ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава четвертая

Зимнее Каспийское море встретило качкой, отчего жертвы энергетического вампиризма повалились на пол и под койки. А ведь мог поступить с ними гораздо хуже, подумал Дмитрий. Теперь всюду будут мерещиться двойники Бороды, имитации умерших родственников и прочие создания, которых надо остерегаться, в крайнем случае – убивать. В реальности по пути гораздо чаще должны попадаться уроды, схожие с персидскими грабителями.

Откровенно говоря, за короткие шестнадцать лет жизни княжич никого не лишил жизни. Он знал, что в процессе воспитания наследника престола такое непременно случается как необходимый элемент профессиональной подготовки. Умертвив своими руками закоренелого преступника, будущий князь лишается некоторой части иллюзий о святости и ценности любого человеческого и даже человекоподобного существа. Но отречение состоялось раньше, чем предусмотрен мрачный ритуал.

Вспомнив мутанта нули, Дмитрий криво усмехнулся. Надо же – бог! Во имя Бориса, его сына и святага Борисова духа, аминь! Правду сказать, на пароходе он оказался бы даже полезен, присматривая за попутчиками вроде нижних, с выпитой энергетикой. Но и от него можно ждать нож в спину как от незнакомого и имеющего непонятный интерес существа.

К исходу суток судно класса «река-море» по району плавания и потрясающе низкого разряда по комфортности пересекло наискось Каспий и отшвартовалось в бухте Узбой порта Кызыл-Су, к востоку от которого простирается Великий Кыргызский каганат. В каюту заглянул стюард, не поморщившись от привычного рвотного запаха.

– Обгадились, шакальи дети? А ну убирать!

– Уважаемый, сколько длится стоянка?

– Десять часов. А что?

– Если они не управятся с уборкой?

– Назад поплывут, в Каракорум. – Стюард почесал толстое брюхо. – Бабло у них есть?

– На билеты точно хватит.

– И славно. Потому что в загаженную каюту я пассажиров не пущу.

Будто до нас пахло розами, усмехнулся про себя Дмитрий. Но так даже лучше. Меньше вопросов про их усталый вид и ломаные конечности.

Из очереди на таможне он рассмотрел угрюмые рыла местных стражей границы. Если Западная Монголия – дружественный сателлит и, в общем-то, протекторат Руси, следующий кандидат на присоединение, здесь начинается внешний мир, к княжеству и выходцам из него весьма не расположенный. Князя и его подданных не любят за монополию на главный Источник и переходы, слишком высокий уровень жизни от спекуляций магической энергией, сильную армию, постоянно громящую соседей и не гнушающуюся экспедициями в другое полушарие, если русские сочтут нужным. Да мало ли за что не любят, главное – сильно.

– Русь? – рявкнул пограничник.

– Да, уважаемый капитан-ага.

Язык той же тюркской группы, что и западно-монгольский, но с татарским еще меньше общего.

– Что ты там квакаешь… К нам зачем?

– Для изучения культурных ценностей, уважаемый.

– Шпион, шакалья морда, и не скрывается. Место назначения?

– Амуль, уважаемый, потом Бухара.

Включился таможенник. Если погранец смахивал на гориллу, второй напоминал лощеного орангутана.

– Что декларируете?

– Один накопитель, частично израсходованный, башлык-ага.

– Ну да, на Руси такого добра завались. Импортная пошлина две тысячи динар или конфискация.

Дмитрий включил самую обаятельную из отработанных улыбок. На коронацию ее готовил.

– В соответствии с соглашением между княжеством и каганатом от позапрошлого года ввоз одной банки беспошлинный.

– Ах, так еще и умный. Посмотрим, как сейчас запоешь.

Туристу весьма не понравился стиль, в котором приматы поволокли его в конторку. Если начинать убивать двуногих человекообразных, не ожидая русского ритуала посвящения в киллеры, сейчас самое время. Но место не то. На таможне наверняка не раз сталкивались с агрессивными магами невысоких уровней.

Начальник чего-то там, то ли пограничного, то ли таможенного, а может – полицейского установления, был интеллигентом и рядом с подручными выглядел солидно. Примерно на уровень шимпанзе.

– Две тысячи динар – большая сумма, примерно триста ваших рублей, – начал он без предисловий. – Учитывая обстоятельства, я готов закрыть глаза, скажем, за сотню.

