ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаем, – снисходительно сказала гетера. – Космодром уже превратили в неприступную крепость. Но что вы забыли на западе? Там – мертвая зона.

– О! – восхищенно произнес де Креньян. – У дам отлично работает разведка.

– Этим живем, – бесстрастно заметила тасконка. – Когда рядом находится сильный враг, его нужно постоянно держать в поле зрения. Вижу, вам удалось найти своего товарища. Симпатичный…

Ответная шутка достигла цели, и воины дружно рассмеялись. Жаку подробно рассказали о секторах Морсвила, об особенностях его жителей и законах нейтрального сектора. В частности, гетеры не нуждались в мужчинах – они производили детей на свет без их участия. В бою эти миловидные создания превращались в страшных бестий и представляли не меньшую опасность, чем вампиры или черти. Тем не менее, маркиз отнесся к полученной информации недоверчиво и скептически.

Реальность подтвердила слова Олеся. После небольшой паузы, Зенда с нескрываемым любопытством спросила:

– Зачем вы опять пожаловали в город?

– Звучит довольно глупо, но мы решили развлечься, – проговорил француз. – Три месяца скитаний по ненавистной пустыне, беготня от песчаных червей и ползание по барханам нагнали на нас ужасную тоску. Хочется хорошего вина, подружку на ночь и несколько часов спокойного сна. Рев бульдозеров мне осточертел, а свет прожекторов режет глаза.

– Сумасшедшие, – изумленно выдохнула тасконка. – Вас же сразу убьют!

– Это не так страшно, – с равнодушным видом вставил Тино. – Мы уже были покойниками, и не раз… Главное – почувствовать себя людьми. Другого подходящего оазиса поблизости нет. Любому рабу хочется иногда сделать глоток свободы.

– Понимаю, – кивнула головой Тиун. – Но Морсвил взбудоражен высадкой аланцев. Не стану скрывать, что некоторые горячие головы намеревались устроить поход против захватчиков. К счастью, здравый смысл восторжествовал. Никто не хотел нарваться на стальной рой пуль и бесполезно погубить тысячи бойцов. Все прекрасно знают и о вашей роли в произошедших событиях. Наемники вы, или невольники – никого не волнует. Найдется немало желающих вас прикончить.

– А как же законы Нейтрального сектора? – уточнил русич. – Каждый человек или мутант имеет право на убежище. Его обязаны защитить стражи порядка!

– Все так, – согласилась гетера. – Однако когда подписывался договор, и создавался Конгресс, речь не шла об аланцах. Они уничтожили нашу цивилизацию и теперь прилетели добить уцелевших. Мы обязаны думать о выживании.

– Не стану спорить, – вымолвил Храбров. – Я кое-что знаю о разразившейся на Тасконе катастрофе. Но при чем здесь земляне? Когда отряд забросили на планету, разве у нас был выбор? Либо умереть, либо найти космодром…

– Ты зря мне объясняешь, – тяжело вздохнула Зенда. – Я ведь все прекрасно понимаю. Кроме того, хоть мой долг и оплачен сполна, трудно забыть твой поступок в «Грехах и пороках». Выйти на поединок против Эроша – шаг достойный любого воина. Но трудно загадывать, как поведут себя вампиры, черти и трехглазые. Мутанты плохо управляют своими эмоциями.

– Наш разговор бессмыслен, – иронично улыбнулся Аято. – Ответь на один простой вопрос: ты проведешь наемников Алана через свой сектор? Что случится потом, уже неважно. На все воля судьбы…

Тасконка внимательно посмотрела на воинов. Они довольно спокойны и уверены в себе, хотя прекрасно осознают, чем может закончиться их безумная затея. Земляне не взяли огнестрельное оружие и это тоже объяснимо – не хотят провоцировать морсвилцев на нападение и давать аланцам повода к недоверию. И все же эти парни – самоубийцы. Будет жаль, если головы наемников окажутся на обеденном столе у вампиров!

– У меня достаточно полномочий, – проговорила Тиун. – Я глава крупнейшего клана гетер, но чужаки не имеют права носить оружие в этом секторе.

– А как же властелины пустыни? – молниеносно вставил Олесь.

– У них особый статус, – ответила Зенда. – Мы обязаны пропускать мутантов по внутреннему коридору. Если они выйдут за его границы, то будут тотчас убиты.

