ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В гневе Алиса была просто божественной! Лео больше всего на свете хотелось прижать ее к себе и поцеловать. Как тогда в Вене, после ожесточенного поединка на шпагах. Ярость преображала вампиршу и делала ее еще более красивой! Однако не стоило забывать, что в такие минуты Алиса могла быть очень опасной. Лео сразу же вспомнил последовавший за поцелуем меткий удар коленом.

— Не знал, что ты такая мстительная, — ответил Дракас и сделал шаг вперед, чтобы лучше слышать ее запах. Даже он был пропитан безудержным гневом.

— Мстительность тут ни при чем. Твое поведение просто отвратительно, и даже такому Дракас, как ты, должно быть за него стыдно. Ты без причины избил Малколма!

— Причина у меня была, — возразил Франц Леопольд.

— И какая же? Неужели ревность? Беспочвенная ревность, на которую ты не имеешь права!

Лео показалось или гнев Алисы немного смягчился? Может быть, ему стоит просто поцеловать ее и посмотреть, что произойдет? Даже если она снова ударит его коленом, так что у него потемнеет в глазах. Это того стоило. Малколм не имел права ухаживать за Алисой. Фамалия принадлежала ему, Лео! Кроме того, Вирад уже выбрал для себя Латону и даже оставил на ней свою метку. Вместо того чтобы отираться вокруг Алисы, он бы лучше занялся поисками собственной девушки!

Лео подошел еще на шаг и уже собирался заключить Алису в объятия, но тут вампирша отскочила и опасливо вытянула руки вперед.

— Что бы ты там ни задумал, не смей ко мне прикасаться! — предупредила она венца. — И впредь держись подальше от меня и моих друзей. Оставь Малколма в покое. Обещаю, если ты еще раз позволишь себе подобную выходку, ты горько об этом пожалеешь!

Франц Леопольд почувствовал, как его снова охватывает гнев. Посмотрите только, как она заступается за Малколма! Словно наседка за одного из своих цыплят. Ну, вероятно, Вирад нуждался в такой защите и предпочитал прятаться за женской юбкой, вместо того чтобы бороться как мужчина. Сейчас Лео больше хотелось влепить Алисе пощечину, чем ее поцеловать! Вероятно, вампирша догадалась об этом, потому что ее глаза опасно сверкнули.

— Не стоит меня недооценивать. Прибереги свой талант для других, потому что демонстрировать его на мне тебе больше не удастся!

— И что же это за талант? — поинтересовался Дракас.

— Как будто ты не знаешь, — прошипела ему в лицо Алиса. — Ты достойный отпрыск своей семьи, питающейся не столько кровью, сколько триумфом, который вы, Дракас, испытываете, когда унижаете и мучаете окружающих! Вы наслаждаетесь их страданиями, не так ли? Но со мной это больше не пройдет!

Алиса резко развернулась и умчалась прочь. Франц Леопольд остался стоять на месте, и лишь его мысли понеслись вслед вампирше. Может быть, он ослышался? В противном случае венец этого не мог понять. Ведь это она нарушила свои клятвы и бросила его, словно наскучившую старую игрушку. В чем же она тогда его упрекала?

Гнев наследника сменился замешательством. Дракас уже несколько недель старался держаться подальше от Алисы и намеренно не проникал в ее сознание. Зачем ему было читать ее мысли? Чтобы еще больше измучить себя осознанием того, как она счастлива с Малколмом? Нет, Лео вовсе не хотелось этого. Но после этих странных упреков Дракас послал свои мысли вслед Алисе и проник в ее сознание. Вероятно, от гнева вампирша забыла все, чему ее научили Дракас, или же Лео все еще намного превосходил ее в искусстве чтения мыслей. Как бы там ни было, вампир не столкнулся с сопротивлением.

Однако его триумф был недолгим. Глубокая боль и отчаяние вампирши заставили Лео испуганно отшатнуться. Они так поразили вампира, что он отпустил сознание Алисы и не решился проникнуть в него еще раз.

Что это, черт возьми, значит? Неужели он ошибся? Нет, это невозможно. Да, Алиса сердилась на него из-за того, что он избил Малколма, но причиной ее отчаяния явно был не он. Может быть, они с Малколмом поссорились? Или Алиса начала догадываться, что она для него лишь временное увлечение и никогда не сможет заменить Латону? Да, видимо, так все и было. Найти другие причины, которые могли бы объяснить эту душевную рану, Дракас не мог.

