ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эдриен сильно вздрогнула, её рука примёрзла к двери.

“А если она, наконец, поймёт, Эб? Что будешь делать тогда?”

От смеха Эберхарда у Эдриен застыла в венах кровь. “Ах, в этом вся и прелесть. Они раскопают записи сиротского приюта. Я взял на себя смелость и подправил их слегка. Теперь они свидетельствуют о малолетней преступнице с врождённой склонностью к преступному поведению. Она возьмёт провал полностью на себя. Нету ни одного копа в моём прекрасном городе, который бы попытался навесить что-нибудь на мистера Эберхарда Дароу Гарета – щедрого политического покровителя. Я никогда не покидаю Королевство Н’Оулинс. Она всегда одна въезжает и выезжает из страны”.

Глаза Эдриен расширились от ужаса. О чём он говорил?

Жерард засмеялся. “Мы вывезли огромную партию в её Мерседесе в прошлый месяц, Эб. А поездку в Акапулько никак кроме блестящей не назовёшь”.

Партия? Эдриен с яростью думала она. Партия чего? Она беззвучно пятилась от двери.

Глупая. Доверчивая. Невинная. Что плохого в том, чтобы быть невинной? спрашивала она себя, пока шла крадучись по тёмному замку, глотая слёзы. По крайней мере в невинности была честь. По крайней мере она никогда никому не причинила боли, никогда никого не использовала. Так может быть она была ребёнком…доверчивым. Может быть ей не хватало чуточку здравого смысла. Но она более чем компенсировала это в других областях. У неё доброе сердце. Это должно было что-то значить.

У неё сжималось горло от сдерживаемых слёз. Прекрати это, ругала она себя. Сконцентрируйся. Найди королеву. Вернись домой. Не рождаются такие мужчины, как Ястреб в двадцатом столетии, а после Ястреба уже никто и никогда не сможет быть для неё искушением снова.

Ворота маячили перед ней. Почему они не задержали её? Она знала, что они уже были там. Может, он хочет, чтобы они позволили ей уйти. Может, она была такой наивной и невежественной, что он на самом деле не интересовался ею вообще. После всего, у подобного мужчины не будет проблем с тем, чтобы найти сговорчивую женщину.

О чём беспокоиться королевской шлюхе? Всегда будет ещё одна женщина.

Она ударила сердито ногой по камешку и смотрела, как он катиться к стене ворот. Поднимут ли они решётку и оттянут ли выступающую балку для неё? Раскатают для неё красную дорожку, чтобы отпраздновать её прощание с ними?

И когда она ступила в арку, Гримм материализовался из тени.

Она остановилась, от облегчения.

Попытайся снова, сказала она себе. Напиши эту сцену ещё раз, Эдриен де Симон. Читаем, “Она остановилась, неистовая в отказанном побеге”.

Нет, определённо, это облегчение.

Она вздохнула с поникшими плечами. “Гримм, позволь пройти. Это моя жизнь. Двигайся”.

Он покачал головой. “Простите, миледи”.

“Гримм, я должна вернуться в имение Комина”.

“Зачем?”

Она изучала его какое-то мгновенье в преломляющемся свете. Он выглядел действительно озадаченным, и его глаза продолжали пристально всматриваться в северный двор, словно он ожидал кого-то. “Потому что я тоскую по дому”, солгала она. Хорошо, может и не совсем это ложь – она действительно ужасно скучала по Муни.

“Ах!” Понимание осенило его красивые черты. Он стоял перед ней, расставив ноги, сложив мускулистые руки на своей груди. “Ищите что-нибудь?”

“Что?” он не мог знать! Или мог? “Гримм, Леди Комин – я хотела сказать моя мать – говорила что-нибудь о… ну…кое-чём моём, что я должно быть оставила там…дома?”

“Похожее на что?”, спросил Гримм, с подлинно невинным видом.

“Да, похожее на что?”, отозвался эхом голос за её спиной. Что-то в его голосе решительно изменилось, и не в лучшую сторону. Бархатное урчанье Ястреба приобрело холодность гладкой отполированной стали.

Несла ли она ответственность за это изменение?

“Отведи её в Павлинью комнату. Закрой дверь и принеси мне ключ, Гримм”.

“Нет!”, закричала она, развернувшись чтобы посмотреть ему в лицо. “Я должна идти! Я хочу пойти в имение Комина!”

“Что ищешь, жена?”, спросил он ледяным голосом.

Безмолвная, она непокорно смотрела на него.

