ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас, конечно, все иначе. Шокировать туристов никто не будет. Сохранились только антураж и атрибутика ресторана. Старые пластиковые столы, скатерти в жирные пятнах, на стенах висят секиры, дубины, мечи. Несмотря на раннее утро, зал оказался наполовину заполнен посетителями. Полуобнаженные официантки разносили на подносах напитки и еду. Храбров сразу заметил сидящего в углу Тино. Японец вальяжно откинулся на спинку стула и потягивал пиво.

– Ну, ты и заведение выбрал… – произнес Олесь, подходя к товарищу.

– А чем оно хуже «Грехов и пороков»? – спросил Аято. – Не нравится окружающая обстановка? Напрасно. Смело и неожиданно. Кроме того, после смерти Нила там стали готовить отвратительное пойло. Здесь пиво гораздо лучше и значительно дешевле.

– Мы испытываем недостаток в средствах? – иронично заметил русич.

– Дело не в деньгах, – понизил голос самурай. – В «Грехах и пороках» наверняка сидят сотрудники службы контрразведки. Место чересчур знаменитое. Сентиментальность в нашем деле – плохая черта. В Нейтральном секторе преступников не тронут, но слежку установят. А оторваться от «хвоста» на Тасконе гораздо сложнее, чем на Алане.

– Логично, – согласился Храбров, подзывая девушку из обслуживающего персонала.

В глазах оливийки сверкнули озорные огоньки. Официантка профессиональным взглядом оценивала посетителя.

Костюм недешевый. И уж кто-кто, а тасконка знала, на что способны неказистые, скучные чиновники-бюрократы. Вдали от строгих начальников, завистливых коллег, верных жен добропорядочные граждане отрываются по полной программе. Порой за пару дней они «спускают» годовой семейных доход, сбивчиво объясняя потом второй половине, как их ограбили в варварском городе. Человек странное, непредсказуемое существо. Иногда он совершает неожиданные, нелогичные поступки.

Внимательно выслушав заказ, девушка, изящно покачивая бедрами, неспеша, направилась к стойке.

– Красавица тебя сосчитала, – рассмеялся Тино. – Желание не скроешь.

– Обойдемся без иронии, – вымолвил Олесь.

– Почему? – удивился японец. – В нашем положении без юмора нельзя.

Спор друзей был прерван появлением Саттона. Наплевав на конспирацию, англичанин сразу двинулся к товарищам. Сев на стул, Крис возмущенно проговорил:

– Где мое пиво? Неужели в Морсвиле нечем горло промочить!

– Вот правильный подход к делу, – улыбнулся Аято. – Мы вырвались из западни и готовы драться. Рано или поздно полоса неудач закончится. Выше голову!

– Меня радует твой оптимизм, – бесстрастно сказал русич. – Каков дальнейший план?

Самурай на всякий случай осмотрелся по сторонам. Противоподслушивающее устройство, лежащее в кармане, уже давно включено. Не заметив рядом подозрительных людей, Тино произнес:

– Он прост. Забираем крест и летим на остров. Пора раскрыть древнюю тайну Тасконы.

– А где спрятана реликвия? – уточнил Саттон.

– В городе, – ответил японец. – Но раньше вечера до нее не добраться.

– Пусть будет так, – пожал плечами Храбров. – От судьбы не уйдешь.

Вскоре официантка принесла пиво, салаты и жареное мясо. Блюдо называлось «человеческая плоть». Крупные сочные куски под ярко-красным приятно пахнущим соусом. Раньше содержание соответствовало записи в меню. Сейчас для его приготовления использовалось мясо кона.

Расставляя кружки и тарелки, оливийка демонстративно изогнулась. Она находилась напротив Олеся, и землянин был вынужден созерцать ее крупную упругую грудь. Взгляд тасконки стоил многого. Лет десять назад русич вряд ли устоял бы от искушения. Теперь Храбров гораздо сдержаннее и рассудительнее. Мимолетная связь ни к чему хорошему не приведет. Надо уметь управлять желаниями и страстями.

– А я бы спросил, чем она занимается после работы? – проговорил Крис, когда девушка удалилась на значительное расстояние. – Честное слово мы Олис ничего не скажем.