* * *

— А, вот ты где.

Алиса услышала, как он подошел к ней сзади. Вернее, не услышала, а почувствовала его запах еще до того, как вампир заговорил. Он был обеспокоен. Ну конечно. От него ничего нельзя было утаить. И даже когда он не ходил за своими подопечными, словно сторожевой пес, Хиндрик всегда знал, чем они заняты и как себя чувствуют. Видимо, поэтому госпожа Элина с самого первого учебного года поручила ему сопровождать наследников в академии.

Алиса по-прежнему делала вид, что внимательно рассматривает портреты, висевшие на стенах галереи. К наследнице до сих пор не вернулось самообладание, и она не решалась смотреть в глаза Хиндрику, пока находилась в таком неуравновешенном состоянии. Слуга умел заглядывать в ее мысли, хоть и не учился этому искусству у Дракас.

Однако отделаться от Хиндрика было не так уж легко. Он медленно шагал за Алисой от одного потемневшего полотна к другому и с таким же показным интересом рассматривал застывшие лица людей и вампиров.

— Тебя не было в зале, когда наследники собрались там, чтобы подкрепиться свежей кровью.

— Да, ну и что? Разве это плохо?

Оценив тон вампирши, Хиндрик осторожно ответил:

— Нет. Но знаешь ли, тебе совсем не нужно сбрасывать пару фунтов, как в свое время сделал один наш знакомый Носферас. Платья сидят на тебе идеально и подчеркивают все достоинства твоей фигуры, а еще — если позволишь добавить — за последний год ты заметно похорошела. В общем, я хочу сказать, что из тебя получилась не только чертовски сообразительная, но и очень красивая вампирша.

Алиса резко обернулась.

— Что все это значит?! — грубо крикнула она.

— Я всего лишь говорю правду, — пожал плечами слуга. — Или мне нельзя сказать то, что я думаю?

— И тебе так не терпелось поделиться со мной этой новостью, что ты решил обыскать весь Темпл?

— Ну, не весь Темпл, — уклончиво ответил Хиндрик. — Я просто шел по твоему следу.

Алиса недовольно застонала.

— Спасибо, я внимательно тебя выслушала, но я и сама отлично знаю себе цену.

С этими словами вампирша снова повернулась к портрету. Хиндрик подошел еще ближе. Алиса ощутила на плечах его прохладные ладони.

— Ты уверена, Алиса? — еле слышно прошептал слуга.

Это было последней каплей. Алисе захотелось броситься Хиндрику на грудь и зарыдать, но она сдержалась. Чтобы немного успокоиться, вампирша стала рассматривать висевший перед ней портрет. Черты изображенного на нем мужчины показались ей очень знакомыми. Но почему? Этому портрету было не менее сотни лет. Внезапно Алисе вспомнилась далекая Трансильвания и приключения, которые наследники пережили там в прошлом году. Взгляд вампирши скользнул к нижней части рамы и остановился на имени, выгравированном на ней. Алиса вскрикнула от удивления.

— Хиндрик, смотри. Ты знаешь, кто это?

Слуга наклонился вперед.

— Ван Хельсинг, — прочитал он вслух. — Да, черты лица довольно похожи. Я помню, как он выглядит, хотя виделся с ним всего один раз.

— Но это не может быть он, — возразила Алиса. — Этот портрет очень старый. Ван Хельсинг — человек, в этом я совершенно уверена, и даже если он хорошо сохранился, ему не может быть больше пятидесяти или шестидесяти лет.

— А это и не Абрахам ван Хельсинг, с которым мы знакомы, — раздался голос за спинами вампиров.

Хиндрик и Алиса резко обернулись. Иви удалось незаметно приблизиться к ним.

— Разрешите представить, — сказала Лицана, вытянув руку вперед. — Прадед Абрахама, Георг ван Хельсинг, самый опасный охотник на вампиров своего времени.

— Ах, вот оно что! — Алиса еще раз внимательно посмотрела на портрет. — А почему Вирад повесили его здесь?

— Может быть, в качестве военного трофея? — предположила Иви.

— Значит, в конце концов им все-таки удалось его убить? Или же Вирад превратили знаменитого охотника на вампиров в тень, чтобы изучить его методы?

75
{"b":"170861","o":1}