ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я тут ни при чем, – крестясь, вымолвил поляк.

– Разумеется, – снисходительно усмехнулся властелин. – Но лучше бы ты болтал поменьше. Накликать беду много ума не надо.

Никто из путешественников на мрачный юмор оливийца не отреагировал.

– Похоже, с нами хотят вступить в переговоры, – произнес Олесь. – Довольно странно. Обычно бандиты нападают без предупреждения. Надо обязательно узнать условия ультиматума. Брендон, к сожалению, дипломатическими способностями не отличается.

Воины пришпорили коней и поскакали вперед. Они быстро обогнали застывшую колонну и достигли места встречи. Капитан вместе с двумя офицерами подъехал чуть раньше. Разношерстная толпа разбойников находилась неподалеку.

К удивлению гвардейцев многие враги носили форму бонтонской армии. Одежда изрядно прохудилась, но нашивки и погоны на ней сохранились. В первом ряду с гордо поднятой головой стоял генерал Жонини. На его устах играла злорадная ухмылка.

– Добрый день, господа. Признайтесь честно, вы не ожидали меня увидеть. Горы Флорда являются надежным убежищем для преступников. Мы же всегда рады гостям. В последнее время путники редко здесь бывают, – с издевкой в голосе проговорил унимиец. Часть бандитов громко засмеялась.

– Удивительно, как после такого унижения вам удается сохранить хорошее настроение, генерал, – ответил Храбров. – Командующий могущественной армией, словно последний трус, бросает своих солдат на произвол судьбы и бежит в лес. Очень достойный поступок.

Землянин хотел вывести тасконца из себя, и ему это превосходно удалось. Слова русича больно задели самолюбие Жонини. Лицо офицера покрылось красными пятнами, на лбу выступила испарина, а пальцы нервно сжали рукоять клинка. Бонтонец узнал чужестранцев.

– Мир тесен! – гневно воскликнул унимиец. – Вот мы и свиделись! Пришло время поквитаться. Из-за вас я проиграл блестящую кампанию. Когда страной правит ничтожество, шансы на успех невелики. Герцог подписал акт о капитуляции при первых же выстрелах возле столицы, а меня отдал на заклание. Да! Я бросил армию, но война не закончена. Моя месть будет ужасной. И Оклан, и Мендон надолго запомнят генерала Жонини. Принцессу ждет величайшее унижение.

Тасконец поднял правую руку вверх, и из толпы выдвинулся полковник Стонж. Начальник тайной полиции взглянул на путников и иронично сказал:

– Неплохой ход, но…

И тут произошло нечто необъяснимое. Олесь рванулся вперед и громко закричал:

– Бегите к нам, Эллис! Бегите! План рухнул! Бандиты не поддались на уловку. Эскорт окружен.

Бонтонец удивленно смотрел то на Храброва, то на Стонжа. Пару секунд он не мог понять, что происходит. Впрочем, в сообразительности генералу не откажешь. Вскоре его глаза вспыхнули огнем ярости. Выхватив меч, Жонини бросился на мендонца.

– Мерзкая скотина! – завопил унимиец. – Ты хотел нас обмануть. Мы, как идиоты, ждали колонну у Флорда, а на самом деле конвой уходил на север. Сейчас ты заплатишь за ложь!

Русич впервые увидел на лице Эллиса испуг. Защищаясь руками, полковник медленно отступал к скале. Спорить с сумасшедшим – занятие бессмысленное, и все же Стонж отчаянно воскликнул:

– Не верьте, не верьте ему! Это подлая провокация. Я хотел им отомстить…

– Заткнись, ублюдок! – зло произнес бонтонец, опуская клинок.

Кровь брызнула на камни, а тело главы тайной полиции повалилось на землю.

– Так будет с каждым, – вымолвил генерал, успокаиваясь.

Его гнев постепенно угасал. Эмоции выплеснуты, и наступает апатия. Тасконец с торжествующим видом взглянул на Олеся, но наткнулся на снисходительную ядовитую усмешку. Хлопая в ладоши, Храбров с нескрываемым сарказмом проговорил:

– Великолепное исполнение. С короткого взмаха, точно по шее. У жертвы нет ни единого шанса. Мой расчет полностью оправдался. Вы опытный боец и в подобных случаях не промахиваетесь. Одним негодяем на Униме стало меньше. Я бы и сам с удовольствием прикончил мерзавца, но убийце женщин и детей миссия палача подходит гораздо больше.

