ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы ведь посмотрели на конверт?

— Конечно. Я же вам уже сказал. Но прочел только имя, и это все, что нашел смешным... Послушайте, мне еще надо сделать уйму вещей... и я...

— Ладно. Располагайте собой.

Я проследил, как он, пытаясь обрести спокойствие, прошел, едва волоча ноги, в свою конторку. Переступив ее порог, управляющий бросил на меня взгляд, по которому было понятно, что он думает о фликах, потом, надув губы, исчез.

Наконец-то что-то! Правда, ничтожно мало, но появилось! Я это чувствовал нутром.

Добравшись до первой телефонной кабины, я позвонил Чарли Корбинету. На другом конце провода раздалось «Да» с ленцой в голосе.

— Чарли? Это Тайгер.

Тон мгновенно изменился.

— Ничего нового, старина. Казалось, что мы наткнулись на след Агрунски, но все лопнуло.

— Тогда попытайтесь с этим... Заставьте с помощью почтового ведомства разыскать в почтовых конторах и раздаточных пунктах одно письмо, которое Дуг Гамильтон адресовал самому себе. Он был на крупном деле и знал, что это очень рискованно, поэтому принял меры предосторожности. Гамильтон был полностью погружен в дело, старик, никаких сомнений.

— Откуда такие сведения?

— От управляющего его ломом. Случайно... Возможно, это мало что даст, но все-таки надо проверить...

— Сделаем, и как можно скорее. Позвони мне через два часа.

— Договорились.

Я повесил трубку. При удаче почтовые чиновники найдут письмо еще быстрее, тогда мы сможем двинуться вперед.

Я был голоден, так как ничего не ел с самого утра. Поэтому зашел в «Голубую ленту» перекусить. Утолив голод, заторопился в отель.

Служащий регистратуры, вспомнив о моем поручении, улыбнулся:

— Ваш друг ожидает вас наверху, мистер Мартин. Он пришел через несколько минут после вашего ухода. Ключ у него.

— Спасибо.

Лифтера в лифте не было. На моем этаже дверь лифта отворилась не торопясь, будто устав от своей работы.

Мой номер находился в конце коридора, покрытого ковром. Я условно постучал в дверь два раза и, по привычке, немного отошел в сторону.

За стеной по телевизору шли спортивные новости. Я постучал снова. Никто не ответил. Мне это не понравилось — почувствовалось что-то неестественное. Когда вдоль моего хребта возникает такое ощущение, обязательно что-то происходит. Резким движением я выхватил мой сорок пятый, снял его с предохранителя, рукояткой толкнул дверь. Она открылась легко, слишком легко. Это тоже было абсолютно неестественно. Дон Лавус ни за что на свете не стал бы сидеть в номере с открытой дверью.

Когда она почти бесшумно распахнулась, на ковер в коридоре упал свет...

Мне совсем не хотелось рисковать, но выбора у меня не было. Напрягшись, я вошел с оружием в руке, готовый плюнуть в любого, даже в пошевелившуюся тень.

Но напрасно. Ничто не шевельнулось. Никого не оказалось ни в ванной комнате, ни в уборной. Только Дон Лавус, лежащий на полу, с маленькой дыркой между глаз.

Он лежал на боку на том месте, куда его опрокинула пуля маленького калибра, когда он открыл убийце Дверь, вероятно подумав, что это пришел я.

Глава 5

Пальто Дона висело на стуле напротив телевизора. В его кармане я нашел бумажник с деньгами из разных купюр общей суммой в двадцать пять тысяч долларов. Его дорогие часы-браслет почему-то лежали на телевизоре. Так что ограбление не было причиной смерти Лавуса. Следовательно, он сделал важное открытие и хотел поговорить о нем со мной. Вероятно, узнал, почему Салви спрятал этот пакетик с порошком в унитазе. Может даже, нашел поставщика.

Двести пятьдесят граммов героина — это примерно сто пятьдесят тысяч долларов, при нынешней наивысшей цене. Только одно это обстоятельство свидетельствовало о значительности размаха. Достаточно, чтобы принудить торговца быть настороже и даже пойти на убийство, если какой-нибудь любопытный заинтересуется его бизнесом.

