ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сдерживание развития рынков сбыта информационных технологий тормозит технологический прогресс развитых обществ не только напрямую (снижая финансовые потоки высокотехнологичных и информационных отраслей), но и через стагнацию и существенную корректировку фондовых рынков мира.

Значительная коррекция ключевого фондового рынка мира - рынка США - оказывает крайне негативное влияние на развитие самого американского общества. Сегодня фондовый рынок играет исключительно важную, стержневую роль в жизни американского общества. Достаточно указать, что на различные его сектора «завязаны» столь разные и исключительно значимые сферы общественной жизни, как развитие технологий и сфера социального обеспечения. При этом экономика не имеет «встроенного механизма» защиты от долгосрочного снижения или даже простой стабилизации котировок.

В результате значимая корректировка фондового рынка приведет к болезненному торможению развития указанных двух важнейших сфер жизни американского общества. Это приведет не только к существенному замедлению технологического прогресса, но и к порождению проблем в социальной сфере и уменьшению общего уровня ожиданий в обществе.

Ведь системы социального обеспечения развитых стран, в первую очередь США, ориентированы в конечном счете на фондовый рынок. Не только устойчивое снижение котировок последнего в результате мирового структурного кризиса, но и простая их стагнация наносит сильнейший и болезненный удар по всей системе социальной защиты Запада, ставя тем самым под вопрос главное завоевание западной цивилизации - «общество благоденствия» и уже запустив процесс маргинализации части среднего класса - процесс превращения «общества двух третей» в «общество половины».

Снижение общего уровня ожиданий в развитых обществах уже сегодня ведет к стагнации потребительского спроса и, соответственно, к стагнации их внутренних рынков, которая при неблагоприятном развитии событий может перерасти и в их сжатие.

Это окажет крайне серьезное негативное влияние на экономики стран Юго-Восточной Азии и Китая, ориентирующиеся на американский рынок непосредственно, и на экономику Японии, подпитывающую технологиями указанные страны Юго-Восточной Азии и потому также зависящую от экономической конъюнктуры США.

Конечным результатом станет такое же сокращение общемирового спроса, замедление технологического прогресса и развития целого ряда регионов мира, как и в случае разрушительного завершения конкурентного столкновения США со странами еврозоны, вероятность которого существенно снизилась в последние годы.

Нет нужды обращать особое внимание на то, что подобное сжатие мирового спроса приведет в условиях продолжающегося доминирования глобальных монополий к новому сокращению спроса на дорогие высокотехнологичные и информационные продукты и, соответственно, дополнительному усугублению мирового экономического кризиса.

Наиболее естественные, инстинктивные действия развитых стран в этих условиях будут направлены на укрепление монополистического доминирования в мировой экономике и на попытку компенсации убытков от сокращения рынков сбыта за счет извлечения еще больших монопольных сверхприбылей.

Монополизация высокотехнологичных секторов (включая информационный и связанный с использованием брендов) в этой логике будет дополняться - и уже дополняется - монополизацией запасов наиболее важных видов сырья, в первую очередь энергоносителей и нефти как энергоносителя с наиболее либерализованным режимом торговли. В этой ситуации все экономики, не относящиеся к числу развитых, и в первую очередь так называемые новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, будут зажаты в тисках с одной стороны, сырьевых и с другой - высокотехнологичных монополий. Эти монополии, базирующиеся прежде всего в развитых странах, будут при помощи нерыночного диктата цен изымать у остального человечества все большую часть добавленной стоимости: с одной стороны, при помощи завышения цен на сырье, с другой - при помощи завышения цен на высокотехнологичные товары потребления и, особенно, средства производства.

Понятно, что подобная политика, при всей ее естественности с точки зрения глобальных монополий, способна обеспечить лишь дополнительное ухудшение положения мировой экономики, которая начнет двигаться по сужающейся спирали к катастрофе, обеспечивающей разрушение глобальных монополий.

Однако уповать на эту катастрофу как на панацею не следует, - и не только потому, что абсолютное большинство катастроф не переживается их некоторыми участниками, а некоторые катастрофы не переживаются вообще никем.

Фундаментальная проблема развития современного человечества заключается в том, что описанные последствия дальнейшего слепого и нерегулируемого обострения глобальной конкурентной борьбы, являющиеся символом и признаком качественно новой по своим масштабам глобальной неустойчивости, развиваются на фоне нарастающего числа признаков объективной ограниченности потенциала развития человечества как такового.

В первую очередь среди этих признаков следует отметить потенциальные пределы дальнейшего наращивания совокупного мирового спроса, вызванного необратимостью отставания стран, не имеющих широкого доступа к информационным технологиям.

Более глубоким ограничением развития представляется неизбежное в случае продолжение процессов глобальной интеграции исчерпание потенциала развития человечества за счет взаимного обогащения различных культур. Ведь глобальная интеграция объективно ведет к стиранию различий между ними и распространяет тенденции унификации в том числе и на сферу культуры. Возможность возрождения этого потенциала дает «отгораживание» стран и регионов от глобального финансового рынка в рамках реализации парадигмы региональной интеграции, но это не останавливает, а лишь несколько замедляет течение унификационных процессов.

Предел им кладут исключительно цивилизационные различия, но именно в силу глубины этих различий интенсивность и потенциал взаимного обогащения культур, принадлежащих к различным цивилизациям, существенно ниже, чем у культур, взаимодействующих в рамках одной и той же цивилизационной общности.

Раскрытые возможности масштабного торможения технологического и общественного прогресса представляются частными проявлениями более общего правила: в условиях глобализации, в условиях объединенного коммуникациями мира устойчивое и длительное развитие может быть только общим. Всякое подавление конкурентов подрывает его, сужая и обедняя, увеличивая степень монополизации, сокращая рынки сбыта продукции победителя, и ведет таким образом к общему торможению прогресса человечества и к его загниванию.

13.2. Цена глобального регулирования

Таким образом, стихийное развитие технологий, приводя (как было показано в параграфе …) к глобальной монополизации, само тормозит себя, создавая неразрешимые при помощи стихийного саморазвития проблемы и, следовательно, объективную потребность в осознанном вмешательстве человечества в процессы собственного развития. Развитие технологий достигло уровня, создающего категорическую необходимость распространения сферы действия общественных систем саморегулирования (какими в настоящее время являются национальные государства) с национального на наднациональный уровень.

Уже сегодня мы видим в действии как минимум четыре модели такого расширения сферы национального регулирования - по числу моделей осуществляемых в наше время цивилизационных экспансий:

144
{"b":"170876","o":1}