ЛитМир - Электронная Библиотека

На всякий случай Олесь назначил в охранение двух человек. В первой смене он сам остался с Карсом. Через два часа их должны сменить Аято и Эриксон.

Долы – хорошие союзники, но искушение завладеть грозным оружием может оказаться сильнее дружеского расположения.

В свою очередь, и Стин оставил возле лагеря чужаков трех воинов. Без сомнения, тасконцы побаивались властелина пустыни. Страх перед мутантами-каннибалами впитан местными жителями вместе с молоком матери. Тем не менее, данный факт настораживал.

Ночь прошла спокойно. Люди отлично отдохнули и после плотного завтрака начали собирать рюкзаки.

Им предстоял длинный и нелегкий путь. Чтобы найти дорогу к Лендвилу, надо добраться до расщелины, где погиб Бартон. Сделать это можно только пешком, поднимаясь в горы и минуя пороги и высокие скалы.

Переправляться через реку следует непременно в районе Аусвила. Во-первых, долы дадут лодку, а во-вторых, в верховьях слишком быстрый поток и нехватка леса.

Храбров прекрасно помнил, что в сорока километрах от города находится безжизненная каменная пустыня. Перед наемниками сразу вставала новая проблема. Джунгли на другой стороне реки совершенно не изучены. О них мало знают даже местные жители.

Но решение принято, и отступать от него никто не собирался.

Олесь и Тино направились к часовым у лагеря. Перед уходом земляне хотели попрощаться со Стином. Перехватив копья, воины настороженно следили за приближающимися чужаками.

– Мы покидаем Аусвил, – негромко вымолвил японец. – Как нам увидеть Стина?

– Он на Совете Старейшин, – ответил один из оливийцев. – Вас просили подождать с уходом. У наших военачальников появились дополнительные вопросы относительно аланцев. Старейшины спорили всю ночь, но окончательное решение до сих пор не приняли.

Наемники невольно переглянулись. Подобных действий со стороны долов они не ожидали. И хотя воин говорил очень вежливо, в его голосе чувствовались стальные нотки. Им советовали остаться, но советовали в ультимативной форме.

Ни Храбров, ни Аято не сомневались, что, если понадобится, путешественников остановят силой. Можно, конечно, прорваться. С помощью автоматов и карабинов уничтожить охрану у ворот несложно, но потери в таком бою неизбежны.

Долы наверняка выставили заслоны у города и в лесу. Рисковать не хотелось.

Земляне направились к друзьям. Заметив странное выражение на лицах товарищей, первым отреагировал Дойл.

– Что-то случилось? – спросил Мануто.

– Нас не хотят выпускать из города, – откровенно сказал самурай.

– Мы пленники? – поинтересовался Стюарт.

– Пока нет, – покачал головой русич. – Долы сейчас решают какой-то сложный вопрос. Думаю, скоро мы все узнаем.

– А если устроить здесь маленький переполох? – предложил Саттон, сбрасывая с плеча одноразовый гранатомет. – Я разнесу в клочья большой участок стены. Дорога будет открыта.

– Это не самое главное препятствие, – горько усмехнулся Жак. – Лес – вот настоящая проблема. Там они нас и достанут. Погибать напрасно я не намерен. Предлагаю ждать. Терпение и выдержка – великие добродетели.

Возражений не последовало. Расположившись полукругом, путешественники готовились к бою. Кто-то проверял автомат, кто-то заряжал пустые магазины, кто-то точил лезвие меча.

Дело вполне могло дойти и до рукопашной. О чем совещались старейшины – неизвестно, а потому трудно предугадать дальнейшее развитие событий.

Спустя полчаса Эриксон слегка подтолкнул Храброва в бок. Олесь поднял голову и увидел приближающуюся процессию долов.

Семь старцев в серых длинных балахонах и двое красивых сильных мужчин, один из них – Стин. Только сейчас русич осознал, что оливиец занимает довольно высокое положение в местной иерархии.

За прошедшие три года десятник стал военачальником долов. Неслучайно именно его прислали сопровождать группу. Он должен был оценить силу землян и возможности их оружия.

Старейшины остановились в десяти метрах от наемников, Стин выдвинулся чуть вперед для ведения переговоров.

