ЛитМир - Электронная Библиотека

Упоминать о тасконцах в гермошлемах с лазерными карабинами, внезапно появившимися на космодроме «Кенвил» девушка не стала. И хотя Коргейн об этом не сказал ни слова, подобную информацию лучше попридержать. Вопрос слишком щепетильный и ответа на него у Кроул нет.

– Удалось ли выяснить причину появления неизвестного прежде излучения? – поинтересовался стройный брюнет с умным лицом. Наверняка он представлял какой-нибудь образовательный канал.

– Нет, – призналась Олис. – У нас была совершенно другая задача. Но, я уверена, ученые Алана, получив доступ на планету, быстро раскроют загадку.

Зал огласился дружными аплодисментами – здесь сидело немало представителей научной элиты страны, которым понравилось заявление Кроул.

Журналисты спрашивали о племенах тасконцев, деталях высадки, тщательно фиксировали имена погибших десантников-аланцев. О наемниках больше никто не вспоминал. Через пару часов на простых обывателей обрушился шквал ужасных подробностей экспедиции, люди узнают о мужественных, смелых и великодушных первопроходцах вступивших в неравную схватку с коварными и жестокими выродившимися дикарями. Как поступить с ними при колонизации? Ответ напрашивался сам собой…

Неожиданно спокойный ход пресс-конференции нарушил молодой человек с загорелым лицом. Вскочив с кресла, он громко сказал:

– Теперь мне понятно: Великий Координатор решил избавиться от непосвященных! Он будет отправлять нас на дикую планету тысячами, миллионами. Чем больше людей погибнет в стычках с дикарями-туземцами, тем лучше! Вот цена…

Договорить репортер не успел. К нему приблизились два офицера службы безопасности, старший по званию коснулся плеча юноши неизвестным большинству присутствующих предметом. Журналист странно дернулся, замолчал и медленно опустился на свое место. Его глаза отрешенно смотрели куда-то в пустоту…

Кроул растерянно взглянула на отца. Она не знала, как реагировать на эту ситуацию и стоит ли отвечать на реплику молодого человека. На помощь девушке пришел советник по общественным связям – опытный чиновник сразу поднялся из-за стола и тоном, не терпящим возражений, громко проговорил:

– Господа, ваше время истекло. Героиня очень устала после длительного перелета. Все подробности экспедиции голографические компании и пресса получат по официальным каналам. Давайте поблагодарим смелую первооткрывательницу за интересный и содержательный рассказ.

Зал мгновенно огласился громкими аплодисментами. Олис на прощение помахала рукой и в сопровождении охраны направилась к выходу.

На рев уличной толпы она уже не обращала внимания. Из памяти никак не выходило лицо молодого репортера, искаженное гримасой злобы и ненависти – такую ярость в глазах человека аланка видела лишь на Тасконе. Значит и на родной планете есть люди, способные пойти на убийство! Этот парень был готов броситься на нее и разорвать в клочья. Хорошо, что вмешалась служба безопасности.

Кроул догадывалась, что офицеры применили нейронный шокер большой мощности, и мозг бедняги отключился на несколько часов. Какие санкции будут применены к журналисту никто точно не знал, но обычно излишне строптивых аланцев высылали на космические базы, без права возвращения. Теперь его могут отправить еще дальше – на Таскону.

Тяжело вздохнув, Кроул села в поданный лимузин. Рядом устроился отец.

– Вот и все, – улыбнулся Найджел. – Ты держалась великолепно. Молодец. Гравитационный катер нас уже ждет. Через пару часов будем нежиться на горячем песке пляжей Геленжила.

– Только не песок, – выдохнула девушка. – Как он надоел мне на Оливии! Никогда не думала, что пустыни бывают такими большими. Песчаные барханы тянутся на сотни километров, ужасающая жара, от пыли нечем дышать, ветер обжигают кожу…

– Таскона гораздо ближе к Сириусу, чем Алан, – бесстрастно заметил главный технолог.

– Я знаю, – кивнула головой Олис, откинулась на мягкую спинку и закрыла глаза. – Но чтобы это понять, надо побывать там. Кошмарная планета!

– Ты жалеешь о своем участии в экспедиции? – спросил отец.

