ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошие слова, – вставил властелин. – Как правило, побеждает тот, кто наносит удар первым. Достойно ответить враг часто не успевает.

– Нет, Карс, – отрицательно покачал головой Аято. – Ты неправильно меня понял. Я стараюсь первым не нападать. Предотвращенная схватка – выигранная схватка. Жизнь подтверждает это правило. Убить человека несложно, вопрос в том – зачем? От покойника толку нет. Кроме того, агрессивность слаба и уязвима. Разум наполнен злобой и гневом, теряется контроль над движениями, руки и ноги трясутся от напряжения. Упредить удар – значит, показать противнику, что тебе известны его намерения. Действует безотказно.

– Сомневаюсь, – пожал плечами вождь. – Я предпочитаю иметь врагов мертвыми. Только в таком состоянии они неопасны.

– В твоем утверждении есть доля истины, – согласился самурай. – Особенно когда имеешь дело с отъявленными негодяями. Некоторые понимают только закон силы. Я же тебе говорил о войнах между народами. Люди должны находить разумный компромисс.

– Может быть, может быть… – проговорил мутант и подбросил большую кучу веток в костер.

Пламя резко вспыхнуло и взметнулось вверх. Раздался учащенный треск разгорающихся сучьев.

Карс приподнялся на коленях и посмотрел куда-то в глубь леса.

– Кажется, у нас «гости», – произнес через несколько секунд оливиец. – Я чувствую посторонний запах. Если не ошибаюсь, дикие наступают с двух сторон: с востока и запада.

– Поднимай людей! – скомандовал Храброву японец.

В этот момент раздались угрожающие вопли. Орда хищников бросилась в атаку.

Твари находились в каких-то пяти-шести метрах от добычи. Победа так близка! Один рывок – и с жадностью впиться в горло жертве, упиваясь ее теплой, питательной кровью…

Неожиданно дикие существа наткнулись на прочные заградительные веревки. Часть из них повалилась назад, остальные были вынуждены остановиться.

Впрочем, препятствие надолго нападавших не задержало. Осознав, что порвать тросы не удастся, хищники начали пролезать под ними.

И тут они нарвались на колья. Послышались душераздирающие крики боли и ярости.

Наемники вскакивали с земли, тотчас хватаясь за оружие. Постепенно отряд собрался возле костра.

Рискуя собой, Карс схватил факел, пробежал по кругу и поджег угловые костры. Мгновение спустя красноватые языки пламени осветили поляну.

Люди увидели, как десятки кошмарных тварей с оскаленными клыками пытаются прорваться через преграду.

Из леса доносилось грозное рычание. Под напором своих сородичей два существа рухнули на колья. Одно еще шевелилось и отчаянно ревело, второе уже лежало без движения.

Промедление грозило серьезными неприятностями.

– Огонь! – громко крикнул Олесь.

Раздался дружный залп. На этот раз воины стреляли не в воздух, а по реальным целям.

Первый ряд хищников был буквально сметен. Мертвые твари повалились на землю. Часть существ безжизненно повисла на веревках.

Наступавшие на мгновение замерли, а спустя пару секунд с воплями ужаса бросились обратно в чащу. Близлежащие кусты быстро опустели.

– Кажется, все, – предположил Азамат.

– Надо проверить и заодно убрать трупы, – сказал Дойл, высоко поднимая факел.

Земляне осторожно приблизились к месту побоища. Залитая кровью трава, остекленевшие зрачки и пена на губах покойников… Двое диких оказались ранены. Рыча и огрызаясь, они отползали за линию веревок.

– Что с ними делать? – поинтересовался Саттон. – Вряд ли мерзкие твари теперь причинят нам вред.

– Добейте их, – приказал Аято. – Этим вы окажете беднягам большую услугу. Хищники в любом случае станут пищей для соплеменников. Раненых эти существа безжалостно разрывают на куски. Поверьте, я видел это собственными глазами.

Раздалось пять одиночных выстрелов. Ночной бой благополучно завершился.

Еще полчаса ушло на перетаскивание трупов. Весили твари немало, и люди изрядно помучались, пока перекидывали окровавленные тела за линию тросов. К счастью, племя убежало достаточно далеко и работе не мешало.

