ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Если ты решишь попытаться, у нас всё ещё есть одна маленькая проблема, мой друг”, оповестил Рушка.

“Что там ещё?”, рассеянно спросил Ястреб.

“Он ушёл. Как ты найдёшь его? Я знавал людей, которые искали легендарных Эльфов всю жизнь, и никогда не видели хотя бы потерявшегося келпи, Хоук”.

Хоук задумался об этом на мгновенье, потом улыбнулся. “Говоришь, он тщеславный?”

“Да”.

“Самовлюблённый, очевидно”.

“Да”, подтвердил Рушка.

“Склонный к приступам гнева и проказам, как я полагаю, ты выразился бы”.

“Да”.

“И как показалось, он пришёл сюда, подгоняемый таким человеческим чувством, как ревность. Ко мне”.

“Это правда”.

“Хорошо. Тогда я собираюсь на самом деле встряхнуть его мерзкий мирок”.

“Что ты задумал, Хоук?”, спросил Рушка, с едва уловимым намёком на улыбку на обветренном лице.

Ястреб оскалился в ухмылке и поднялся на ноги. У него была работа, которую он должен был сделать.

******

Эдриен мчалась вверх по ступенькам Коэтэйл,93 с большей энергией, чем той, что у была неё все последние месяцы.

“Мария! Мария!”, кричала она, когда нырнула через дверь, ища миниатюрную кубинскую женщину, которая стала для неё кем-то большим, чем её домработницей за последний месяц; она сейчас была скорее ей как мать и дорогой друг.

Эдриен решительно приказала Марии переехать в дом к ней, и постепенно они обе погрузились в восхитительные ритуалы их дружбы; чаепитие по ночам, утренние беседы, разделённые смех и слёзы.

“Мария!”, позвала она снова. Тогда, выследив Муни, она подхватила её и закружилась с испуганным котёнком по прихожей.

“Эдриен?”, она появилась в дверном проёме, а её глаза светились надеждой. Мария внимательно пробежалась глазами по Эдриен; её сияющее лицо, её искрящиеся глаза. “Ты видела его – врача?”

Эдриен быстро кивнула головой и крепко прижала Муни. Кошка издала раздражённое мяу и выгнулась. Обе женщины молча обменивались улыбками над головой кошки.

“И врач сказал…”, подбодрила Мария.

“Ты была права, Мария! Это потому я чувствовала себя такой больной. У меня будет ребёнок Хоука, Мария”, воскликнула Эдриен, не в состоянии больше удерживать новость в себе. “У меня внутри ребёнок Ястреба!”

Мария захлопала в ладоши и радостно засмеялась. Эдриен со временем исцелится. Ребёнок от любимого мужчины мог вселить надежду в любое женское сердце.

*******

Ястреб нанял пятьдесят арфистов и шутов и научил их новым песням. Песням о ничтожном эльфийском шуте, который был изгнан из Далкейта-над-Морем легендарным Ястребом. И так как он был сам легендой в своё время, его сказания повествовали о великой истинности и неослабевающем могуществе. Актёры были восхищены эпическим величием столь безумного сказания.

Когда они отрепетировали до совершенства песенки и рефрены о победе над шутом, Ястреб послал их в графства Шотландии и Эдинбурга. Гримм сам сопроваждал труппу актёров, путешесвующих по Эдинбургу, чтобы помогать распространять сказание, пока Хоук проводил поздние часы у свеч, записывая, перечёркивая и совершествуя свой приказ к тому моменту, когда шут придёт. Время от времени, в ранние утренние часы, он тянулся к своему набору острых шил и клинков и начинал вырезать из дерева игрушечных солдатиков и куколок, одного за другим.

*******

На острове Морара Королева сдержала деликатный смешок своей маленькой рукой, когда напевы нового представления донеслись с моря. Адам зарычал.

Шут долгие месяцы торжествовал свою победу над Ястребом. Самодовольно он говорил Королю и любому, кто его слушал, “Он может и красавчик, но ему не сравнится со мной. Всего лишь глупое миленькое лицо”.

Король проказливо приподнял бровь, не в состоянии удержаться от того, чтобы не подразнить шута. “Глупый, он? Побеждённым, был ли? Мой, мой, шут, кажется, поистине не зря мы дали тебе такое имя. Легенду о эльфийском шуте только что переписали. Целую вечность смертные будут помнить о твоём поражении, не его”.