– Святая мужская солидарность, – усмехнулся Олесь. – Догадаться, чем занимается оливийка по ночам несложно. Нил Броун очень точно назвал свое заведение. Город грехов и пороков.

– Выпьем за упокой его души! – вымолвил англичанин.

Плотно позавтракав и забронировав номера в гостинице, друзья отправились на прогулку. Пылающий диск Сириуса отражался в зеркальных окнах отреставрированных домов. Власти сектора не меняли кардинально облик зданий, чтобы не потерять своеобразия древности. Некоторые постройки полностью сохранили прежний вид. Чтобы вытянуть из туристов деньги, им необходимо постоянно показывать экзотику. За внушительную плату открыт для посещения даже Конгресс Совета Морсвила. Все на продажу! Алчность захлестнула людей.

В толпе постоянно попадались трехглазые, вампиры и черти. Полуобнаженные тела с боевой раскраской, в руках копья, за спиной ножны с мечом. Впрочем, это оружие давно по назначению не использовалось. Своим угрожающим внешним видом тасконцы привлекали внимание путешественников. Несколько сириев и некогда отчаянный воин позирует перед объективами голографических камер. Жалкое убогое зрелище. В городе наблюдалось уникальное смешение различных эпох и культур.

Новый Вавилон, да и только…

Воздух быстро прогревался. До наступления полуденного зноя осталось часа два. Местные жители вставали очень рано и теперь возвращались с работы домой. Нагруженные тяжелыми сумками торопились к стоянкам электробусов перекупщики. Вечером «Эльзана» отправится обратно к Алану.

На мгновение земляне остановились у ристалища. Бои со смертельным исходом давно не проводились. Руководство Нейтрального сектора прислушалось к просьбам Совета Союза. Вид кровавого насилия оказывал негативное психологическое воздействие на общество. Подпольные диски с записью поединков приносили бешеные доходы криминальным структурам. Гораздо проще устранить причину, чем следствие.

Проведя рукой по гладкой поверхности черепа на ограде, русич зашагал к зданию музея. Возле лестницы собралась большая группа людей. Судя по внешнему виду, недостатка в средствах они не испытывали. Дорогие костюмы, модные платья, роскошные украшения. Что понадобилось здесь представителям элиты общества? Храбров терялся в догадках.

Между тем, двери музея открылись. Аланцы, тасконцы и маорцы неторопливо, с чувством собственного достоинства начали подниматься по ступеням. Никакой суеты, толкотни, громких возгласов. Это не торговцы. Впрочем, Олесь ошибся. Подойдя ближе, русич увидел перед входом огромную красочную афишу. Морсвилское отделение департамента культуры проводило ежегодный аукцион древних раритетов. Значит, сюда прилетели любители старины и искусствоведы-перекупщики. Какие суммы здесь крутятся трудно даже представить. Хотя, по сути, тот же бизнес, что и у пассажиров «Эльзаны». Масштабы принципиально другие. Но это кому как в жизни повезло…

– К чему такой ажиотаж? – удивленно спросил Саттон. – Голограф – величайшее изобретение человечества. С помощью него можно, сидя где-нибудь во Фланкии, спокойно участвовать в торгах.

– Ты плохо знаешь местные правила, – улыбнулся Аято. – Все реликвии в Нейтральном секторе продаются только непосредственно присутствующим людям. Расчет производится немедленно. Данный нюанс придает аукциону особый колорит. Большинство потенциальных покупателей присылают в Морсвил своих представителей, но некоторые приезжают сами. Хотят окунуться в атмосферу экзотики. Богатым свойственны причуды.

– Но ведь компьютерный вирус парализовал банковскую систему, – заметил Храбров.

– Совершенно верно, – кивнул головой самурай. – Признаться честно, я думал, организаторы перенесут мероприятие на более поздний срок. Увы, город живет по собственным законам.

– Оливийцы изменили правила, – предположил Крис.

– Ни в коем случае, – возразил Тино. – Традиции хороши только тогда, когда они соблюдаются.

– А как же оплата? – произнес англичанин.

– Обрати внимание на крепких парней с кейсами в руках, – вымолвил японец. – В последние месяцы Алану пришлось вспомнить о существовании наличных денег.

10
{"b":"1716","o":1}