ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На эстакаде в ожидании лифта, ведущего на нижние уровни, откуда дорога к переходам в Тайную Москву, Богуслав запахнулся от налетевшего осеннего ветра. Крошечный коммутатор в ушной раковине, заменивший массивные мобильные телефоны времен отцовской молодости, тихонько завибрировал. Он принял вызов.

– Понравилось? Не доверяй ей полностью. Она играла и за, и против.

– Ты-ы?! Как? Откуда?

– Сложно объяснить. Потом.

– Ты вернулся!

– Сделаем вид, что нет.

– А мама?

– С ней сложнее. Нужно решить некоторые проблемы. Будь осмотрителен и помни – не все так, как кажется.

– Папа!.. Алло…

Гаджет связи не смог определить источник входящего звонка.

Глава вторая

Милослава Милославская, десятки лет носившая в миру имя Эрики, получила публичное признание графского статуса только после гибели князя Ярослава. Согласно весьма пространному княжескому завещанию, Эрика-Милослава и ее муж, неродовитый и несенситивный генерал-лейтенант Олег Викторович Грабко, назначены регентами при наследном княжиче Богуславе, а также резервном наследнике Радиславе. Для вступления в регентство им пришлось повторно поклясться в лояльности у столпа Рода.

Нечаянный любовничек Вероники не мог бы сказать, что Милославе и Олегу удалось заменить ему родителей. Да, пытались, не навязывая. Он доверял обоим, слушался их советов, выходил из повиновения в пределах разумного, но не более. Исповедуясь в московском Чайна-Тауне, он сказал, что одинок, и не солгал.

Более чем странный разговор, мелькнувшая дикая надежда, что отец если не жив, то продолжает некое посмертное существование благодаря магии, на миг расколол самый внутренний слой льда, окружающий сердце. Но потом, в бесконечных переходах на нижние этажи, где вдобавок приходилось следить в оба и беспокоиться о безопасности, у парня зародились сомнения. Да, голос изумительно похож, как манера и содержание речи. Но гаджет не дает прикоснуться к биополю собеседника, без него идентификация не стоит и выеденного яйца. Так что сочтем сие гнусной шуткой и помимо воли сохраним крохотную щепотку надежды. Отец учил не доверять никому и никогда. Теперь Богуслав не поверил отцовскому голосу.

В Серебряном Бору он попросил аудиенции у обоих регентов, что не сложно – супруги редко расставались.

– Господа! – церемонно начал княжич, заметно удивив обоих. Эрика-Милослава впилась внутренним взором в ауру племянника, Олег заглянул в глаза. – Мне исполнилось шестнадцать, я имею право на принятие некоторых самостоятельных решений, не дожидаясь совершеннолетия.

– Куда ты клонишь? Что-то узнал или надумал наверху?

– Скорее надумал, Олег Викторович. Господа, я намерен публично отказаться от престолонаследования в пользу Радислава.

Регенты переглянулись.

– Ну вот, сбывшийся кошмар Ладислава. Спасибо, племянничек.

– Тетя, при чем тут он? Я младшему передаю. Считаю, он больше для трона подходит. Жестче, решительнее, физически лучше развит. Ему пятнадцать, по виду не скажешь, что Радислав меня моложе.

Ворожея вздохнула.

– Закон о престолонаследии ты знаешь назубок. Других детей у Ярослава, к сожалению, нет и больше не будет. Значит, после Радислава наследует мой сын – ближайший из боковой ветки и сенситивный.

– Но вы же не собираетесь смещать моего брата ради кузена?

– Мы – нет, Роду клялись, – грустно ответил Олег. – А только мой сын станет заложником интриг и разных людей, которые начнут пихать его на трон, окружая кучей условий, сдержек и противовесов, напоминая: будь благодарен, что мы привели тебя во власть, смотри у нас, не балуй.

– Верно. Отец рассказывал мне это относительно Радислава. Резервный наследник – он же потенциально самый опасный враг.

– Мальчик мой, я по ауре вижу, что твой отказ отнюдь не из признания гениальных задатков Радислава. Что ты хочешь на самом деле?

Богуслав замялся, переступил с ноги на ногу. В плане прикрытия ауры он может облапошить боевого мага со стандартным набором армейских умений, но не более чем. До тетки ему как до Луны.

– Свободы. Я сознаю, в каком направлении хочу двигаться. Княжья корона помешает.

