ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Серебряном Бору княжич застал нешуточный переполох. Черный купол, видимый из каждой точки Твери и придающий особую мрачность без того монашескому облику города, связали с бесследным исчезновением второго наследника престола, что Милослава и Мария сочли началом новых катаклизмов. На фоне этого регенты выслушали упрек за неосвоение Австралии. На лицах обоих безо всякой магии читалось: а не свихнулся ли ты, молодой человек?

Несколько обиженный неблагодарностью правящей пары, Богуслав вернулся к себе и связался с Кривицкой.

– Мне доложили, ты еще внизу.

– Да, в гостинице. Хотя, быть может, пора бежать.

– Я уладил, ситуация под контролем.

– Какой ты самоуверенный. Нужно поговорить. Встретимся?

– Выезжаю.

Их разделяли километры, а соединяла только радиосвязь, но Богуслав почувствовал подтекст – сам догадался набрать или потому что «доложили»?

Любовники встретились не в номере, а в отдельном кабинете гостиничного ресторана. Вероника специально обставила так, чтобы не пришлось сразу падать в койку либо объяснять отказ от этого.

– Знаешь, что больше всего ценю в твоем облике? Шарм. Магией любая женщина может принять любую внешность. А вот миллион деталей плюс индивидуальность сохранить – для этого талант нужен. Ни один консультант не поможет.

– Спасибо, милый. В кои-то веки родил небанальный комплимент. А теперь отвечай: ты меня использовал?

– В Китае? Не больше, чем ты меня. Но тебе в начале операции хотелось чувствовать руль исключительно в собственных руках. Я не стал тебя разочаровывать. Довольна результатом? Княжество перекроет переход, даже если придется сравнять Шанхай с землей.

Вероника покачала головой.

– Впервые за столько лет меня провели… Пусть в мелочи и без ущерба для конечного результата. И кто? Мальчишка, вдвое меня младше.

Скорее втрое, не стал уточнять Богуслав. Не надо утомлять даму арифметикой.

– Я заподозрила неладное, когда ты отказался меня трахнуть, сославшись на необходимость держаться в образе. До этого как дура пребывала в уверенности, что полностью тебя контролирую.

– Мне действительно сложно было удержать образ, который имел высший приоритет для главной задачи.

– Вот именно! Ты сам расставил приоритеты и перестал слушаться.

– Для тебя же старался, милая. Для княжества – тоже. Не вижу причин для расстройства. А, ты грустишь, что не можешь использовать сына Ярослава втемную? Ну, с отцом у тебя тоже не слишком получалось.

– Да! Вы двое – исключение. Остальные ложились у ног как ручные зверьки, покоренные магией, сексом, знанием психологии самца, я вытирала о них ноги и шла дальше. И твое общение с Буддой меня потрясло. Конечно, тебе недостает тонкости заклинаний, но… Я думала, что общалась с покорным и сексуально привязанным мальчишкой, ни о чем толком не подозревая. А ты – сильный маг и настоящий монстр, умело это скрывший. В чем-то даже игравший со мной.

– Простите, что не освоил профессию коврика у двери. Как я понимаю, после сказанного наше общение закончилось?

Вероника задохнулась. Ведь он был счастлив с нею, по крайней мере, в минуты близости! А теперь легко отказывается… Чертов сын своего отца!

– У меня лишь один вопрос. Вы были соединены аурами с князем, несмотря на его близость с матерью. Он рассказывал, что вы страдали каждый раз, когда ему очередной раз били по голове. А сейчас не чувствуется хоть минимальных импульсов по тому каналу связи?

Вот лишь что его интересует. Кривицкая решила выглядеть достойно и держаться спокойно.

– Естественно. Душа бессмертна, растворена в Роде. Бывает что-то, крайне невнятное. Наверно, когда его переворачивают на сковородке в аду. – Она отругала себя за прорвавшуюся несдержанность.

– Ярослав живехонек. – Богуслав поднялся и прощальным жестом поцеловал ей руку. – Ведет себя тихо, потому вам ничто не досаждает. Увидите случайно – привет ему.

Он вышел из ресторанной кабинки и подозвал официанта, рассчитываясь. Досада, с уходом красивой и опытной подруги перевернута далеко не самая худшая страница в его короткой жизни. Но не смертельно. Может, зря отшил Ангин? К черту! Русь на грани войны с Китаем, а женщины на войне – это зло для мужчины, пусть иногда очень приятное. И на закуску: Вероника не слишком изумилась вести о Ярославе. Что-то знала заранее или догадывалась.