Хоук мрачно выругался. Могло ли это быть правдой? Могла ли она действительно быть из будущего и искать путь обратно домой? Мысль о том, что она могла покинуть его ради Адама, делала его почти безумным.

Но, мрачно размышлял он, если это была чёрная королева, которую она пыталась найти, тогда она точно делала это по определённой причине. Была вероятность, что она была откуда-то ещё, если не когда-то ещё, и она думала, что чёрная королева сможет увести её прочь от него.

Был единственный способ узнать об этом, решил он.

“Это ли не то, что ты ищешь, милая?”, спросил он, пока вытягивал шахматную фигурку из своей сумки и поднял её перед её расширяющимися глазами.

Глава 18

“Идём, милая”. Приказ был невыразительным и безошибочно опасным. И даже сейчас, простые слова заставляли её трепетать от желания. Прилив жара украл у неё дыхание. “Хоук…”

“Нет”. Слово было предупреждением. “Сейчас. Возьми мою руку”.

Что он собирается делать? с яростью размышляла она. За собой она почувствовала подступавшего ближе Гримма, подталкивающего её к Ястребу.

“Подожди!” Она вытянула руку, чтобы удержать его.

“Двигайтесь, миледи”, тихо сказал Гримм.

“Не запирай меня в комнате!”

“Как могу я не делать этого?”, усмехнулся Хоук. “Зная, что ты собираешься вернуться в место, где, кажется, познала маленькие радости – всё ещё охотнее будешь там, чем здесь со мной!”

“Ты не веришь, что я их будущего!”, задыхаясь, сказала она.

“Уже начинаю”, пробормотал он. “Как ты думаешь, я узнал об этом?” Чёрная королева блестела в его руке.

Она пожала плечами. “Как?”

“Ты, моя сладкая жена, говорила о ней, когда тебя отравили. Озабоченная и обеспокоенная и пытающаяся найти её…”

“Но я только вспомнила”.

“Твой спящий разум вспомнил раньше”.

“Но как ты её достал?”

Гримм ответил ей. “Леди Комин видела, как она падала из твоей руки в ту ночь, когда, как она утверждает, ты появилась.

“Но как…”

“Леди Комин вручила её мне после венчания. Я отдал её Ястребу”.

“Она признала, что ты не её родная дочь. Я не вижу причины, по которой ей вздумалось бы врать на этот счёт”. За исключение того, что имение Комина страдает от какого-то странного заразного безумия, мрачно думал он. “Это и правда вернёт тебя туда, откуда ты пришла?”, осторожно спросил Ястреб.

“Я так думаю. Поскольку я могу сказать, это то, что принесло меня сюда”, сказала она, бросив взгляд на вымощенную дорожку.

“И твоим планом было получить её и вернуться домой, милая? Ты планировала ускользнуть из Далкейта одна?”

“Нет! С твоей матерью, Хоук!”, сказала она резкую глупость. “Конечно одна!”

“Так ты шла в имение Комин, чтобы заполучить шахматную фигурку и попытаться вернуться туда, откуда ты появилась? Таким был твой план на этот вечер?” Она не заметила предостережения в его заботливом тоне.

“Да, Хоук. Я признаю это. Хорошо? Я собиралась попытаться. Я не уверена, что это сработает, но это последняя вещь, которая была в моей руке, прежде чем я оказалась здесь, и легенда гласит, что шахматный набор проклят. Это единственная вещь, как я думаю, что могла сделать это. Если она принесла меня сюда, она только и могла бы вернуть меня обратно”.

Ястреб прохладно улыбнулся. Он повертел королеву в руке, осторожно её изучая. “Викинг”, задумчиво говорил он. “Красивая. Хорошо сделанная и сохранившаяся”.

“Ты мне сейчас веришь, Хоук?” Ей нужно было знать. “Что я действительно из будущего?”

“Достаточно сказать – я не верю, что рискну”. Он всё ещё не совсем верил, но безмерно лучше обезопаситься, чем сожалеть.

Он резко повернулся на пятках и пошёл широким шагом к садам. “Забери её, Гримм”, бросил он через плечо, почти как запоздалую мысль.

Но Гримм не должен был её никуда уводить. Тысяча тревожных колокольчиков звенела в её голове, и она бросилась за ним вслед, чтобы догнать его. Его осмотрительный тон, его холодная манера поведения, его вопросы. Он тщательно сопоставил факты вплоть до буквы. Ястреб не был человеком, лишённым интеллекта и целеустремлённости. Она надеялась только на то, что неправильно поняла его намерение сейчас.

36
{"b":"170867","o":1}