– Милослава, сила собственного заскока у парня перевешивает его честолюбие.

Ворожея качнула головой.

– С амбициями у него издавна слабо. Но чувствую перемены после возвращения сверху. Ты встречался с Кривицкой, что она наговорила?

– Больше спрашивала. – Приятная тень воспоминания, куда завели те вопросы, невольно шевельнулась, однако Эрика не смогла разобрать подробности. – Мысли об убийстве родителей привели меня к выводу, что есть вещи важнее княжения: разобраться во всем.

– Скверно, парень. Боюсь, мой старый боевой товарищ погиб именно от желания знать слишком многое. Тебе грозит та же опасность.

– Нет, Олег Викторович. Он что-то еще и предпринимал, потому что в момент нападения прекрасно понял, откуда взялось то чудовище. Но вы правы, риск есть. И ему нельзя подвергать правящую персону.

– Это твое решение. У меня же есть одна просьба, надеюсь, муж поддержит. Не отрекайся от престола, а измени порядок наследования. То есть сначала Радислав, потом ты, и уж только тогда в случае чего мой сын.

– Согласен. А от вас, уважаемые регенты, прошу полный объем информации. Дневники и прочие рабочие записи родителей, доступ к базам СБ и военной разведки.

– Что ты собрался искать?

– Сам точно не знаю, но мысли есть. Найду нечто важное – не скрою. Теперь позвольте откланяться.

В дверях он обернулся.

– Единственное, о чем жалею. Не смогу издать указ об отмене обязательного присвоения нам имен, имеющих в корне «Слава». Надоело! Или повторы, или дикие клички вроде «Иглослав», на человеческое имя не тянет. А еще нас часто путают. Придумаю себе какой-то псевдоним. Олег, ты кем в молодости был?

– Леопардом, – чуть смущенно откликнулся вояка.

– Чем я хуже? Прощайте.

Отрекающийся претендент на престол сбежал в свои покои, планируя предстоящий вечер. Милослава обернулась к мужу.

– Как регенты мы утвердим его выбор перед Родом. А твое мнение о мальчишках?

– Радислав боец, Богуслав – мыслитель. Однажды повзрослеет, и ему тоже палец в рот не клади. Как у них с пределом сенситивности?

– Огромный. Уровни зависят только от упражнений. Я поставила бы на старшего, памятуя путь Ярослава. Он как на трон взошел, практически перестал прогрессировать – занятость. И Радислав замедлится на службе, а старший продолжит тренировки. Может, и родителей обгонит. – Она секунду помедлила. – Все будет хорошо. Брат оставил нам очень здоровое наследство, и человеческое, и государственное.

Богуслав решил не терять время и погрузился в архивы отца, которых за полтора с лишним десятка лет набралось достаточно. Буквально за день понял – вряд ли найдет что-то путное в государственных документах. Что Ярослав лично сочинял, где согласовывал, а какие подмахивал практически не глядя – не разберешь. И, соответственно, не выделишь информацию, проливающую свет на гибель и странный звонок.

Были еще личные записи, заметки и даже листики, по-старинному исчерканные ручкой и маркером. Княжич перебрал их и глубоко задумался. Явно самое важное отец хранил в черепной коробке. Из заметок и документов последнего года перед убийством очевидно, что Ярослав увлекся двумя вещами, прямого отношения к государственным делам не имеющим. Сын, естественно, слышал про них – столько разговоров было на эти темы. Князь вознамерился соорудить магическими средствами космический аппарат для доставки экспедиции на Луну и основания там поселения. Кроме того, он вцепился в отрывочные источники сведений о магии Китая и Дальнего Востока, сетуя, что контакты с теми странами редки и непостоянны. Он считал, что Род и Аллах – не единственные боги в мире, и у восточных народов они могут быть свои, ничуть не менее могущественные.

Богуслав разочаровался. Во-первых, многобожие произрастает из области бреда. Бог, Род, Аллах, Всеобщий – имена уникального, единственного божества. Верю, что нет Бога кроме Аллаха, а Мухаммед… Во-вторых, нет ни малейшего сомнения, что куда более опытные эксперты СБ перелопатили куда больший пласт информации. Факт совпадения потери связи с лунным кораблем и гибели княжеской четы они отметили, но никак объяснить не смогли. За отсутствием вменяемых версий сочли случайностью, как и несколько других, с виду никак не связанных обстоятельств.

6
{"b":"171938","o":1}