– Требую русского консула.

– Вот как. Не хочешь по-хорошему. У тебя магический уровень шестой-седьмой, и даже с банкой наперевес много не навоюешь.

– Но этого вполне достаточно, чтобы скинуть консулу запись нашей беседы и вымогательство взятки.

– Пфи! – усмехнулся высший примат. – Кто поверит колдовским штучкам гяура-язычника? Ладно, я добрый. За выходом из пограничной зоны тебя встретят люди и предложат справедливую цену за накопитель. Советую не разочаровывать их. Пропустите русского господина!

Дмитрий Федоров получил в паспорт штамп о пересечении границы Великого Кыргызстана восьмого числа месяца Азар года тысяча четыреста тринадцатого солнечной хижры. Каганат в числе нескольких стран, не признающих европейский календарь.

Выйдя из дверей поста и увидев неприятную группу молодых людей в подбитых кожей халатах, он юркнул в сторону, между обменником валют и туалетом. Вышел оттуда лет на двадцать старше, местной внешности. Кожаные на него никак не отреагировали.

Дмитрий пересек площадь, виляя между паромобилями, автобусами, верблюдами и воловьими упряжками. Когда счел себя в безопасности в полусотне метров от стоянки такси-электромобилей, он поскользнулся на верблюжьих катышках, плотно устилавших мостовую, и схватился за борт грузовика. Тем самым обратил на себя внимание пары пацанов, весьма схожих с дежурившими у погранпоста.

Личина давно слетела из экономии энергии. Оказывается – зря.

– Гляди, Исмаил. Молодой гяур, как Рахмет-ага передал. Эй, пацанчик из Руси, зачем так далеко ушел, э? Стой, говорю, э!

Второй достал звонилку. Понимая, что вызов подкрепления усугубит положение, Дмитрий рванул к гопникам, рискуя снова оступиться на верблюжьих подарках. Выбитая труба кувыркнулась вниз, ребро ладони врезалось в кадык говорливому. Молчун опустил взгляд на осколки телефона.

– Ты нехорошо поступил, да.

– Извини.

– Тебя Мустафа извинять будет. Никто не пережил его извинялок. – Бандит поднял на удивление не злые и какие-то очень грустные глаза. – Зачем Исмаила убил?

– Да жив он. – Дмитрий пихнул ногой хрипящего грабителя и проморгал наскок подельника.

Парень дрался как бывалый уличный боец. Прямой удар ногой в корпус, обычно используемый лишь для отвлечения внимания перед атакой руками, почти удался. Дмитрий с трудом ушел вбок, ударом ноги разорвал дистанцию, атаковал сам, завершив комбинацию пяткой в почку. С разворота попал ребром ладони в основание носа и контрольно ткнул пальцами в шею.

Гопник растянулся на мостовой. Княжич быстро обыскал хрипуна, изъял телефон и быстро потрусил к стоянке такси. Труба шлепнулась в выгребную яму. Потирая ушибленные ребра, Дмитрий сел в машину. Водитель, не спрашивая, резко рванул вперед по улице.

– Главное – убраться с границы, – ответил он на невысказанный вопрос. – Молокососы не особо страшны. Но над ними серьезные люди.

– Мустафа?

– Он тоже. Но не только. Вас куда?

– На вокзал.

– Дело ваше, эфенди. Однако таможенник, который вас срисовал и позвонил кожаным халатам, знает ваше имя, а скан паспорта в компьютере. На вокзале точно обнаружат.

– Вот же хрень… Никому ничего плохого не делал, а тут сразу…

– Вы – нет. А княжеская семья много чего. Мы считаем, что из-за Милославских живем хуже русских. Поэтому пацаны отрываются на каждом из княжества, а пограничники их наводят. Ладно, – водитель усмехнулся. – Я знаю, что вы не из княжеской семьи. Те в высоких дворцах и в наши помойки не лазят.

– И куда же мне деться?

– А этого я вам не скажу. Меня через полчаса вычислят. Уж простите, тем ребятам врать не хочу. Поэтому высажу в центре, и да поможет вам Аллах. Хоть вы и гяур.

– Мама мусульманка. Поэтому ходил и в мечеть, и к Роду. Она говорила, что Род – тот же Аллах, только русскими буквами.

11
{"b":"171938","o":1}