Во дворце он в крайне купированном виде рассказал регентам о последнем общении с Родом. Милослава озадачилась, а Олег воодушевился.

– Значит, юноша, ты с помощью Рода можешь обрушить небо на Китай или накрыть его куполом как тверскую аномалию?

– Не радуйся раньше времени, генерал-лейтенант. На той стороне – тоже маги, они умеют говорить с Буддой. Кроме того, ни Род, ни Будда не посмеют творить чудеса и тем более менять в угоду нам законы природы. Поэтому сражаться с азиатами придется традиционно: танками, пушками и банальной техномагией. Считай, что на стороне Руси в моем лице сильный боевой маг.

Темнишь, парень, нарисовалось на лице и в ауре Грабко, но он вежливо промолчал.

– Узнаем реальные возможности китайцев и сопоставим с нашими, – подвела черту Милослава. – Пока попрошу воздержаться от активных действий.

Через день в Москву примчался Радислав, накинувшийся на старшего брата с упреками по поводу армян.

– Ты хоть понимаешь, что, приняв к исполнению предсмертную волю Саакяна, взвалил на себя ответственность за этих наивных идиотов?

– По их мнению – да.

– Ангин примчалась к брату в слезах: Богуслав меня отверг. Тот ходит мрачнее тучи. По кавказским обычаям ты опозорил его сестру. Знаешь их расклады – «сразу рэзать!» Трудно было хотя бы трахнуть ее?

– По кавказским меркам – тем более позор.

– Ну, поразвлекайся год, потом выгони. Мы окрепли бы в Закавказье. Жениться тебя никто не заставляет.

Богуслав покачал головой:

– От перенесенной давеча обиды она психанет и успокоится. Как брошенная любовница может и руки наложить – порченая и все такое. Хорошая девочка. Не желаю ей зла.

Радислав воткнул кулаки в столешницу и близко придвинул лицо к сидящему напротив старшему княжичу.

– Знаешь, брат, а это хорошо, что ты мне передал престолонаследие. Я не такой слюнтяй. Пусть Ангин – подданная княжества, но заботиться надо о большинстве, а не страданиях отдельно взятой брошенной мусульманки.

– Да уж. Ты наруководишь. Если Мартик не устраивает тебя как губернатор – смещай его. Ангин при чем?

– Все связано. Армяне возмутятся. По крайней мере, исламское большинство, христиане спокойнее. В Закавказье будем вынуждены держать дополнительные четыре бригады, необходимые в Китае. И лишь из-за того, что мой мудрый старший братик не захотел правильно распорядиться пипиской.

На этом семейные конфликты дня не завершились.

– Какого черта ты помог восьмому? – разорялся Ярослав.

– Потому что нельзя форсировать процессы, на которые естественным путем требуются столетия. Кстати, в Твери ты начудил?

– Нет. Слушай меня внимательно. Борис по большому счету не гений, а преступник. До седьмого века в истинном мире магии было хоть завались. Теперь практически вся она, доступная для использования в заклятиях, захвачена глобами, расходуется на переходы и эмуляцию виртуальной реальности низа. Теперь представь себе – в Средние века чародеи смогли бы наколдовать таблетки против чумы, холеры, оспы. Внизу миллиард живет? Ну, как живет – бегают анимешные персонажи в нарисованных пейзажах. А наверху погибли миллиарды, не родились десятки миллиардов. Сам факт существования нижнего мира вреден!

– Предлагаешь его уничтожить?

– Нет! Хотя такой вариант возможен, ломать – не строить. Нужно материализовать нижний мир, заблокировать переходы и полностью вернуть магоэнергетические ресурсы глобов в истинное пространство. Пусть оба континуума существуют независимо.

– Прости, я не верю, что процессы можно ускорить. Кстати, как ты со мной связываешься? Тебя же не пускают вниз?

– Борька, как я понимаю, рассказал устройство глоба и то, что центральный управляющий узел не пытается постоянно контролировать нижнюю периферию. То есть для разговора с тобой мне достаточно напрямую законнектиться с нужной низкоуровневой ячейкой и задать параметры вызова. Ничего сложного.

49
{"b":"171938","o":1}