Проклятье! На такое дело я должен был направить агента, гораздо лучше знающего преступный мир, парня, которого не заподозрили бы, что он может выдать. Теперь-то стало ясно, чего не следовало делать, и ясно, что убийца проследил путь Дона... Да только поздно об этом рассуждать.

Дон, придя в свой отель и получив мое извещение, заторопился ко мне. Затаившемуся убийце просто повезло — я, можно сказать, преподнес ему моего друга на блюдечке. Если он слышал разговор Дона со служащим, то это еще больше облегчило его задачу. Вот только странно, что Дон, поджидая меня, открыл ему дверь.

Я бросил взгляд на тело. Его оружие осталось на месте — в кобуре.

«Ньюарк контроль» ответил на мой телефонный звонок с первого вызова, и, когда я удостоверил свою личность, меня немедленно соединили с Вирджилом Адамсом.

Быстро, опуская подробности, я доложил ему о случившемся, зная, что мои слова записываются и позже все сказанное будет тщательно изучено, проанализировано.

— Ты осмотрел тело?

— Нет. Оставил это легавым. Они устроят адский шум, если я перебегу им дорогу.

— Рискни... Посмотри, прошла ли пуля.

— Не вешай трубку.

Я положил трубку, встал на колени и повернул голову трупа. На затылке дырка оказалась крупнее, чем на лбу. Передернувшись, я поднялся, осмотрел стену напротив двери. На подоконнике заметил грязный след.

Пуля вошла в него после того, как прошила голову Дона. Машинально я подошел посмотреть на это поближе. Достав свою авторучку (она тонкая, длиной сантиметров в десять), прозондировал отверстие. Однако достать до пули не удалось, — она ушла в дерево слишком глубоко.

Я вернулся к телефону:

— У пули очень большая начальная скорость: вероятно, это был 22-й калибр, блондированный снаряд. Все пробивает...

— Тогда понятно, Тайгер. Все совпадает.

— Что совпадает? Объясни, ради бога!

— Это Нигер Хоппес, вражеский агент, который ускользнул от канадцев три года назад и вернулся к себе.

— Я помню об этом.

— Он там не остался. Они направили его к нам, и он спрятался среди нас. Они держали его под рукой на случай необходимости. Это факт. И вот пустили его в ход. Хоппес работает с «магнумом-22», с глушителем. Это артист. Ему удалось захватить Даниэла и тех двух шпионов из консульства Мадрида, которых накололи наши агенты. Эти ребята сидели в тюрьме, и Нигер спустил их прямо в тюремных камерах, стреляя из строения напротив.

— Просто бордель...

— Будь осторожен, Тайгер. Он такой же опасный, как Салви, хотя по-другому. Сразу после войны они создали отряд таких головорезов. Нигер знает свое дело. Он начал с молодых лет и очень опасен. Берегись его.

— У тебя есть последний рапорт Дона?

— Да. Ему удалось обнаружить одного торговца наркотиками. Имени нет. Дон находился на Канал-стрит, но собирался покинуть этот квартал. Должен был снова позвонить мне после разговора с тобой, чтобы условиться о дальнейшей работе.

— Что касается дальнейшей работы, то она уже сделана, и довольно странным образом.

— Что ты теперь будешь делать?

— Поставлю на дело ИАТС. Пусть придут сюда и начинают действовать.

— И ты думаешь, что это так и сойдет после удара Салви?

— Разумеется, посыпятся искры!

— Хорошо, тогда брось это. Я уже договорился с Мартином Грейди. Это слишком серьезно, чтобы можно было позволить себе терять время. Он тебя максимально покроет. Грейди хочет, чтобы ты нападал, а не изводился, отвечая на вопросы.

— Согласен, Бирж, я смываюсь и начну искать в другом месте.

— Будет лучше, если ты используешь одно из наших укрытий. У нас есть новое, на Пятьдесят шестой улице, на первом этаже, над кафе «У Шигли». Вода, газ, электричество, комфорт и все прочее... Еды на месяц жизни и дюжина бутылок. Пароль — «Рыба». Никаких посещений. Мы хотим сохранить укрытие свежим для других операций.

— Кто заменит Дона?

— Я послал Мейсона в Детройт, чтобы он нашел там Дэйва Элроя, если ты согласен.

— Превосходно. Он разбирается в таких делах.

14
{"b":"170865","o":1}