ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доходы же КТК, напротив, были существенно завышены при составлении ТЭО. Так, в 2002 году предполагалось получить 656 млн.долл. от прокачки 28,2 млн.т. нефти, реальные же доходы составят 180 млн.долл. от прокачки 8,55 млн.т..

Недополучение доходов вызвано не только переносом срока ввода первой очереди КТК, но и особенностями механизма его функционирования, делающими его невыгодным для компаний, не финансирующих его строительство (в результате при пропускной способности в 28 млн.т. в год заключены договора на транспортировку 10 млн.т. в год, и чья-либо заинтересованность в транспортировке остальных объемов нефти в будущем отсутствует).

Тариф на перекачку нефти по КТК от Тенгизского месторождения составляет около 25 долл. за тонну (в том числе по российскому участку - 19 долл.), в то время как «Транснефть» осуществляет аналогичную перекачку казахской нефти (на экспорт) за 16 долл. за тонну.

Завышенность тарифа объясняется тем, что вся прибыль КТК направляется в первую очередь на погашение кредита предоставленного нефтедобывающими компаниями - акционерами КТК, которые фактически платят сами себе.

При этом проценты на кредиты, предоставленные Россией и Казахстаном, не начисляются до завершения строительства первой очереди КТК. Существенно, что договор о создании КТК не определяет однозначно понятия «завершение строительства»: Россия настаивает на том, что оно означает начало функционирования самого трубопровода, а нефтяные компании подразумевают под ним принятие всех без исключения объектов первой очереди.

Нефтяные компании намерены максимально затягивать время начала начисления процентов на российский и казахский кредиты. Наши потери из-за неначисления кредитов видны на фоне Омана, предоставившего КТК при его создании кредит в 86,5 млн.долл., но добившегося начисления на них процентов, в результате чего сегодня КТК должен ему около 170 млн.долл..

В результате «ошибок» при составлении ТЭО и изменения налогового законодательства России (отрицательные курсовые разницы от переоценки кредитов стали относиться на убытки предприятия) убытки КТК, по имеющимся данным, на начало 2002 года составили почти 20 млрд.руб., а за 2002 год - еще почти 15 млрд.руб.. При этом уставной капитал КТК ничтожен и составляет 1,2 млн.руб..

РФФИ - акционер КТК от России - фактически не занимается защитой интересов России не только от экономического грабежа, которым обернулся этот многообещающий проект, но и при решении многочисленных юридических проблем.

Прежде всего, «КТК-Р» функционирует без юридических оснований, так как соглашение о его создании не ратифицировано и, более того, не может быть ратифицировано, так как, как было показано выше, прямо противоречит Закону «Об акционерных обществах».

Так как договор о создании «КТК-Р» не ратифицирован, он не является международным договором, положения которого имеют приоритет над положениями российского законодательства. Это означает, что «КТК-Р» является субъектом естественной монополии по российскому законодательству и, в частности, тариф на прокачку нефти по его российской части должен устанавливаться ФЭК России. Между тем договор о создании «КТК-Р» прямо предусматривает, что тариф может изменяться только при согласии всех акционеров.

Принципиально важно, что признание «КТК-Р» естественной монополией по российским законам и установление тарифа по прокачке нефти ФЭК России (без учета положений договора об образовании «КТК-Р») в финансовом отношении выгодно России, так как позволит улучшить финансовое состояние «КТК-Р» за счет повышения тарифа. Это приблизит срок окупаемости проекта и время, когда Россия сможет получать не только выплаты по кредиту, но и дивиденды. Улучшение финансового положения России осуществляется при этом за счет нефтедобывающих компаний, участвующих в КТК, в том числе и российских.

Однако само обсуждение этого вопроса является табу не только для частных инвесторов проекта, но и для российского правительства.

Более того: весной 2002 года руководство КТК потребовало одобрения акционерами «КТК-Р» (в том числе правительством России) завышения установленных текущих затрат более чем на 20 млн.долл., мотивируя это неисполнением обязательств российскими проектировщиками. Это объяснение звучит откровенным издевательством, так как, по имеющимся данным, «КТК-Р» давно отказалось от услуг российских проектировщиков. Более того: на собрании акционеров весной 2002 года представители КТК никак не смогли мотивировать свое предложение об увеличении его бюджета.

Запрошенная сумма дополнительных расходов очень велика. Так, она достаточна для строительства «с нуля» трех нефтеперекачивающих станций - всех станций, которые вообще когда-либо строились на КТК.

В соответствии с первоначальным проектом, для обеспечения экспорта российской нефти КТК должен был быть соединен с системой «Транснефти» перемычкой длиной 80 км. (в районе Кропоткина).

«Транснефть» не реализует этот проект не только из-за отсутствия заинтересованности в транспортировке по КТК нефти российских компаний, не являющихся его акционерами, но и, вероятно, из-за того, что оно не было назначено оператором КТК. По договору акционеров КТК, «Транснефть» должна была быть назначена им по взаимоприемлемому договору, однако другой пункт договора акционеров КТК оставлял за КТК все коммерческие вопросы, связанные с деятельностью оператора, так что «Транснефти» оставалась только деятельность по физической эксплуатации нефтепровода. «Транснефть», попавшая в юридическую ловушку, настаивала на своих правах, КТК возражал, и в июле 2000 года акционеры приняли решение (причем РФФИ от имени России голосовал «за»), передающее обеспечение эксплуатации КТК самому КТК.

Согласно договору акционеров КТК, при нехватке средств на покрытие текущих расходов акционер от правительства России обязан профинансировать нехватку оборотного капитала (в размере 24% суммы нехватки). В случае невыплаты им этой суммы или ее части на его задолженность начисляется 6% годовых. Эта задолженность может погашаться за счет причитающихся России выплат КТК, но сам факт внесения такого пункта в договор свидетельствует о недоверии его составителей к собственному ТЭО.

В Договоре о займе члена-основателя от 16.05.97., заключенного между «КТК-Р» и «КТК-К» (как заемщиками) и Госкомимуществом России и РФИИ (как кредиторами) установлено, что для погашения эксплуатационных издержек заемщик может потребовать, а кредитор обязан предоставить кредит.

При этом кредитор отказывается от права обращаться в суд для взыскания задолженности с заемщика или признания его банкротом, пока аналогичные требования не предъявят другие кредиторы (нефтяные компании - акционеры КТК или международная финансовая организация).

Указанные договоры составлены по английскому праву, разрешение связанных с ними споров отнесено к компетенции арбитражного суда в Стокгольме.

По имеющимся данным, КТК может столкнуться со значительным дефицитом оборотных средств уже в 2003 году (если уже не столкнулся с ними в 2002), что может вызвать требования дополнительного финансирования в адрес России практически в любой момент.

Руководство США жестко лоббирует интересы КТК, не стесняясь адресовать российским лидерам сильные, чтобы не сказать грубые и балансирующие на грани прямых угроз, выражения. Если суммировать ряд обращений, сделанных в последние годы на различных уровнях, позицию США можно выразить следующим образом:

142
{"b":"170876","o":1}