ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сделай, — согласилась она. — Демонам никогда нельзя доверять полностью.

Они добрались до вершины горы и последовали за Занавесом к ледяной впадине по ущелью на северной стороне.

— Здесь, вероятно, мы повстречаем моего друга, — сказала Леди.

Стайл наложил предостерегающее заклятие и еще одно — для согрева, и они поскакали дальше. Во льдах им встретилась пещера, уходящая вниз, внутрь горы. Когда они к ней приблизились, появились снежные демоны.

— Я ищу Заморозьклыка, — объявила Леди. — Мы с ним друзья.

И через удивительно короткое время они оказались в холодном зале снежного вожака.

Заморозьклык по большей части состоял из снега и льда. У него была полупрозрачная кожа, а множество крошечных сосулек образовывали волосы и бороду.

Когда он говорил, из его рта вырывался ледяной пар. Но он был довольно дружелюбен и в отличие от большинства сородичей знал язык людей. Видимо, демоны в массе своей не видели особой пользы от умения говорить по-человечески, но вожаку долженствовало вести государственные дела, а также допрашивать пленных.

— Добро пожаловать, теплокровные, — сказал он с еле заметным отвращением. — Какую плату вы предложите мне за право переночевать в этом великолепном дворце?

Великолепном дворце? Стайл беглым взглядом осмотрел унылую ледяную пещеру, наполненную снежной дымкой. Здесь можно было запросто замерзнуть — ведь будь тут немного теплее, снегодемоны могли растаять. Даже защищенный действием заклятия, Стайл чувствовал пронизывающий холод.

— Сделала я много добра твоим людям в прошлом, — с возмущением напомнила Леди Заморозьклыку, а в глазах у нее замерцали маленькие искорки — Стайла всегда восхищала эта ее способность — и несколько снегодемонов, испугавшись, отступили назад.

— Мой народ помнит твою доброту, и в знак признательности не скушаем мы вас, — согласился вожак. — Но что полезного за последнее время сделала для нас ты и твои компаньоны?

— Этот компаньон — Голубой Адепт, — сказала Леди, указывая на Стайла.

По пещере пробежал звук, напоминающий треск льда. Заморозьклык прищурился, его снежные брови покрылись белой коркой — он думал.

— Я действительно припоминаю кое-что о белом жеребенке, — упомянул Стайл. Дело в том, что его другой я, прошлый Голубой Адепт, помог Леди вырвать ее белого жеребенка из лап снежных демонов, которые в данный момент не знали, что личность Голубого Адепта сменилась. Да и вряд ли это сейчас имело значение. — Тот жеребенок непременно бы погиб с твоим народом, так как не принадлежал к роду снегокобыл, хоть и был на нее похож. Еще я помню, как сошла лавина…

— Несчастный случай, — быстро ответил Заморозьклык.

— Несчастный случай, — согласился Стайл, хотя они оба знали правду: демоны пытались тогда убить Голубого Адепта, и тот преподал им жестокий урок. Повторения этого урока они, разумеется, не хотели.

Но сейчас конфликты им были ни к чему.

— Какая плата тебе нужна?

В ледяном глазу демона вспыхнули искорки понимания.

— Поговорим с глазу на глаз, Адепт. Как мужчина с мужчиной.

В отдельной комнате демон признался о своем давнишнем желании: он полюбил красивую, текучую, переливающуюся яркими цветами нимфу — дух огня. Но из-за своей страсти он мог сгореть, и отнюдь не фигурально.

Проблема была очевидна. Заморозьклык не мог подойти к своей пассии, чтобы при этом не растаять. А если попытаться ее охладить до его температуры, то огонь ее погаснет и она погибнет. В самом деле, запретный плод!

К счастью, задача оказалась по плечу волшебству Адепта. Стайл создал заклинание, делающее Заморозьклыка нечувствительным к жару. Пламя будет ощущаться вожаком просто как приятный холодок и не причинит ему вреда.

Вожак демонов тут же отправился на свидание со своей возлюбленной. Оставшиеся демоны отнеслись к Стайлу и его команде со всей любезностью, ведь Стайл облегчил жизнь этим снежным тварям, избавив их от скверного настроения своего господина.

Путешественникам для ночлега предоставили удобные сугробы в самой холодной и продуваемой комнате пещеры. Без согревающего заклинания Стайла это была бы катастрофа. Но когда заклинание подействовало, сугробы начали таять, и Стайлу пришлось подправить заклинание, чтобы остановить таяние. После окончательной настройки апартаменты стали вполне пригодными для ночевки.

