таким же терпением. То, что сказал по этому поводу его кузен Маурицио, Лучиано не хотел повторять даже в мыслях. И даже Кьяра, которую с Лучиано связывали самые теплые отношения, не могла понять нерешительность своего кузена.

— Знаешь ли, Лучиано, при всей твоей любви к Клариссе ты не должен позволять ей таких вольностей. Из этого не выйдет ничего хорошего, ни для тебя, ни для нее. Теперь она служанка Носферас. Хорошо это или плохо, справедливо или подло, но это свершившийся факт, которого никому не изменить. Отныне Кларисса — часть нашего мира и должна подчиняться его правилам. Вполне возможно, что Фамалия в Гамбурге и Лицана в Ирландии обходятся со своими нечистокровными иначе и предоставляют им больше прав. Да, они относятся к теням так же, как к чистокровным вампирам. И что с того? У нас, Носферас, другие правила. Клариссе могло повезти еще меньше, если бы она, к примеру, стала тенью одного из Дракас!

В этом Кьяра была права. И никакие доводы Лучиано не могли заставить ее изменить свое мнение.

— Как бы там ни было, своим предупредительным отношением ты не избавишь Клариссу от страданий. Кроме того, ты не сможешь до скончания веков защищать и оберегать ее от всего на свете. Лучше помоги ей смириться с тем положением, в котором она очутилась по твоей милости.

— А если она меня возненавидит? Если тем самым я разрушу нашу любовь? — с отчаянием спросил Лучиано.

Кьяра обняла кузена за плечи.

— Ах, Лучиано, не тешь себя напрасными надеждами. Человеческая любовь Клариссы покинула ее вместе с выпитой тобой кровью. Возможно, вам удастся возродить свои чувства друг к другу, но поверь мне, это может произойти лишь согласно правилам нашей семьи, а не вопреки им.

Слова кузины больно ранили Лучиано, может быть, именно потому, что он прекрасно понимал: Кьяра права. Вампир подавил горестный вздох. Ну почему все так сложно?

Колеса поезда стучали, увозя их все дальше на север. Темная ночь медленно проплывала мимо. Лучиано снова протянул нити своего разума к соседнему ящику и проник внутрь. Его мысли с нежностью обвили симпатичную юную вампиршу, которая никак не могла смириться со своей судьбой и простить своего возлюбленного за то, что он с ней сделал.

ПРИБЫТИЕ К ВИРАД

— Носферас уже приехали, — объявил Хиндрик, входя в простую спальню, где как раз обустраивалась Алиса.

Эта комната была первой, которую она увидела в доме Вирад.

— Как хорошо. Где они? — спросила Фамалия и водрузила вторую стопку книг на полку, висевшую над ее гробом.

Из окна этой комнаты можно было увидеть большой Г-образный двор со старыми деревьями и красивым фонтаном. Тяжелые шторы нужны были для того, чтобы днем в комнату не проник ни один солнечный луч.

— Римляне все еще в своих комнатах в соседнем доме, но сейчас всех наследников приглашают в большой зал. Я скажу об этом Серену и Таммо, а затем провожу вас туда.

Алиса немного рассеянно кивнула и перевела взгляд с книг, остававшихся в ее дорожном ящике, на платья, разложенные на столе. В голове вампирши непроизвольно промелькнуло несколько фраз на английском, которые она выучила во время каникул. В приглашении Вирад настоятельно просили, чтобы наследники освоили английский язык заранее. Это было так необычно! Неужели лондонские вампиры пытались увильнуть от своей обязанности обучать наследников? Но Алиса не стала долго думать над этим.

6
{"b":"170861","o":1}