ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Патриотизм Путина. Как это понимать
Неприкаянные души
Чувство моря
Зло
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
История мира в 6 бокалах
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Запах Cумрака
Подвал
A
A

Вот и сейчас он остановил свой выбор на странной игре с мячом. Атлеты двух команд упорно пытались им завладеть и занести в особый сектор. Неожиданно показ матча прекратился. На экране появилась миловидная женщина лет сорока в строгом костюме. Со скорбным выражением лица диктор сообщила:

– Господа, мы просим прощение за срыв трансляции. Экстренный выпуск новостей! Наша компания начинает прямой репортаж с пресс-конференции господина Данрила. Он выступает с обвинениями в адрес члена Совета Союза Свободных Планет Кайла Эрвила. Случай беспрецедентный. Высокопоставленный чиновник во время беспорядков на Елании изнасиловал несколько женщин. Верховный суд уже заинтересовался этим делом. Если информация о преступлениях члена Совета подтвердится, его ждет смертная казнь.

На мгновение экран погас. Почти тут же картинка сменилась. Олесь увидел огромный зал, полностью заполненный людьми. Десятки журналистов пытались прорваться к маленькому тщедушному лысоватому человеку лет пятидесяти. Офицеры службы контрразведки умело сдерживали толпу. Почти четверть часа ушла на наведение порядка. Наконец, репортеры успокоились и расселись по местам. В помещении воцарилась удивительная тишина. Данрил разместился за пластиковым столом в окружении крепких телохранителей. Они внимательно следили за присутствующими в готовности немедленно закрыть собой важного свидетеля.

– Я хочу рассказать вам свою трагическую историю, – дрожащим голосом произнес аланец. – Мне было суждено родиться посвященным второй степени. Неплохая стартовая позиция для карьерного роста. К сорока годам я стал главным инженером крупного завода в городе Бриссен. Красавица жена, умница дочь…

Мужчина вытер платком набежавшую слезу.

– Затем произошла революция. Мы – мирные люди и приняли ее спокойно. Дальше начался сущий ад. Мятеж, охвативший провинцию, привел к гигантским человеческим жертвам. Трупы валились прямо на улицах. Мутанты, высадившиеся в городе, с бунтовщиками не церемонились.

После их ухода местные власти приступили к проверке документов. Господин Эрвил тогда возглавлял особую комиссию Бриссена. Он пришел к нам в дом поздно вечером в сопровождении трех полицейских. На устах дружелюбная улыбка, в руках список жильцов, а в глазах – ненависть. На первый взгляд процедура выглядела пустой формальностью. Мои девочки спустились в гостиную.

Я не успел вымолвить ни слова, как получил мощный удар в лицо. Когда пришел в себя, то увидел, что мерзавцы насилуют жену и дочь. Бедняжки кричали и сопротивлялись, но силы оказались не равны. При этом Эрвил постоянно приговаривал: «Так будет со всеми посвященными. Теперь власть принадлежит нам». Заметив, что я приподнялся на локте, один из полицейских выстрелил мне в голову из бластера. Мое сознание померкло. Лучше бы умереть…

Данрил остановился, сделал пару глотков из стакана с водой, перевел дух. Окинув взглядом журналистов, аланец с нескрываемой горечью продолжал:

– Я очнулся на кладбище, в огромной куче покойников. Похоронные команды свозили сюда погибших для массового захоронения. Страшное было время. Друзья и родственники исчезали бесследно. С большим трудом мне удалось добраться до ближайшего жилого дома. До сих пор не понимаю, как остался жив. Больше трех лет провел в клинике нейрохирургии мозга. Врачи собрали мой череп буквально по частям…

В зале воцарилось тягостное молчание. Никто долго не решался нарушить тишину. Репортеры пытались осмыслить услышанное. Наконец со своего места поднялся высокий светловолосый молодой человек. Сразу видно из подземной Тасконы.

– «Агентство столичных новостей», – представился журналист. – Вы затронули мрачный период нашей страны. Служба контрразведки скрывает многие факты от общественности. Но это особый разговор. Господин Данрил, ваши обвинения очень серьезны. Они нуждаются в неопровержимых доказательствах. Ссылка на комиссию Бриссена несостоятельна. Член Совета Эрвил характеризуется с места работы, как опытный умелый руководитель. Участие в наведении порядка в зоне мятежа всегда рассматривалось как положительный факт биографии. Благодаря нему Кайл Эрвил заработал на выборах немало дополнительных голосов. Правоохранительные органы могут обвинить вас в клевете. И будут абсолютно правы.

