ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Совет избран демократическим путем. Какая форма правления его заменит? Военная диктатура? Результат развития Маоры наглядно показал ущербность данного пути. Тогда где выход? Храбров его не видел.

– Господин полковник, – окликнула землянина секретарша. – Вас просят войти.

– Да-да, конечно, – русич поспешно встал с кресла. Поправив форму, Олесь решительно направился в зал заседаний. Белый мраморный пол, высокие потолки, голографические камеры, на стенах огромные экраны. Отсюда часто ведутся прямые трансляции на всю страну. Но сегодня совещание закрытое и аппаратура выключена. Как обычно в центре помещения стоит одинокое черное кресло. Перед ним полукруглый деревянный стол. Древняя тасконская традиция.

В центре – худощавый русоволосый мужчина лет пятидесяти пяти. Никлас Прайлот. Последние два года дались ему нелегко. Гибель вот уже четырех членов Совета, вторжение горгов, атака на Маору, постоянные акты саботажа посвященных. На лбу глубокие складки, на щеках морщины, под глазами набухшие мешки. Видимо у председателя была бессонная ночь.

Справа от председателя расположилась Зенда Тиун. Оливийка выглядела превосходно. Строгий темно-синий костюм, волосы зачесаны назад и собраны в пучок, в больших карих глазах привычный блеск. Гетера спокойна и уравновешена. Ее трудно чем-то удивить. В былые времена Тиун сама не раз дралась на ристалище Морсвила и безжалостно убивала противников. Крин Ормерот в своем амплуа. Редкие седые волосы взъерошены, борода торчит клочьями, пальцы нервно подрагивают. Определить возраст тасконца нереально. Ему давно за семьдесят. Место Торна Таунсена пустует.

Лиза Соул пришла на заседание в черном траурном платье. Спина выпрямлена, плечи развернуты, подбородок гордо вскинут. В мимике лица чувствуется раздражение. Она должна сейчас находиться у гроба погибшего, а не в доме Правительства. Главное – это уважение к людям, а дела могут и подождать. В противоположность Соул, Байлот совершенно невозмутим. Чуть расслабленная поза, руки лежат на подлокотниках, верхняя пуговица рубашки расстегнута, глаза опущены вниз. Вряд ли спор с оппонентами был легким.

Противоположное крыло стола занимали аланцы. Кора Лейбвил, высокая импульсивная женщина с короткими каштановыми волосами. Облачиться в траур она себе не позволила, ограничилась черным шарфиком на шее.

Слева от нее сидит генерал Оун. Стройный, подтянутый мужчина с орлиным профилем носа. Во взгляде офицера уверенность и смелость. Аланец превосходно себя зарекомендовал в сражении за Маору. Гибель Сорвила не смутила его и не повлияла на принятие ответственных решений. Сегодня он целиком и полностью на стороне Аргуса.

Брут задумчив и сосредоточен. Обычно Став выступает против тасконцев. Интересно, что раскопала служба контрразведки на аланца? Без шантажа тут явно не обошлось. Последней была Дина Утвил, полная пожилая женщина. По внешнему виду аланка очень напоминала домохозяйку. А ведь она является губернатором крупнейшего материка планеты – Елании. Ей часто приходится прибегать к жестким и непопулярным мерам для наведения порядка. Из всех женщин Совета Утвил самая здравомыслящая и рассудительная. Место Кайла Эрвила тоже вакантно.

– Господин полковник, – проговорил Прайлот, поднимаясь с кресла. – Мы вызвали вас, чтобы огласить решение Совета. Оно получилось компромиссным. К сожалению, строительство оборонительной системы идет недостаточно быстро. Рисковать собственной безопасностью глупо и нецелесообразно.

Союз планет не готов к масштабной войне с насекомыми. Поэтому, о поиске горгов не может идти речи. Зачем раньше времени злить зверя…

Храбров изумленно взглянул на Байлота. Неужели тщательно спланированная операция рухнула? А как же точный расчет? Русичу не верилось, что стрик проиграл. Генерал сохранял спокойствие. На лице Аргуса не дрогнул ни один мускул.

