ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 3

ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Прошло шесть суток. Отряд двигался неторопливо, размеренно, преодолевая за день не более тридцати километров. Не чувствуя опасности, люди просто отдыхали. И хотя каждую ночь выставлялось надежное охранение, оно носило чисто формальный характер.

Периодически воины делали длительные остановки и уходили на охоту. В лесу водилось много пригодной в пищу дичи.

Уже в первую вылазку Саттон и Олан притащили огромную тушу какого-то животного. Таких тварей ни Храбров, ни Аято, ни де Креньян на Тасконе еще не видели.

Массивное, грузное тело с бурой кожей и мелкой щетиной. Как обычно, существо имело три глаза. Для защиты оно использовало два изогнутых, прочных рога. Страшным оружием являлись и массивные, несоразмерные с телом копыта. Их удар наверняка уложит тапсана или другого хищника такого же размера.

В холке высота животного достигала полутора метров. Весил зверь не меньше ста килограммов.

Карс и Дойл тотчас приступили к свежеванию туши. Делали воины это довольно профессионально.

Вскоре большие куски темно-красного мяса лежали на густой траве. Стюарт хотел зажарить их на костре, но Мануто бурно возмутился. Он предложил новый способ приготовления пищи. И хотя его кулинарным способностям не особенно доверяли, спорить друзья не стали. Мяса было много, и необходимый запас путешественники уже сделали.

Изображая из себя опытного повара, нубиец приступил к работе. Первым делом, к удивлению товарищей, он выкопал большую, глубокую яму. Ее размеры достигали почти метра в диаметре.

Затем Дойл набрал гладких камней с берега маленькой лесной речки и разложил их вокруг костра. Через какое-то время они нагрелись до красноты.

Что-то бормоча себе под нос, Мануто начал переносить камни в яму и аккуратно обкладывать ими дно и стенки.

Проделывал нубиец все очень быстро и умело. Сразу чувствовался навык. Только теперь земляне поверили в способности Дойла. Он действительно умел готовить.

Когда укладка была завершена, Мануто положил разрезанные куски мяса на раскаленные камни и закрыл его большим количеством зелени. С улыбкой на устах землянин засыпал яму песком и глиной.

– Вот и все, – вымолвил повар. – Примерно через час пища будет готова. Поверьте, это очень вкусно. Жаль мало соли и приправ!

– Не хвастайся раньше времени, – остановила наемника Линда. – Подождем – увидим. Лично у меня имеются некоторые сомнения…

Они оказались совершенно напрасны. Мясо протушилось великолепно. Мягкие, сочные, нежные кусочки просто таяли во рту. Похвала обрушилась на Дойла, словно ливень.

Довольно улыбаясь, нубиец не спеша отрезал ломти от туши и раздавал их товарищам. Двадцать килограммов отборного мяса были съедены за один прием.

Наевшись до отвала, воины даже пропустили дневной переход. Впрочем, торопиться им было некуда. Люди наслаждались спокойной сытой жизнью. Не так часто наемникам выпадали подобные дни отдыха и мира.

Шесть дней прошли как одно мгновение. Размеренные, небыстрые марши, охота, игра в кости и карты. Экспедиция превратилась в легкую, приятную прогулку.

Преодолев пятнадцать-двадцать километров, путешественники делали продолжительный привал. Каждый занимался своим делом: кто-то исследовал лес, кто-то отправлялся на поиски добычи, кто-то стрелял из арбалета по мишеням. Не поход, а рай.

В этом районе даже тапсаны попадались крайне редко. Впрочем, они не беспокоили путников. Огонь костра и человеческие голоса отпугивали хищников. Инстинкт самосохранения заставлял животных держаться подальше от людей.

Учитывая кратковременность переходов, тяжелая ноша не приводила к изнуряющей усталости. Постепенно заживали раны, и воины чувствовали себя значительно лучше.

Но рано или поздно все хорошее когда-нибудь заканчивается. На пятый день Тино отозвал Олеся в сторону. Очень тихо японец произнес:

– Кажется, грядет маленький бунт. После того, как мы доберемся до Лендвила, де Креньян хочет пополнить запасы и идти дальше. Две тысячи километров – существенное расстояние и за пару лет аланцы вряд ли его осилят. Там, далеко на севере, есть шанс прожить некоторое время спокойно, в мире и радости.

