ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это ждет и меня? – с ужасом спросил аланец.

– Это ждет всех нас, – жестко ответила врач. – Кого-то раньше, кого-то позже. Мы виноваты сами. Следовало соблюдать предельную осторожность, а не лазить по заброшенным домам…

– Ну, нет, – покачал головой мужчина. – Я не собираюсь сгнивать заживо. Уж лучше сразу пустить пулю в лоб и не мучиться.

– Перестань! – резко выкрикнула Линда. – Что ты расхныкался, как последний трус! Солдат должен бороться до конца. От клятвы воинов Света тебя освободит только смерть. Самоубийство равносильно предательству.

Между тем, к путешественникам подошел Клод. Он внимательно посмотрел на Белауна и с горечью в голосе произнес:

– Вижу у вас самих серьезные проблемы. Моя семья наверняка заражена, но я прошу к нам больше не приближаться. Закон распространяется и на чужаков. Вы обязаны жить отдельно.

– Хорошо, – согласилась Салан. – Скажите, куда унесли мертвецов?

– В лес, – спокойно вымолвил тасконец. – Кладбище находится в трехстах метрах западнее лагеря.

– Вы хороните покойников? – уточнила аланка.

– Зачем? – пожал плечами унимиец. – Рано или поздно мы все умрем. Так стоит ли тратить силы понапрасну?

– Сумасшествие! – раздраженно воскликнула врач. – Из-за вашей безответственности и разгильдяйства заразятся лесные обитатели. Неудивительно, что эпидемия распространилась даже на семьи, которые не контактировали с инфицированными людьми. Болезнь разноситься насекомыми и мелкими грызунами. Я уже не говорю о том, как зловонный запах воздействует на обитателей поселка.

– Признаюсь честно, мы об этом не подумали, – растерянно ответил Клод.

– Выход один – надо немедленно сжечь разлагающиеся останки, – твердо произнесла Линда.

– Пожалуй, вы правы, – вымолвил тасконец. – Я сейчас же соберу мужчин.

Спустя полчаса отряд из восьми человек направился вглубь леса. По настоянию Салан, унимийцы надели тканевые маски и плотные рукавицы. Таким образом женщина пыталась предотвратить заражение людей. Увиденная картина буквально шокировала аланку. На огромной площади в кустах и высокой траве лежало не меньше сотни гниющих трупов. Некоторые тела уже превратись в непонятную бесформенную массу. Трупный запах был просто ужасающим. Линду и тасконцев сразу вытошнило, но никто из них не повернул назад.

Работы длились почти до темноты. Энжелцы срубили несколько больших деревьев и соорудили гигантское костровище. Сюда же приносили и мертвецов. Чтобы обезопасить себя, трупы перетаскивали на волокушах из веток. Вечером Салан подожгла скорбное сооружение. Языки пламени взметнулись вверх на десятки метров, поднимая ввысь раскаленный серый пепел. Тем временем, похоронная команда бросала в огонь все новые и новые тела. К счастью, проблем с топливом у унимийцев не возникало.

Огромный костер безжалостно пожирал дерево и человеческие останки. Когда на закате Сириуса небо окрасилось в багряные тона, тасконцы доложили, что трупов в лесу больше не осталось. Дезинфекция местности была успешно завершена. Устало вздохнув, Линда проговорила:

– Первые успехи налицо, теперь осталось дело за малым – найти лекарство от болезни. Я требую отдать мне дневники ваших врачей. Неизвестно сколько нам отпущено времени…

И вот минули семь дней. Состояние Белауна значительно ухудшилось. Вилл постоянно метался от жара, и сбить температуру никак не удавалось. Бедняга давно потерял сознание и бессвязно бормотал в бреду. Не лучше обстояли дела и у других путешественников. Жак еле волочил ноги, от сильного головокружения его шатало словно пьяного. Сама Салан уже двое суток лежала в постели. Женщина могла лишь читать и проводить несложные опыты.

У энжелцев оказалось немало ценных книг по медицине. Впрочем, первый правильный вывод сделали все же умершие доктора-тасконцы. Они выявили возбудителя болезни и способ распространения инфекции. Через кожные покровы заражение человека происходило гораздо быстрее, чем через дыхательные пути. Поврежденные клетки вызывали в организме своеобразную цепную реакцию. Остановить процесс было уже нельзя. Скрытый период длился около суток и протекал без явных симптомов. Идеальное оружие массового поражения. Бороться со столь совершенным вирусом в диких условиях, без эффективных медицинских препаратов крайне трудно.