– Неужели нет никакого выхода? – удивился де Креньян.

– Есть, – произнесла оливийка. – Гетеры готовы предоставить свою территорию союзникам. Но таковых за вековую историю Морсвила у нас не было. Здесь каждый заботится о себе сам, а договоры носят временный характер и часто нарушаются.

Земляне молниеносно переглянулись. Решение проблемы лежало на поверхности.

– Мы готовы предложить вам союз, – вымолвил Храбров.

– На каких условиях? – вполне серьезно спросила Тиун. – Аланцы наши враги, да и не согласятся они на заключение долгосрочного договора.

Значит, речь идет о трех сумасшедших наемниках? Что мы получим взамен? В чем выгода?

– Информацию вы получите, – мгновенно отреагировал самурай. – Если сектору будет угрожать опасность, вы узнаете об этом заранее.

– Насколько я понимаю, данное предложение называется предательством, – язвительно усмехнулась тасконка. – Аланцы прикончат изменников и правильно сделают.

– Я бы не стал утверждать так безапелляционно, – вмешался Жак. – Мы – рабы, невольники. Хотя и с оружием в руках. Нам приходится выполнять приказы помимо своей воли. О какой преданности может идти речь? Есть только личные интересы. Вы заключаете союз с тремя землянами, а не с наемниками Алана.

– Меня это устраивает, – проговорила Зенда. – Я проведу отряд через сектор гетер.

– А как же подписание бумаг? – разочарованно воскликнул француз.

– Достаточно и слова, – рассмеялась оливийка. Теперь стала понятна хитрость Тиун – она

вполне могла выполнить просьбу воинов и без клятв. Тем более, что шансов остаться в живых у землян почти нет. Но опытная тасконка предпочла подстраховаться и завести союзников в стане наиболее опасного противника. Ее уловка блестяще удалась! Впрочем, данный промах ничуть не смутил и не расстроил наемников уже достаточно хорошо знакомых со здешними обычаями!

В сопровождении десяти гетер мужчины двигались по южным кварталам Морсвила. Женщины на улицах останавливалисьислюбопытством рассматривали чужаков. Многие тасконки были молоды и красивы, что вызвало эмоциональный всплеск в грешной душе де Креньяна. Жак то и дело взмахивал руками, посылал воздушные поцелуи и выкрикивал простенькие комплименты. Его поведение вызывало на лицах оливиек лишь снисходительную улыбку.

Симпатичные охранницы и вовсе не обращали внимание на землянина. Авторитет Зенды оказался столь велик, что даже через зону воинственных гетер отряд прошел без задержек. После взрыва эта часть Морсвила значительно пострадала – высотные дома рухнули, вылетели все стекла и двери, сгорели парки и скверы. Имущество жителей либо было уничтожено, либо расхищено многочисленными мародерами.

Женщинам при разделе достался самый бедный участок города. Преимущество было только одно – отсутствовали агрессивные соседи. На севере – нейтральная зона, на западе – непримиримые, а на востоке – дикие мутанты, но через многометровую стену этим звероподобным существам не перебраться. Впрочем, они и не способны на осмысленные совместные действия. Если какая-нибудь кровожадная тварь и забредала в сектор, то охрана ее немедленно уничтожала.

Это был относительно тихий и спокойный район Морсвила – облупившиеся дома с пустынными глазницами окон, темные проемы подъездов, пыльные улицы. Чтобы выжить гетерам приходилось прилагать немало усилий.

Впереди показалась линия, почему-то выложенная черепами. Трудно сказать почему, но тасконцы предпочитали отмечать границу именно таким способом. Тиун остановилась, жестом руки указала на широкую магистраль и негромко произнесла:

– Идите. Я свое обещание выполнила, но теперь за ваши жизни не дам и капли воды. Надеюсь, смерть будет быстрой.

– Жди нас через два дня, – спокойно вымолвил Аято. – Лично я умирать пока не собираюсь.

В ответ оливийка лишь неопределенно пожала плечами. Сопровождать землян дальше было чересчур рискованно – гнев толпы может перекинуться и на гетер. Зенду не убьют, но она тотчас получит с десяток вызовов на поединок. Рано или поздно найдется боец, который ее прикончит. Уж лучше подождать на собственной территории, здесь куда безопаснее.

14
{"b":"1718","o":1}