– У меня есть доказательства, – нервно ответил мужчина.

– Какие? – не удержалась от реплики шатенка лет тридцати пяти.

– Мы представим их в конце пресс-конференции, – тотчас вмешался офицер охраны.

– Вы задержали полицейских, о которых шла речь? – уточнила женщина.

– Нет, – честно ответил представитель службы контрразведки.

По рядам присутствующих пробежала волна оживления. Толпа заколыхалась. Репортеры бурно обсуждали рассказ Данрила. Паузой воспользовался аланец средних лет.

– «Криминальная хроника Елании», – вымолвил мужчина. – Меня удивляет нерасторопность ведомства господина Байлота. Обычно оно работает оперативно. Объясните, в чем дело? Ведь полицейские Бриссена – основные свидетели. Мерзавцев нужно немедленно арестовать и допросить. Уж не хочет ли Совет Союза «замять» разразившийся скандал?

– Ни в коем случае, – мгновенно отреагировал офицер. – Никакого давления на нас не оказывается. Следствие идет своим чередом. В противном случае, эта встреча бы не состоялась. Арест убийц невозможен по объективным причинам. Все полицейские давно мертвы. Погибли при довольно странных, невыясненных обстоятельствах. Один утонул, второй покончил с собой, третий скончался от сердечного приступа. К сожалению, тела были кремированы. Данное направление ведет в тупик.

– Вы обвиняете Эрвила в устранении соучастников преступления? – донеслось из зала.

– Нет, – отрицательно покачал головой охранник. – Я лишь констатирую факт.

– Господин Данрил, а где сейчас ваша жена и дочь? – поинтересовалась смуглая темноволосая женщина.

– Они считаются пропавшими без вести и числятся в государственном розыске, – произнес аланец. – На самом деле и Эльвина, и Мари похоронены в общей могиле недалеко от города. Убийцы умело замели следы. Моя семья просто исчезла…

– Как же удалось спастись вам? – воскликнул парень лет двадцати двух. – У Члена Совета большая власть и много помощников. Вряд ли бы безжалостный убийца оставил в живых столь опасного свидетеля. Неувязка получается…

– Ничуть, – на удивление спокойно возразил посвященный. – Когда меня привезли в клинику, я назвал другое имя и фамилию. Чувствовал, что преследования не избежать. Кроме того, преступники были уверены в собственной безнаказанности. Стреляли ведь в голову, наверняка. Мое спасение иначе, как чудом не назовешь.

– А почему сразу после выздоровления вы не обратились в службу контрразведки? – спросил представитель «столичных новостей». – Что изменилось с тех пор?

– Мне удалось найти доказательства обвинения, – проговорил Данрил.

– Пустая болтовня, – поднялся со своего места седовласый мужчина лет пятидесяти в дорогом костюме. – Бард Корсенвил, «Светская хроника Алана». Мы уже почти час слушаем бредни больного человека. Во время мятежа бедняга потерял близких, получил тяжелое ранение и оказался в больнице. Видимо, там его лечили наркотическими средствами. А галлюцинации, порой, бывают так реалистичны. Господа, пора прекратить этот фарс…

– Хотите сказать, что я лгу? – истерично закричал аланец.

В ответ журналист лишь пожал плечами. Какой смысл спорить с шизофреником. Ни один суд не примет всерьез показания сумасшедшего. Служба контрразведки явно «вляпалась по уши». Они собрали пресс-конференцию, не имея на руках серьезных фактов. В зале нарастал недовольный ропот. Репортеры чувствовали себя обманутыми. Кто-то даже потянулся к выходу. Еще немного и трансляция прервется.

– Господа, – с невозмутимым видом вымолвил офицер, – неужели вы думаете, мы не проверили слова свидетеля? Выдвинуть обвинения против члена Совета – большой риск. Однако органы правопорядка хотят показать всему обществу – в стране нет неприкасаемых. Рано или поздно преступники будут пойманы и наказаны. В Совете Свободных Планет нет людей второго или третьего сорта. Бывшие посвященные имеют такие же права, как и остальные граждане. Мы предъявим доказательства. Дело в том, что в доме Минка Данрила служба безопасности Великого Координатора установила несколько скрытых голографических камер. Они имели ресурс работоспособности на два года. Хозяин догадывался об их наличии, но таковы были правила во времена диктатора. Тотальный контроль подданных, особенно высокопоставленных. А Данрил занимал очень ответственную должность…

9
{"b":"1717","o":1}