ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я распорядитель Стив Браун. В мою обязанность входит представление гостей его высочеству герцогу Альберту. Не могу не сказать, ваша полевая форма не внушает большого уважения. Столичные дворяне привыкли оценивать людей по роскоши платьев и камзолов. Дорогие костюмы и мундиры, золоченые аксельбанты, перстни и кольца – вот, что производит впечатление.

– Признаться честно, нас это мало беспокоит, – вымолвил Олесь. – Мы представляем здесь сильное и гордое государство. Возможно, дипломаты оденутся иначе, но воинам такие излишества ни к чему. Солдат предпочитает богатству хороший меч.

В ответ тасконец лишь неопределенно пожал плечами. Его задача сопровождать гостей, а не давать им ценные советы. Кроме того, они чужаки и не являются подданными герцога Менского.

Друзья вышли из гостиницы, обогнули ее с востока и очутились в великолепном саду. Аккуратно подстриженные деревья, ухоженные газоны, десятки разнообразных фонтанов. Чудесный, удивительный мир, в котором человек мгновенно терял чувство реальности. Вдоль дорожек стояли невысокие металлические столбики с зажженными факелами. Подобное освещение создавало некую иллюзию таинственности. Темный фон, косматые ветви, сверкающие цветными огнями мозаичные бордюры. В чем в чем, а в красоте унимийцы знали толк.

Пройдя около ста метров, путешественники остановились перед дворцом герцога. Судя по его внешнему виду, двести лет назад он был роскошным пансионатом курортного города. Четыре этажа с огромными окнами, шпили на крыше и широкая, украшенная скульптурными группами лестница.

О них надо сказать особо. Их автор явно пытался поведать всю историю материка. На первых ступенях находились воины в тяжелых, варварских доспехах. Шлемы с забралами, мечи, щиты, копья. Часть бойцов повержена и лежит на земле, часть стоит с гордо вскинутой головой, поднимая к небу свой родословный стяг. Скорее всего, композиция символизировала постоянные вооруженные конфликты между кланами и победу одного рода над другим.

Чуть выше располагались совершенно иные фигуры: танцовщица, застывшая в изящном пируэте, музыкант, самозабвенно играющий на каком-то струнном инструменте и художник, с кистью в руках размышляющий у мольберта. Видимо, это время на Униме являлось эпохой расцвета искусств. Далее скульптор рассказывал о чудовищной и кровавой войне. Возле орудий замерли артиллеристы. Кто-то подносит снаряд, кто-то перевязывает товарищу рану, и лишь командир расчета внимательно наблюдает в бинокль за полем боя.

Завершали грандиозное творение пилоты в комбинезонах и гермошлемах. Их взгляды устремлены ввысь, к звездам. На Тасконе начиналась космическая эра.

– По-моему, здесь явно не хватает еще одной ступени, – с горькой иронией заметил самурай. – Огромный ядерный взрыв и люди, сгорающие в его пламени. Для большей эффекта можно добавить развалины древних городов.

– А вы – циник, – откликнулся Браун.

– Я реалист, – возразил Тино. – Надо откровенно признать – могущественная цивилизация рухнула и мы лишь ее жалкие обломки.

Возле массивных деревянных дверей застыли часовые с обнаженными клинками. Судя по золотистой форме, они принадлежали к дворцовой охране. Толку от такого вооружения немного, и солдаты выполняли лишь церемониальные функции. Подготовка унимийцев не вызывала никаких нареканий. Великолепная осанка, прямой бесстрастный взгляд и ни малейшего движения. Воины словно являлись продолжением скульптурной композиции.

– Ждите у входа. Я объявлю о вашем прибытии, – вымолвил распорядитель.

Мужчина скрылся за дверью и вернулся только минут через десять. Щеки Стива горели от возбуждения. С легкой дрожью в голосе тасконец произнес:

– Все уже в нетерпении. Вас заждались. Когда войдете, не останавливайтесь и идите прямо к трону. Ближе пяти метров не подходите. Особых знаков почтения в герцогстве нет, так что глубокого поклона будет вполне достаточно.

Двери широко раскрылись, и Браун с важным видом прошествовал в зал. Спустя мгновение, унимиец громко выкрикнул:

– Чужестранцы из Энжела!

Путешественники дружно двинулись вперед. От былой уверенности не осталось и следа. Явно чувствовалось их волнение. Ноги слегка тряслись в коленях, и на то были веские основания. Подобного великолепия наемники увидеть не ожидали. Огромный зал, хрустальные люстры, мраморные колонны и ослепительное море света. В помещении горели тысячи свечей, превративших темную ночь в яркий день.

Сотни людей отступили к стенам, образовав в центре широкий проход. Голова кружилась от расшитых камзолов, золотистых погон и аксельбантов, блеска драгоценностей. Во дворце воцарилась удивительная тишина. Тасконцы с нескрываемым любопытством рассматривали чужаков. Слух о поражении Сонторо на дуэли уже облетел столицу. Это еще больше заинтриговало столичную знать.

В самом конце зала на высоком подиуме восседал герцог Менский. Его одежда состояла из ярко-зеленого фрака с серебристыми нашивками, высоких, до колен, сапог и широкополой шляпы с белыми перьями. В правой руке Альберт держал длинный золотой жезл. Видимо, данный предмет являлся атрибутом высшей власти в государстве.

Несколько секунд воины и правитель молча изучали друг друга. Надо признать, правитель не производил благожелательного впечатления. Ему было около сорока, но, судя по наложенному гриму и косметике, он до сих пор пытался молодиться. Чуть выступающий подбородок указывал на упрямство, а маленькие, постоянно бегающие глаза на склонность к подлости и измене. Колючий и злой взгляд Альберта пронизывал путешественников насквозь. Глупцом герцог явно не был.

– Рад приветствовать вас в моем государстве, – первым заговорил правитель. – Великая война разделила Униму на множество независимых территорий. Это не так плохо, как может показаться поначалу. Однако один недостаток очевиден – мы очень мало знаем о северных землях. Дикий, неизведанный край. Но и южные страны для нас большая загадка. Никто из моих приближенных не слышал об Энжеле…

Начиналась очередная проверка. Чтобы доказать силу своего народа наемникам придется раскрыть ряд тайн. Чего впрочем, Альберт и добивался.

– Прежде чем ответить на возникшие вопросы, – вымолвил Храбров, – яотимени своих друзей хочу поблагодарить за столь радушный прием. Мы обычные путешественники, попавшие в шторм и чудом уцелевшие во время разбушевавшейся стихии. Хозяева не всегда проявляют подобное гостеприимство. Но особенно нас поразило великолепие дворца. Мои сограждане даже представить себе не могут, что такая роскошь еще сохранились…

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

16
{"b":"1714","o":1}