Врачам поселения не хватило времени, и Линда лишь пыталась завершить их работу. Если бы женщина начинала с нуля, то добиться успеха ей бы вряд ли удалось. Унимийцы создали несколько рецептов сыворотки, но закончить исследования не успели. Все эксперименты они проводили на себе, тщательно записывая результаты в дневниках. Салан ничего не оставалось, как последовать их примеру. В тот момент, когда надежда уже покидала аланку, удача, наконец, улыбнулась Линде. Впрочем, удача ли?

Ночью женщине приснился странный сон. Салан отчетливо увидела на листе бумаги один из вариантов лекарства от страшной болезни. Утром трясущимися руками аланка нашла это место в дневниках энжелцев. Судя по всему, тасконцы не рассматривали всерьез подобный состав препарата. Грубейшая ошибка. Повторять промах унимийцев Линда не собиралась. Такой шанс предоставляется лишь однажды. Женщина сразу вспомнила о могущественных покровителях и об удивительных видениях Олеся. Она никогда не верила в случайные совпадения. Силы Света не бросили их на произвол судьбы в трудную минуту.

На приготовление сыворотки потребовалось больше пяти часов. В полдень Салан приняла первую порцию лекарства. Уже к вечеру аланка почувствовала себя гораздо лучше. Говорить об окончательном успехе было конечно рано, но возможно это первый шаг на пути к выздоровлению. Выйдя из шалаша, Линда с облегчением и радостью взглянула на пылающий диск Сириуса. Как все-таки прекрасно жить!

Жак, помогавший ей все последние дни, варил на костре мясную похлебку. Маркиз с удивлением посмотрел на Салан и спросил:

– Почему ты встала?

– Кажется, я нашла рецепт от этой заразы, – сказала женщина.

– Серьезно? – недоверчиво вымолвил француз.

– Разве по мне не похоже? – струдом улыбнулась Линда.

– Тогда иди быстрее к Виллу, – поспешно вскочил со своего местаде Креньян. – У него на руках появились гнойные язвы. Боюсь, процесс заражения станет необратим. Времени у нас немного.

– Сейчас у меня очень мало препарата, – произнесла врач, возвращаясь в шалаш. – На приготовление сыворотки понадобится несколько часов…

Закончить фразу аланка не успела. Где-то на северной окраине лагеря раздался истошный женский крик. Салан взглянула на землянина и испуганно поинтересовалась:

– Это у Клода?

– Трудно сказать, – ответил маркиз.

– Пойдем, посмотрим, – не терпящим возражений тоном проговорила Линда.

Путешественники быстро пересекли нейтральную поляну и вышли к жилищам главы энжелцев. Возле детского шалаша отчаянно рыдали жена и невестка тасконца. Сам мужчина сидел чуть в стороне и, обхватив голову руками, бессмысленно смотрел куда-то вдаль. За прошедшие дни Клод сильно изменился. Он похудел, осунулся, в глазах исчез блеск, появилась неестественная бледность. Взъерошенные волосы и клочковатая борода придавали ему вид глубокого старца. Болезнь сломала даже этого крепкого человека.

– Что случилось? – спросила Салан.

– Макс и Криста умирают, – не поднимая головы, произнес унимиец. – Сегодня их последний день. До следующего рассвета бедняжки не доживут.

Аланка протиснулась внутрь убогого сооружения. На том же стареньком матрасе с глубоко запавшими глазами лежали два изможденных ребенка. Говорить они уже не могли. Рядом стояли миски с едой, но к пище давно никто не притрагивался. Энжелец не ошибся. Состояние несчастных крошек было критическим. Линда сняла с пояса фляжку, но тут же почувствовала на своем запястье чью-то руку. Женщина резко обернулась и взглянула на француза. В том, что ее остановил де Креньян, Салан ничуть не сомневалась.

– Ты хорошо все обдумала? – первым начал атаку маркиз. – Отдавая вакцину детям, мы подвергаем риску жизнь товарища. А ведь он воин Света. Быть может, Белауну суждено спасти миллиарды людей…

14
{"b":"1714","o":1}