ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отлично! – разгорячено воскликнул Стюарт. – Пусть только попробуют еще сунуться.

– Нет, – отрицательно покачал головой Жак. – Оливийцы больше не пойдут на открытый штурм. Они не дураки. Надо готовиться к чему-то другому. В конце концов, это их город, и знают его чистые гораздо лучше чужаков…

– Верно, – вставил Родригес. – Надо найти слабые места в нашей обороне и заделать бреши раньше, чем о них догадается враг.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Пол.

– Дома! – одновременно произнесли Храбров и де Креньян.

– Правильно, – проговорил арагонец. – Мы совсем забыли об окнах с противоположной стороны строений. А ведь через них может просочиться целая армия. Хорошо хоть, подъезды у морсвилцев выходят на магистраль, а не внутрь квартала. Тогда бы эти проблемы возникли уже давно.

– Все наемники на зачистку домов! – немедленно скомандовал Олесь.

Двадцать воинов, с обнаженными мечами, бросились в ближайшие здания. Догадка Родригеса подтвердилась спустя пару минут. Прямо на лестничном пролете русич заметил четверых чертей. На них была обтягивающая черная одежда, металлические ремни и бляхи, лица были раскрашены причудливым рисунком.

Оливийцы осторожно поднимались по ступеням. Цель противника была ясна: группа должна уничтожить аланских наблюдателей и снайперов на крыше и верхних этажах.

Увидев землян, один из тасконцев вскинул карабин, но стрела, выпущенная из арбалета, тотчас пробила ему горло, – Стюарт великолепно стрелял. Морсвилцы в отчаянии бросились на закованных в латы наемников. Воины спокойно и безжалостно перебили лазутчиков. Никто из землян не пострадал.

– Пол, осмотри первый этаж, – крикнул Храбров. – Там должны находиться раненые аланцы. Почему они не подали сигнал?

С остальными людьми Олесь тщательно проверил весь восьмиэтажный дом. К счастью, до снайперов черти не добрались. Но на всякий случай русич приказал сержанту выставить дополнительное охранение на крыше. Подобная мера безопасности никогда не бывает лишней.

Спустившись вниз, Храбров увидел изрядно побелевшего шотландца.

– Что случилось? – спросил Олесь.

– Восемь раненых, из них две женщины… Эти ублюдки вырезали всех. Мало того, они отрезали беднягам головы, вспороли животы и вырвали сердца. Подобного изуверства я еще не видел… – с трудом вымолвил Пол.

– Это Таскона, это Морсвил! – сказал юноша, убирая меч в ножны. – Каннибализм здесь процветает. Убивая раненых, черти задержались и не успели добраться до наблюдателей – их кровожадность нам помогла. Ты все внимательно обследовал? В доме нет тасконцев?

– Двоих я прикончил, один успел выпрыгнуть в окно, – ответил Стюарт. – Хотя, думаю, они полезут снова.

– Само собой, – вставил вошедший в подъезд де Креньян. – Мы осмотрели оба дома. В одном нарвались на засаду оливийцев. Человек двадцать, не меньше. Славная получилась рубка… К несчастью потеряли Федерико и Клауса. Воржиха ранен. Я приказал Троулу расставить своих людей у окон первого этажа. Это, конечно, ослабит баррикады, но другого выхода нет.

Вместо ответа Храбров кивнул головой. В данном случае распыление сил вполне оправдано.

Выйдя на улицу, наемники невольно зажмурились от ударившего в глаза света. Сириус уже поднялся слишком высоко. С каждой минутой усиливалась жара. Еще пара часов и она станет просто невыносима. С одной стороны это хорошо – морсвилцы наверняка не станут воевать днем, значит, окруженные получат небольшую передышку.

С другой стороны – запасы воды и пищи у аланцев и землян крайне ограничены и длительную осаду им не выдержать, и противник это прекрасно знает. Почти наверняка враги будут выжидать. Спешить чистым и чертям некуда. На деблокаду окруженной группировки Возан вряд ли решится. Полковник и так оставил слишком много солдат в Морсвиле.

– Что будем делать? – вымолвил француз, усаживаясь на ступени. – Ждать помощи бессмысленно.

– Надо прорываться, – проговорил Воржиха.

У поляка были перебинтованы грудь и левая рука, а на правом виске кровоточила свежая рана. Впрочем, подобные мелочи Вацлава совершенно не волновали. Он хоть сейчас готов броситься в драку. Сил у поляка хватит еще на пару сражений.