– Чужаки, – вымолвил воин. – Наш союз крепок и нерушим. В свое время мы оказали друг другу взаимную услугу. Долы остановили преследовавших отряд бандитов, а вы спасли раненых воинов. Подобное не забывается. Но пришла пора новых испытаний. Алан – сильная и грозная цивилизация. К сожалению, мы знаем о ней лишь из книг. Нам явно не хватает информации и боевого опыта. Вы же сталкивались с агрессорами и умеете пользоваться их оружием. Впервые за долгую историю жители Аусвила предлагают чужестранцам остаться с ними.

Теперь стало понятно, почему так долго спорили старейшины. Это решение далось им нелегко. Поступившись собственной гордостью, лесной народ откровенно просил о помощи.

Демонстрация мощи огнестрельного оружия произвела на тасконцев неизгладимое впечатление. Долы осознали, что самостоятельно противостоять армии захватчиков они не в силах.

Олесь и Тино оказались в полной растерянности. Оставаться в Аусвиле воины не рассчитывали.

Законы города чересчур суровы. Наемники рассматривали его лишь как перевалочный пункт.

Но ситуация в корне изменилась. После небольшой паузы Аято предложил товарищам высказаться. Решение было единодушным – надо идти дальше.

Причин несколько. Во-первых, о вторжении аланцев должны узнать другие города. Во-вторых, долы сильно отстали в развитии, а жить в диких, варварских условиях никто не хотел.

И, в-третьих, Аусвил слишком близко находится к космодрому «Кенвил». Рано или поздно колонизаторы приступят к освоению джунглей.

Тяжело вздохнув, Храбров повернулся к ожидавшим ответа старейшинам. Русич взглянул в глаза Стину и отрицательно покачал головой.

– Сожалею, но остаться отряд не может. Нас ждут соотечественники, мы несем им плохую новость. Беда пришла не только на эту землю, она пришла на всю Оливию. Мы готовы вам помочь, чем сумеем…

У путешественников было три лишних карабина, и один из них Олесь передал военачальнику. Крис Саттон высыпал на землю из рюкзака около сотни патронов.

– Теперь оружие принадлежит долам, – проговорил русич. – Вы научитесь им пользоваться, привыкнете к нему. Когда враг ступит на территорию Аусвила, защитники города уже не будут бояться звука стрельбы.

Стин осторожно, с легкой дрожью в руках, начал вращать карабин. Неловкость движений оливийца вызвала улыбку у землян. Когда-то и они точно так же осваивали новое оружие. Умение и навык приходят со временем.

И хотя путешественники отказались остаться, ситуация несколько разрядилась. Тасконцы не рассчитывали получить столь дорогой подарок.

Стина сразу обступили и старейшины, и воины. Хорошо, что карабин, был не заряжен, а то не миновать несчастного случая.

Каждый оливиец пытался нажать на спусковой крючок. Пришлось вмешаться де Креньяну. Жака здесь знали лучше всех, ему доверяли. Взяв из рук дола оружие, француз подсоединил полный магазин, передернул затвор и шутливо сказал:

– А теперь заткните уши.

К удивлению наемников, фразу маркиза тасконцы поняли дословно. Многие из лесных жителей закрыли ладонями уши.

Де Креньян прижал приклад к плечу, прицелился и плавно надавил на курок. Раздался выстрел. В трехстах метрах от француза вдребезги разлетелся глиняный горшок, висевший на изгороди.

Реакция долов оказалась неоднозначной. Одни испуганно повалились на землю, вторые схватились за оружие, третьи, наиболее выдержанные, восхищенно захлопали в ладоши.

Стин остался невозмутим. Чуть помедлив, он произнес:

– Великое изобретение. Никаких луков, никаких стрел, враг умирает, даже не успев отреагировать. Сколько солдат у аланцев имеют подобное оружие?

– Все, – лаконично ответил Жак.

– Опасность гораздо серьезнее, чем мы предполагали, – покачал головой военачальник.

– Нет, – горько усмехнулся француз. – Вы даже не в состоянии представить себе, насколько силен враг. У него есть минометы, артиллерийские орудия, мощь которых превосходит карабин в тысячи раз. Один залп – и Аусвил превратится в груду развалин.

10
{"b":"1711","o":1}