Только сейчас генерал осознал, что его провели, как мальчишку. Он зарубил верного и нужного союзника. А всему виной неуправляемые вспышки ярости.

Чужак прекрасно сыграл на слабостях бонтонца. Жонини вспыльчив, безрассуден и крайне агрессивен. Стоит вывести генерала из равновесия, и безумец натворит немало бед.

– Предатели не заслуживают достойной смерти, – надменно заметил унимиец. – От них немного проку. Да и какая теперь разница… Пора обсудить ваше положение. А оно незавидное. Данное ущелье – идеальная могила для героев. Эскорт окружен с двух сторон. Никому не удастся прорваться…

Тасконец сделал паузу и посмотрел на труп Стонжа. Тяжело вздохнув, Жонини продолжил:

– Я не собираюсь терять бойцов понапрасну. Один неверный шаг, и мои солдаты обрушат на колонну груды камней. Извлечь из-под обломков размолотые трупы будет непросто.

– И каковы же предложения? – уточнил Брендон.

– Немедленная капитуляция без всяких условий, – твердо сказал бонтонец.

– А гарантии? – произнес капитан.

– Гарантии? – переспросил генерал и захохотал. – Полные! Я раздену вас догола и погоню в свой лагерь. Там мутанты в назидание остальным четвертуют иноземцев, а мендонцев мы продадим в рабство. Сейчас появился спрос на невольников. В каменоломнях слишком много обвалов…

– Что будет с принцессой? – поинтересовался офицер.

– Придется сохранить ей жизнь, – развел руками Жонини. – Я обещал это покойнику, а слово надо держать. Правда, сначала я с ней позабавлюсь, а потом повеселятся мои парни. Боюсь, в Оклан она прибудет уже не девственницей.

Раздался презрительный смех разбойников. Офицеры тотчас схватились за оружие, но русич остановил их. Олесь наклонился чуть вперед и громко проговорил:

– Ответ прямолинейный и честный. Для принятия решения нам нужно время. Последнее слово останется за наследницей престола. Солдаты – люди подневольные и выполнят любой приказ.

– Ну, нет! – надменно возразил генерал. – Вспомните, как я просил о перемирии. Пришла ваша очередь унижаться. Я требую немедленного…

Унимиец замер на полуслове. Дело в том, что землянин резко вскинул автомат и направил его в лоб Жонини. В глазах бонтонца мелькнул страх. С шести метров чужак не промахнется. Выдержав короткую паузу, Храбров спокойно вымолвил:

– Немедленно – очень опасное слово. В качестве ответа я ведь могу и на курок нажать. И так – сколько?

– Час, – с ненавистью выдохнул генерал. – И ни секундой больше.

– Совсем другой разговор, – улыбнулся русич. – Надеюсь, слово дворянина не будет нарушено?

– Жонини никогда не опускался до подобной низости, – гордо произнес тасконец. – Честь превыше жизни. Эскорт в западне, и ожидание развязки лишь будоражит мне кровь. Тебе, наглец, я лично перережу глотку.

– Это огромная честь, – язвительно заметил Олесь, вскакивая в седло.

Противоборствующие стороны разошлись метров на четыреста. Бандиты не теряли времени даром и строили баррикаду из камней. Они были готовы к любому развитию событий.

Между тем, офицеры конвоя и путешественники собрались возле принцессы. Брендон в деталях рассказал Николь о перипетиях переговоров с разбойниками. Девушка удивленно посмотрела на Храброва и с восхищением сказала:

– Вы довольно ловко устранили Стонжа. Никогда не думала, что полковник погибнет от клинка бонтонца. Очень хитрый ход…

– Ничего сложного, – вымолвил русич. – Жонини – крайне неуравновешенный человек. О его вспышках ярости ходят легенды. Представляю, как бесновался генерал, когда узнал о нашем побеге. Уже тогда доверие к предателю оказалось подорвано. Сведения, полученные от Эллиса, превратились в прах. Подтолкнуть бонтонца к решительным действиям труда не составило. Позвав Стонжа, он облегчил мне задачу. С одной проблемой мы разобрались. Над второй придется поломать голову…

– Вы имеете в виду Жонини? – уточнила принцесса.

– Не совсем, – произнес Олесь. – С его головорезами в ущелье отряд справится. Кавалерия просто сомнет их. Гораздо больше меня беспокоит ширина теснины. Укрыться здесь действительно негде. Нас завалят камнями. Генералу останется лишь добить раненых.

7
{"b":"1710","o":1}