– Куда? – возразил Родригес. – Силы чистых и чертей значительно превосходят наши. От аланцев в рукопашной толку немного. Не забывайте о раненых. Их ведь придется нести.

– Верно, – согласился Олесь. – Морсвилцы теперь тоже вооружены огнестрельным оружием. Они не дадут нам даже приблизиться. Идти в лобовую атаку глупо и бессмысленно.

– Но подыхать здесь от голода и жажды тоже как-то не хочется, – произнес Стюарт, прячась в тень.

Наступила тягостная тишина. Ситуация оказалась тупиковой. Для прорыва отряду не хватает сил, мало продовольствия и воды, и уж совсем никто не рассчитывает на помощь командующего. Настроение у наемников падало с каждой минутой, в их положении большинство армий рано или поздно сдается на милость победителей.

Такой исход бойцов Храброва не устраивал. Воины прекрасно понимали, в чьи руки они попадут. Пленников продадут вампирам, властелинам пустыни или другим мутантам. Рассчитывать на милосердие тасконцев наивно.

– Надо придумать что-то неожиданное, необычное, – задумчиво проговорил де Креньян. – Иначе у нас нет шансов. В лучшем случае умрем достойно, с оружием в руках, хотя это слабое утешение. Думаю, желающих попасть на тот свет среди нас немного?

– Он прав, – поддержал Жака Пол. – Выход надо искать не в силе, а в хитрости. Мы должны оказаться там, где нас никто не ждет…

– Стоп! – воскликнул Храброе. – Повтори еще раз последнюю фразу.

– Надо оказаться там, где нас не ждут, – удивленно сказал шотландец.

– А где нас ждут? – спросил юноша.

– Как где? – произнес Родригес. – Либо на западе, либо на севере. Двигаться надо в сторону пустыни. Именно там находятся войска аланцев. Огневая поддержка артиллерийских орудий поможет отряду прорваться. Необходимо преодолеть хотя бы километр…

– В этом и заключается решение проблемы, – радостно вымолвил Олесь.

От возбуждения он вскочил на ноги и начал ходить вокруг сидящих на песке товарищей. Те пока ничего не понимали, с интересом поглядывая на своего командира. Многие наемники не раз сражались плечом к плечу с Храбровым, бывали с ним в опасных переделках и знали, что он умел находить выход из самых сложных ситуаций. Не случайно Олесь вместе с Тино возглавлял отряд землян. Воины привыкли доверять русичу.

– Мы не пойдем к пустыне, – наконец продолжил Храбров. – Черти и чистые ждут нас на окраине Морсвила. Они подготовили мощный заслон. Бессмысленно сражаться с противником, превосходящим тебя по численности в несколько раз. Весь отряд, наемники и аланцы двинутся на юго-восток…

– В Нейтральный сектор! – догадался француз.

– Совершенно верно, – усмехнулся Олесь. – В центре города мы будем в безопасности. Через зону Гетер в таком количестве и с оружием нас не пропустят. Но территория диких мутантов совершенно пустынна. Прикончить несколько безмозглых тварей из автоматов и карабинов не составит большого труда.

– Вы сошли с ума, – вмешался Родригес. – Лезть в пасть зверя – значит, обрекать себя на верную гибель. На захватчиков нападут армии всех секторов…

– Дружище, ты слишком мало прожил на Тасконе, – похлопал арагонца по плечу Стюарт. – Нейтральный сектор – это место, где запрещены любые войны. Кланы Морсвила неукоснительно соблюдают закон. Никто не посмеет в нас выстрелить.

– Чудеса, – покачал головой Воржиха. – оказывается, даже в аду есть тихий благословенный богом уголок. Жаль, если он будет когда-нибудь уничтожен.

– Пожалуй, – согласился Жак, – но меня беспокоит другое…Мы ведь начали войну против всего города. Над жителями нависла смертельная опасность, и даже враждующие сектора объединились, чтобы отбросить агрессоров. Согласись, Олесь, подобное здесь случается не часто. Лидеры кланов на время забыли старые обиды. Вот я и думаю, применят ли морсвилцы закон к чужакам? Враги города – враги и для Нейтрального сектора. Оливийцы не станут уничтожать отряд на границе. Стражи порядка заставят отряд вернуться на территорию чистых. А там уже скопятся сотни желающих расквитаться с нами. Не очень приятная перспектива…

11
{"b":"1709","o":1}