– Между тем, – продолжил председатель, – было бы непростительной ошибкой потерять сильного, готового к сотрудничеству союзника. Наше долгое отсутствие жители Эдана расценят как неуверенность и слабость. Необходимо показать валкаалцам, что человеческая цивилизация обладает мощным флотом. Способ только один – продемонстрировать им ударную эскадру. Вы совершите краткосрочный поход в систему Китара. Генерал Оун выделяет для столь ответственной миссии двенадцать тяжелых крейсеров и двадцать шесть легких. Присутствие боевых кораблей сделает надменных эданцев сговорчивее. Но будьте осторожны и предельно вежливы! Никакого проявления агрессии. Мы – мирная раса и хотим сотрудничать с Валкаалом. Если консул потребует увести флот, немедленно выполните его желание. Обострение отношений с союзниками недопустимо. Так как вы не очень искушены в политике, к Китару снова отправится гражданская делегация. Она состоит всего из четырех человек и возглавит ее господин Маклин. У него уже есть опыт общения с высокородными эданцами. Ради достижения цели, человечество готово пойти на некоторые уступки.

Никлас сделал небольшую паузу, и Олесь тотчас произнес:

– Господин председатель, я хочу уточнить. Кто является руководителем экспедиции? В армии действует закон единоначалия. Коллективное обсуждение замедляет принятие решения.

Прайлот недовольно сверкнул глазами. С некоторым раздражением в голосе тасконец вымолвил:

– Эскадра в вашем полном распоряжении. Члены делегации не будут вмешиваться в военные вопросы. Их прерогатива – контакт с валкаалцами. Нам удалось собрать лучших психологов. Поэтому прошу проявить сдержанность. У каждого своя сфера деятельности.

– Благодарю за обстоятельный ответ, – кивнул головой Храбров.

– Я хочу напомнить, – сказал Прайлот. – Визит в систему Китара носит дружественный характер. О размещении крупного отряда судов возле Эдана речь пока не идет. Ровно через шестьдесят суток эскадра должна вернуться к основному месту дислокации. Мы не имеем права рисковать безопасностью собственных планет. Силы звездного флота и так распылены.

– У меня есть одна просьба, – проговорил русич.

– Слушаю… – бесстрастно произнес председатель.

– Разрешите взять два батальона десантников-мутантов, – вымолвил Олесь. – Не исключено, что высокопоставленные представители Валкаала захотят посетить тяжелые крейсера. Адмирал Суппелум, наверняка, проявит интерес. Проникнуть в двигательный отсек судов – самая заветная мечта эданцев. Внешний вид солдат охраны должен произвести на них неизгладимое впечатление. По своей сути местные жители воины и сразу оценивают возможности потенциального противника. Красавцами мутантов не назовешь, но физической силой бог оливийцев, унимийцев и асканийцев не обделил. В полном боевом облачении с лазерными карабинами в руках десантники выглядят устрашающе. Встретиться в рукопашной схватке с подобной армией у валкаалцев вряд ли возникнет желание.

Никлас задумчиво смотрел куда-то в сторону. Тасконец, словно ждал чьего-то совета. Медленно, не спеша он повернул голову и, растягивая слова, сказал:

– Хорошо. Берите столько солдат, сколько считаете нужным. В конце концов, ведь именно вы являетесь начальником оперативного отдела. Мои познания в данной области невелики.

– Благодарю, – вскинув подбородок, проговорил землянин. – Когда отправляется экспедиция?

– Генерал Оун считает, что на перегруппировку кораблей понадобится семь дней, – ответил Прайлот. – Еще двое суток уйдет на погрузку. Таким образом, старт назначен ровно через декаду.

– Я оправдаю оказанное мне доверие, – отчеканил Храбров.

– Не сомневаюсь, – председатель позволил себе улыбнуться. – Можете быть свободны…

Русич развернулся и быстрым шагом направился к выходу. Сегодня он в кресло даже не садился. Его мнение членов Совета не интересовало. Олеся вызвали в зал заседаний лишь для того, чтобы огласить принятое в результате долгих споров решение. Кое-кто из присутствующих провожал землянина с ненавистью в глазах. Храбров спиной чувствовал колючие взгляды недоброжелателей. Дверь открылась автоматически. Секретарша тотчас повернулась к офицеру. На мгновение русич остановился. Тяжело вздохнув, Олесь взял со стола оставленную в приемной фуражку. С едва уловимым сочувствием женщина произнесла:

14
{"b":"1717","o":1}