ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Более того: в постиндустриальную эпоху, характеризующуюся доминированием информационных технологий, отторжение творцов на уровне общественной культуры является сильнейшим дезорганизующим фактором даже процесса развития самого по себе.

Пример 31

Слабость способности к самоорганизации

Отсутствие инициативы весьма часто дополняется в коллективистских обществах отсутствием способности к самоорганизации и ее простейших навыков.

Если вдуматься, здесь нет противоречия: люди сбиваются в коллективы в том числе и потому, что ощущают свою неспособность самостоятельно объединиться и самим скоординировать свои действия в случае необходимости и потому предпочитают пребывать в объединенном состоянии постоянно, перейдя в него заранее, «на всякий случай».

Примеры ослабленной способности к самоорганизации разнообразны. Так, на улицах Сеула, столицы одной из сильнейших «новых индустриальных стран», по свидетельству очевидцев, сильнейшее впечатление на неподготовленного человека производят одетые в униформу муниципальные служащие, в массовом порядке выходящие в часы пик на остановки городского транспорта с мегафонами, чтобы командовать пассажирам: «Сначала выходим, потом заходим!»

Без таких команд творцы корейского экономического чуда, как показывает практика, лишь с определенными сложностями могут самостоятельно координировать свои действия даже по посадке в автобус и высадке из него.

В этих условиях японскому обществу остается, сосредоточившись на устранении локальных самоочевидных недостатков, надеяться на кардинальное изменение общих условий и принципов конкуренции. В частности, на руку японцам могут сыграть их традиционный коллективизм и сплоченность, которые в принципе должны облегчить и ускорить по сравнению с другими обществами проявления коллективного разума.

До реализации какой-либо из возможностей такого рода, которые, насколько можно понять, в обозримом будущем не будут стоять на повестке дня, Япония, да и вся близкая к ней по типу развития Юго-Восточная Азия не станет активным участником глобальной конкуренции. Тем более она не сможет стать источником значимой в мировом масштабе экспансии.

Эта печальная судьба не только иллюстрирует порочность самой идеи догоняющего индустриального развития. Так как такой тип развития является единственно доступным для неразвитых стран, она показывает, что глобализация лишает возможности успеха даже те из них, которые добились значительного успеха накануне нее, но не сумели или не успели создать собственную научную базу, позволяющую самостоятельно разрабатывать новые технологии.

Пример 32.

Япония и страны Юго-Восточной Азии:

общность фундаментальных пороков экономического развития

При анализе структурных недостатков японской экономики, ставших ключевой причиной краха «японского чуда» и вот уже более чем десятилетней депрессии, бросается в глаза их сходство с фундаментальными изъянами экономик стран Юго-Восточной Азии, сделавшими их беззащитными перед ударами кризиса 1997-1998 годов.

Фактически эти страны развивались по общей модели развития. Относительная успешность Японии лишь в небольшой степени вызвана послевоенной внешней помощью (в виде не столько финансовых вливаний, сколько структурных и управленческих преобразований и передачи технологий управления, успешно адаптированных японским обществом); главной причиной ее успеха представляется раннее вступление на путь «догоняющего развития».

Избранная ею экономическая модель соответствовала условиям доминирования индустриальных, а не информационных технологий и менее острой внешней конкуренции. Именно это соответствие и предопределило ее успех, - так же, как ее провал был предопределен неспособностью изменить эту модель в соответствии с резко изменившимся с началом глобализации характером внешней конкуренции.

Страны Юго-Восточной Азии, имея перед глазами сияющий пример Японии, в той или иной степени заимствовали принципы ее развития. Это заимствование происходило частью осознанно, частью стихийно; частью самостоятельно, частью под влиянием и даже давлением работавших в регионе японских корпораций, но наиболее важен не характер заимствования, а его запаздывающий характер.

Для развития обществ более чем для чего-либо другого верна максима «нельзя войти дважды в одну и ту же реку». Общественные науки не являются науками в классическом смысле слова именно в силу невозможности повторения опыта в исходных условиях: они постоянно изменяются. Пытаясь повторить чей-либо успех при помощи механического, не критического и не творческого заимствования методов и алгоритмов, вы с высокой вероятностью обрекаете себя если и не на фарс, то во всяком случае на поражение, ибо, скорее всего, находитесь в иных условиях, чем выбранный вами пример для подражания.

Развиваясь «в тени» Японии и, главное, по ее модели, служа ареной экспансии ее корпораций, страны Юго-Восточной Азии не имели шансов стать самостоятельно значимыми субъектами мировой экономики.

Кроме того, следуя по пути, проторенному Японией, они вошли в глобализацию качественно менее зрелыми. Это имело свои позитивные стороны: отсрочило кризис, так как они просто не успели раздуть собственные «финансовые пузыри», и обусловило большую гибкость, позволившую быстро компенсировать последствия первого кризиса глобальной экономики 1997-1999 годов. Однако главное следствие их незрелости было все же негативным: они не успели создать значительных по масштабам экономик, серьезных технологических баз и «инерцию прогресса» до того, как глобализация обесценила их модель развития.

В результате страны Юго-Восточной Азии не успели реализовать потенциал индустриальной по своей сути модели «догоняющего развития» - и, соответственно, не успели создать технологический, интеллектуальный и финансовый задел, позволяющий хотя бы пытаться создать новую модель развития, соответствующую требованиям глобализации. Позднее Японии встав на ее путь, они не успели заработать себе тот шанс, который японское общество упустило из-за глубокого консерватизма.

И то, что недостатки азиатской модели экономики, как правило, рассматриваются сегодня на примере в первую очередь азиатских стран, а не ее создательницы Японии, также представляется следствием предпринятого ими «запаздывающего копирования». Ведь в результате своего новаторства Япония подошла к глобализационному перелому третьей (после США и СССР) экономической державой мира, и, хотя она и не выдержала испытания глобализацией, заслуженный статус вместе с ореолом «японского чуда» (и культурным барьером) во многом защитил ее от критического анализа. Страны же Юго-Восточной Азии не имели «репутационной защиты» и, более того, разозлили своим провалом многих аналитиков, в силу лености ума предрекавших им успех просто на основании успеха Японии и экстраполяции накопленных ими тенденций.

Тем не менее, фундаментальные недостатки их экономической модели, как правило, относятся и к более развитой японской экономике. Наиболее значимыми представляются следующие (цит. По ЗАЙЦЕВ):

1. Общая ориентация на экстенсивные методы развития на основе огромных инвестиций без структурных и организационных изменений. Страны Юго-Восточной Азии ориентировались также на постоянный приток рабочих рук; в результате исчерпание возможностей вовлечения сельского населения в промышленность дополнительно замедлило развитие.

2. Полная технологическая зависимость Юго-Восточной Азии от развитых стран. В силу экстенсивного развития экономики увеличение инвестиций не способствовало созданию собственной технологической базы, что ограничивало масштабы создаваемой добавленной стоимости и, соответственно, перспективы развития. Так, к концу 80-х годов ХХ века в Южной Корее стоимость произведенных компьютеров более чем на 85% состояла из импортных комплектующих, почти 95% их числа производилось по лицензии, а программное обеспечение было полностью иностранным. Страны Юго-Восточной Азии стали «сборочными цехами по производству массовых промышленных товаров», «использующими, но не создающими» высокие технологии. Это сделало их исключительно уязвимыми в условиях глобализации, резко замедлившей, а то и прекратившей прирост спроса на такие товары за счет ускоренного развития информационной сферы.

108
{"b":"170876","o":1}