Утром вернулся Заморозьклык, его сосульки сверкали хорошим настроением. Можно было не спрашивать, как прошел его вечер! Заморозьклык настоял на том, чтобы его близкий друг, Адепт, остался еще на один вечер для торжества по такому случаю.

И гостеприимство пришлось как раз кстати.

— Останешься здесь, пока улаживать я буду дела на Протоне, — сказал он Леди. — Я должен успеть на финальный раунд Турнира, но вернусь уже к полудню.

— Я знаю, любовь моя. Эгоистично лелеять надежду, что проиграешь ты в этой Игре и навсегда останешься на Фазе?

Он поцеловал ее:

— Да, эгоистично. Шина зависит от меня.

— Ах да! Я забыла про Леди Шину. Я буду размышлять о ее способностях, пока ты будешь отсутствовать.

Стайл не был уверен, к чему приведут эти размышления. Голубая Леди могла пересечь Занавес, но Шина не смогла бы жить на Фазе.

— Увидимся в полдень, — сказал Стайл и перенес себя сквозь Занавес.

Глава 4

СТИХОТВОРЕНИЕ

Противником Стайла в финале стала женщина-рабыня, на два года моложе него, — Руя[8]. Она была опытным игроком и уже заработала двадцатилетний срок пребывания. Как и он сам, она не имела высшего рейтинга в своей возрастной категории, но, как и он, она была лучшей в своей десятке. Руя принадлежала к той полудюжине рабов, с которыми ему не хотелось бы встречаться на Турнире. Он полагал, что сможет победить ее, хотя и не был уверен. Руя была и удачливой, и умелой одновременно — она не проиграла ни одного раунда.

Одна-единственная победа сделает ее победителем Турнира, а одна победа Стайла просто сравняет их счет. Ему необходимо победить Рую два раза подряд — это будет нелегкая задача.

Они разыграли игровую таблицу. Стайлу достались буквы. Руя хорошо чувствовала себя в играх с приспособлениями и машинами и при этом пребывала в отличной физической форме. Он тоже был мастером в этих областях и мог одолеть ее в большинстве игр с приспособлениями. Но в игре с машинами он находился бы в невыгодном положении. Она ожидала от него выбора категорий: «ПРИСПОСОБЛЕНИЯ» или «ЖИВОТНЫЕ», поэтому вместо них он выбрал: «A. БЕЗ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ». Если она выбрала «4. ИСКУССТВО», как он предполагал, это собьет ее с толку.

Но она тоже сделала непредсказуемый ход, выбрав «3. АЗАРТ». С двумя шансами против одного у нее будет преимущество в игре на чистую удачу — если это то, во что она хотела сыграть. И очевидно, что хотела.

Они разыграли подтаблицу и закончили, выбрав очень простую игру на угадывание: каждый должен был выбрать одно число, и если сумма чисел была четной, то выигрывал Стайл. Чет, в этом кодировании, означал мужчину, нечет — женщину. Эта игра была предельно простой, поэтому они сыграют тут же на игровой таблице. Каждый введет свое число, и только после этого на обоих экранах высветится общая сумма.

Выберет ли она свой собственный женский код — нечетное число? Люди склонны неосознанно к такому выбору, чувствуя себя со своими числами как дома. Если она выберет нечет, а он выберет чет, она выиграет. Ему явно следует выбрать нечет, чтобы нейтрализовать ее нечет. Но также ясно, что она ожидает этого и выберет чет. Тогда результатом будет нечет, и она снова выигрывает. Казалось, что она выиграет при любом раскладе.

Игра сводилась к субъективности. Если у альтернативы нет никаких преимуществ, то человек обычно выбирает то, что близко ему на эмоциональном уровне. Руя, преисполненная сомнений, выберет нечет. Поэтому Стайл отказался от четного числа и выбрал число букв в своем имени: пять.

Он ввел это число в таблицу и зафиксировал — теперь он уже не сможет передумать. Руя еще не определилась. Обязанность окончательного выбора пала на нее, и они оба знали об этом, и широкая зрительская аудитория знала об этом. Она могла победить или проиграть, приняв соответствующее решение. Стайл не проявлял никаких эмоций. Груз ответственности теперь ложился целиком на ее плечи.

вернуться

8

Имя Руя от англ. Rue — сострадание, раскаяние (прим. пер.).

15
{"b":"171033","o":1}