Шут испустил оглушительный вопль ярости и исчез. В этот раз, Фибн’эара пошёл прямо к своей Королеве.

“Шут идёт к Ястребу”, сказал он ей. Адам был в отвратительном настроении, а до этого однажды он чуть не уничтожил их расу. Договор не должен быть нарушен.

Королева немного отдвинулась и посмотрела на своего супруга долгим внимательным взглядом. Потом она подставила свои губы для его поцелуев и Фибн’эара понял, что снова был в милости у своей любимой.

“Ты правильно сделал, что рассказал мне, мой дорогой”.

*******

Иногда, очень поздно ночью, Эдриен грезила, что снова гуляла по изумрудным склонам Далкейта. Прохладная свежесть солоноватого воздуха с благоуханием роз гладила ей волосы и ласкала её кожу.

В её мечтах Ястреб ждал её у края моря; её, одетый в килт, великолепный шотландский лэрд. Он улыбался ей, и его глаза украшали морщинки, а потом они темнели от тлеющей страсти.

Она брала его руку и ложила её нежно на свой округлившийся живот, и его лицо вспыхивало счастьем и гордостью. И он брал её осторожно и нежно, там, на краю обрыва, в ритме разбивающихся о скалы ударов волн океана. Он занимался с ней любовью яростно и властно, и она держала его так сильно, как только могла.

Но перед рассветом, он растворялся, ускользая сквозь её пальцы.

И она просыпалась, с щеками, влажными от слёз, а руки не сжимали ничего, кроме одеяла или подушки.

Глава 34

1 апреля 1514

Он был близко. Ястреб мог чувствовать его, сидя в своей комнате и шлифуя игрушечного солдатика до гладкости зёрнышка, видя, как рассвет продвигается через море. Покалывание от осознания этого начиналось у основания позвоночника и бежало вверх по спине, обостряя все его чувства.

Ястреб улыбнулся дьявольской улыбкой и осторожно отложил в сторону игрушку. Нечто злобноё сюда идёт. Да. И я готов в этот раз, ты ублюдок!

Ястреб пересёк комнату, подходя к столу, и свернул толстый свиток пергамента, пряча его в свою кожаную сумку. Он был готов воспользоваться им, но только после того, как получит удовлетворение, сразившись с кузнецом на условиях смертных.

Он ступил в утро, чувствуя себя более живым, чем ощущал это все последние месяцы. Держись твёрдо своей веры в меня, любимая, прошептал он, отсылая ей свои слова сквозь столетия.

Потому что любовь и вера были серьёзной магией сами по себе.

*******

“Выходи, трус”, позвал он, его дыхание вырывалось клубами пара в холодный утренний воздух. Снегопад прекратился пару недель назад, сохранившись по земле лишь разбросанными очажками, а весна скоро украсит Далкейт-над-Морем ещё раз. Как и моя жена, яростно поклялся он. Вот уже много дней он был натянут как струна, зная о том, что вот-вот должно было случиться. Ощущая это в сердце, как временами цыгане испытывали свои предчувствия. Этим утром он проснулся в ранний час, зная что время было уже близко. Битва развернётся этим днём, и это будет сражение, в котором он одержит победу.

“Давай же! Легко вести бой не в открытую. Это только говорит мне о том, что ты слишком труслив, чтобы обьявиться самому и встретиться со мной лицом к лицу”, дразнил он туманный воздух.

На мгновение он почувствовал себя дураком, но резко оттолкнул это чувство в сторону. Адам Блэк, подгоняемый песнями минестрелей и шутовской слабостью, был близко – он осознавал это чётко всем своим телом и душой.

“Враг! Выходи же ко мне! Трусливый, слабый, сопливый щенок. Держу пари, ты прятался за мамиными юбками, когда был мальчишкой, не так ли? Трясёшься и дразнишься, из-за спины девушки, так ты теперь делаешь?”, смеялся он в безмолвное утро. “Используешь её как свою пешку. Любой может играть в такую хилую игру. Я вызываю тебя на настоящее противоборство, бесхребетный червяк”.

Поднялся бриз, уже более проказливый, но всё ещё никто не появлялся. Воздух кружил плотными вихрями по в спешке бегущим по небу тёмным облакам. Хоук захохотал во весь голос, чувствуя возбуждение и силу, бегущие по его венам.

66
{"b":"170867","o":1}