– Это его право, – пожал плечами русич. – Кто знает, может, Жак и прав. Мы не были здесь три года, а ситуация на Оливии быстро меняется. Ярох и Коун имели сильную армию. Не исключено, что город давно захвачен, и отряд найдет лишь поросшие травой развалины.

– И группа спокойно уйдет дальше? – удивленно спросил Аято. – Пусть мерзавцы безнаказанно издеваются над женщинами, детьми, стариками, пусть процветают рабство и каннибализм… Неужели собственная шкура нам так дорога?

Храбров взглянул в глаза друга. В них читались гнев, обида и разочарование.

– Не знаю, – честно признался Олесь. – Лично у меня сомнений нет. Мы в состоянии разгромить любое гнездо местных бандитов. Но это мнение разделяют далеко не все. В значительно ослабленном составе подобная миссия становится очень рискованной.

– Плевать! – резко возразил самурай. – Даже если нас будет двое, солдаты арка здорово пожалеют о том, что родились на свет.

– Наверное, ты прав, – согласился русич. – В любом случае пора отдыха закончилась. До Лендвила осталось не больше сорока километров. Надо принять строжайшие меры безопасности, чтобы не угодить в засаду.

Отряд двигался очень осторожно, по всем правилам военной науки. Впереди шла головная застава в составе Стюарта и Дойла, справа и слева несли службу боковые дозоры. На востоке – Саттон и Олан, на западе Саччи и Воржиха.

Неожиданное нападение на группу полностью исключалось. Время от времени воины подавали друг другу условные сигналы.

Пока все было тихо, хотя, по расчетам Храброва, город уже находился где-то рядом.

– Может, ты ошибся? – негромко вымолвил де Креньян. – Отряд мог отклониться в сторону.

– Не исключено, – ответил Олесь. – Когда мы чертили карту, то не обладали должными навыками. Часто Кайнц делал это наспех, кое-как.

Маркиз иронично улыбнулся, но ничего не сказал.

Путешественники продолжали медленно идти вперед. Позади осталась еще пара километров.

Неожиданно в лесу раздался тревожный свист. Воины тотчас упали на землю, прячась за стволами деревьев и занимая круговую оборону.

Из чащи выбежал Мануто.

– Что случилось? – проговорил Тино, поднимаясь на колени.

– Пока – ничего! – воскликнул нубиец. – Мы вышли на странное место. Огромная просека, явно сделанная человеческими руками.

Аято, Храбров, де Креньян и Салан тревожно переглянулись. Сомнений больше нет – Олесь вывел группу точно к Лендвилу. Место первого сражения с бойцами Коуна наемники помнили хорошо.

– Показывай! – уверенно скомандовал русич. Короткими перебежками от дерева к дереву, прячась за кустами, воины подбирались к просеке. Вскоре путешественники расположились на краю леса.

Обзор превосходный. Незаметно преодолеть огромное поле нет ни малейшей возможности.

– Странно, – произнес француз. – До города несколько километров, а охранение лемов отсутствует. Может, Лендвил уже уничтожен? Подобной беспечности местные жители раньше себе не позволяли.

– Или наоборот, это большая предусмотрительность с их стороны, – возразил Тино. – Я отчетливо вижу свежеспиленные пни. Значит, люди здесь все еще живут. Подозрительная тишина меня настораживает. Не забрались ли мы в западню?

– Придется проверить, – усмехнулся Стюарт, оборачиваясь к Дойлу и сбрасывая рюкзак с плеч. – Пошли Мануто!

С автоматами наперевес, налегке, наемники неторопливо двинулись по просеке. Десятки глаз внимательно наблюдали за ними. Наемники были готовы поддержать отход товарищей огнем.

Беззаботно насвистывая какой-то мотив, Пол прогулочным шагом приближался к противоположной части леса. Примерно в ста метрах от зарослей он вдруг остановился. Легкий взмах руки – и Стюарт начал медленно отступать. Это был сигнал опасности.

14
{"b":"1711","o":1}