Вскоре отряд снова начал укладываться спать. Воины давно привыкли к ночным боям, подобная мелкая стычка не могла нарушить их обычный распорядок жизни.

На посту остались де Креньян, Салан и Эриксон.

Засыпая, Храбров невольно подумал о Карсе. Властелин пустыни несколько раз пробовал на вкус кровь диких. Оливиец с трудом отвыкал от старых привычек. Тем не менее, мутант не стал ни о чем просить.

Местные существа ужасно далеки от рода человеческого, но они все же являлись потомками древнейшей цивилизации. Выдержка вождя удивляла и радовала, нарушать клятву тасконец не собирался.

Остаток ночи прошел без происшествий.

Дикие были так напуганы стрельбой, что даже не утащили трупы. Страх перед грозными чужаками оказался сильнее голода.

Безжалостная бойня, устроенная наемниками, послужит им хорошим уроком. Опустившиеся до уровня животных, дикие твари надолго запомнят эту встречу с людьми. Хищник должен знать свое место.

Группа двинулась в путь прохладным ранним утром. Люди хотели побыстрее покинуть место боя.

Возле тел мертвых мутантов бродили мелкие падальщики. То и дело раздавалось жадное угрожающее рычание. Приближалось пиршество могильщиков.

Где-то на западе завыл тапсан. А ведь их в здешнем лесу не так много.

Свернув веревки и собрав колья, земляне уверенно зашагали в северном направлении. Предстоял длинный нелегкий путь.

Минуло еще двое суток. Нападений со стороны диких больше не было. Среди густой листвы изредка мелькали силуэты мерзких тварей, но подходить близко к отряду мутанты не решались.

Опасных незнакомцев просто сопровождали, стараясь держаться подальше. Впрочем, воины не расслаблялись и каждую ночь устанавливали заграждения, вкапывали колья и разжигали несколько костров.

Люди прекрасно понимали, что любая оплошность приведет к непоправимым последствиям. Природа жестока, но справедлива. Выживает самый сильный, самый умный, самый предусмотрительный.

Постепенно путешественники находили друг с другом общий язык. Подружились Крис и Олан, нашли общие интересы Стюарт и Мелоун, отличные отношения сложились у землян с Троулом и Белауном.

Мало того, почти половина отряда нормально разговаривала с Карсом. Пожалуй, лишь между властелином и клоном по-прежнему пролегала пропасть. Но это и понятно – многолетняя вражда так просто не забывается.

К полудню третьего дня пути воины услышали странный рокочущий шум. Земляне и аланцы замерли в нерешительности и потянулись к оружию. Ситуацию разрядил де Креньян.

– Это река! – радостно воскликнул маркиз.

Солдаты бросились вперед. Жак не ошибся. Холодный бурный поток стремительно несся с востока на запад.

Люди спустились к берегу и начали плескаться в воде. Далеко никто не заходил. Скорость течения и острые камни служили предупреждением отчаянным смельчакам.

Но как же приятно скинуть куртку, бронежилет и подставить разгоряченное тело под прохладные брызги реки!

Рона в очередной раз поразила землян. Мужчины гетеру не интересовали, и потому Мелоун спокойно, без стеснения, обнажилась до пояса. Наемники удивленно замерли.

Воины не сводили глаз с крепкой высокой груди мутантки. Не обращая внимания на спутников, девушка неторопливо умывалась.

Заметив вытянувшиеся лица землян, Линда весело расхохоталась:

– Очень сожалею, господа, но эти прелести не для вас! Только сейчас Рона поняла, что поступила крайне неосторожно. В Морсвиле оливийки жили обособленно, и скрываться под одеждой не имело смысла. При необходимости женщины раздевались без лишних раздумий. Увидеть их обнаженное тело все равно ни один мужчина не мог.

Но здесь, в окружении наемников и аланцев, ситуация совсем иная. Тасконка забыла об этом. Быстро накинув на себя куртку, она смущенно улыбнулась.

– Я не хотела, – негромко вымолвила Рона.

– Ерунда, – с ироничной усмешкой на устах махнул рукой Аято. – Мы, как последние идиоты, выпучили глаза…

7
{"b":"1711","o":1}