– Ничуть, – ответила Кроул. – Эти полтора месяца дали куда мне больше знаний, чем несколько лет проведенные в университете. Я увидела людей совсем с другой стороны. Такой опыт в студенческой аудитории не приобретешь. Рядом с тобой возле костра сидит человек, он ест мясо, шутит, смеется. А на следующий день он бесстрастно убивает врагов, проходит еще декада и уже сам воин с раскроенным черепом лежит среди окровавленных трупов. Папа, я стреляла из арбалета в тасконцев. Стрелы впивались в их тела, неся смерть разумным существам…

– Олис, ты сражалась с дикарями, – вымолвил Найджел.

– Они люди, – с горечью сказал девушка. – Жестокие, своенравные, злые, но люди! Им так же больно и страшно. Умирать не хочет никто!

Мужчина прижал к себе дочь и тихо произнес:

– Ты слишком устала. Отдохнешь, наберешься сил, и поверь, мир станет гораздо лучше. Забудь Таскону. Ты сделала то, что должна была сделать. Теперь пусть ее освоением занимаются другие. Я горжусь тобой!

Утирая слезы, Кроул слабо улыбнулась. Может быть, отец прав. Надо успокоиться и привести себя в порядок. Сейчас у Олис блестящие карьерные перспективы, и упускать свой шанс из-за девичьей сентиментальности она не собирается. Кроул никогда не считала слабость достоинством женщин – великосветские дамы, изнеженные дуры, без перерыва болтающие о нарядах, драгоценностях и мужчинах всегда ее раздражали.

Спустя час электромобиль въехал на военную базу космопорта. Только здесь, наконец, стихли крики восторженной толпы и Кроул облегченно вздохнула – торжественная встреча изрядно утомила девушку не привыкшую к столь навязчивому вниманию тысяч людей.

Поправив платье, Олис двинулась за отцом. Возле гравитационного катера, вытянувшиеся в струну, застыли пилоты. Офицеры восхищенно разглядывали фигуру аланки. Несмотря на ее положение и особый статус, мужчины, прежде всего, видели в Кроул красивую женщину, и это ей льстило.

Полет до курорта не занял много времени. Машина плавно опустилась на запасную площадку санаторного комплекса предназначенного для посвященных первой степени. Чуть в стороне находились роскошные семейные особняки приближенных Великого Координатора.

Девушка не раз бывала здесь с родителями во время каникул и знала, что санаторий является идеальным местом для отдыха и уединения. Надежная охрана, обслуживание осуществляется исключительно роботами, абсолютная тишина и покой.

Всего в трехстах метрах от зданий шелестит ласковое море, а вдалеке видны огромные бетонные волнорезы. Даже в сильный шторм бухта спокойна и безопасна.

Гостей, разумеется, встречали. И Кроул сразу узнала знакомое лицо.

– Мама! – вскрикнула Олис и выбежала из катера.

Несмотря на присутствие посторонних, женщины не смогли удержаться от слез. Заключив друг друга в объятия, они долго стояли на одном месте, не в силах вымолвить ни слова. Чтобы им не мешать, мужчины отошли чуть в сторону. Придя в себя, Вела Кроул отступила на шаг назад и внимательно посмотрела на дочь.

– Ты стала совсем взрослой, – улыбнулась она, утирая со щек предательски выступившие слезы. – Скоро от поклонников отбоя не будет…

– Да, что же вы все заладили о женихах, – с притворным возмущением воскликнула девушка. – Не собираюсь я замуж!

– В этом нет ничего предосудительного, – пожала плечами мать. – Мне было всего двадцать два, когда я родила тебя. Карьера часто мешает созданию семьи. Подумай хорошенько прежде, чем сделать выбор.

– Обязательно, мама, – Олис утвердительно кивнула.

Это был замечательный отдых. За две декады, проведенные в санатории, девушка видела от силы пятерых незнакомых людей, да и то мельком. Незнакомцы вежливо кивали головами и с равнодушным видом проходили мимо. Никаких расспросов, глупых реплик, автографов. Абсолютное уединение. Охрана не пропускала на территорию комплекса ни одного постороннего человека.

Девушка часами гуляла по пляжу, бродила по молу, наслаждаясь порывистым влажным морским ветром. После пустыни Смерти в горле до сих пор ощущалась неестественная сухость, и избавиться от нее оказалось не так-то просто.

5
{"b":"1718","o":1}