ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И, наконец, меня сунула тигру в пасть.

– Ну, тут не было сомнений – выкрутишься.

– Не считая того, что на Ярославе корейцы отработали методику. На меня смотрели автоматы, готовые отстреливать руки-ноги по первому щелчку Чена. Одна ошибка – и повис бы в камере пыток на пару с отцом. Тогда принялась бы за Радислава?

Женщина поняла, что зашла несколько далеко. Подвело проклятое чувство постоянного превосходства над мужчинами. Милославские – не те, с кем можно шутить. Сынок Ярослава способен вывернуться из немыслимой передряги и явно злопамятен.

– Нет! Ты не хочешь меня слушать. Да, я действовала в своих интересах, но не предполагала, что князю придется так худо. Тебе дала возможность узнать через Чена, где его содержат. Смотри в ауру – не лгу!

– И правда не лжете… Но зачем – Чен? Про координаты тюрьмы я Рода спросил.

Вероника на секунду смешалась. Власть молодого человека над могущественным искусственным интеллектом, намного превышающая отцовские возможности, не укладывалась у нее в голове.

– Тогда зачем ты пошел к корейцам?

– Посмотреть на серьезных людей. Знаете ли, я решил перебраться в истинный мир навсегда. Знакомства разные нужны, а кроме вас никого значительного. – Он остановился на недосказанном, но и так ясно – к ней доверия нет, чтобы, отталкиваясь от этого, начать новую жизнь.

– Что же будет с Тайной Москвой?

– Прекрасно контролируется отсюда. Если продолжить некорректное сравнение глобов с компьютерами, у меня права администратора, которые были у Бориса Бороды до его низвержения с пьедестала Рода. Терминал – мой собственный мозг, соединенный с глобом. В виртуальном мире я всемогущий, поэтому мне там скучно. Пусть Радислав развлекается, отсюда присмотрю.

– Потрясающе. Где Ярослав?

– Внизу, в Новой Зеландии. Возможности обрезаны до бытовых. Успокоится, обдумает – там посмотрим.

– Но он же могучий маг!

Богуслав развел руками:

– Тамошнее чародейство вызывает только изменения в виртуальном пространстве Тайной Москвы. Невозможно, колдуя внизу, зажечь здесь элементарный фаербол. Разве что влезть в мозги к Роду и воспользоваться его силой. Теперь за отцом приглядывает восьмой, которого он обвинил в двойном убийстве. Оторванную ногу отрастить – запросто, а доступ к внутренним системам глобов и заклинаниям высокого уровня закрыт. Хотите проведать его, спасибо за побои услышать? Звонок могу и отсюда организовать. Только быстрее. Отведенный мне час скоро истекает.

Он разглядывал Веронику чуть насмешливо, но не осуждающе, хоть раскрыл и вывернул наружу приличный ворох ее грязного белья. Заодно отметил, насколько в белой майке женщина выгодно смотрится на фоне зелени. Красные лосины дополнили цветовую композицию… Какую? Точно! Красно-бело-зеленый флаг какой-то страны. Италии, например. Она любит одеваться в Милане.

Кривицкая, отвернувшись вполоборота, долго смотрела в сторону, ухватившись руками за стальной поручень вдоль ограждения. Потом вернулась к Богуславу. На глазах слезы? Непонятно. В ауре какая-то каша эмоций.

– Напоследок. Взорвав нижний Шанхай, отец не испытал ни малейших проблем до пленения. А через полчаса после взрыва я получил трещину в своде черепа, с которой угодил в общую могилу. Выбрался чудом. Вот чей импульс вы, скорее всего, получили. И с кем снова сцепились аурой, оторвавшись от отца.

Он не стал уточнять. Женщина чувствует лишь того мужчину, которого любит.

– Богуслав. А ты согласился бы со мной заняться сексом ради будущего ребенка?

– Конечно!

– Ты ни секунды не колебался… Почему?

– Проблемы Ярослава от того, что он слишком поздно стал отцом, привык убивать раньше, чем создавать. Я не хочу повторить его путь.

С этими словами он шагнул вперед и легко подхватил ее на руки.

– Пойдем.

– Сегодня неподходящий для зачатия день, – нервно возразила Вероника, легко толкая его в грудь.

– Ничего страшного. Потренируемся.

Он покинул апартаменты не через час после появления, а гораздо позже. Отойдя на полквартала, оглянулся и остановился. Стекла пентхауса отливали огнем закатного солнца, едва различимые в вышине.

Вероника верна ему, только находясь рядом. Есть беспроигрышный вариант – не расставаться. Нужен ли он обоим, возможен ли технически? Как минимум если предложение о зачатии не окажется пустышкой, об этом стоит подумать.

Что связывает, что влечет к ней? Извращенная и чисто плотская тяга к старшей женщине, стервозной, распутной, вероломной? Или есть действительно душевная привязанность, сочувствие к ее одиночеству… Богуслав не успел додумать эту мысль. Сначала кольнуло жесткое предчувствие беды, заставившее активизировать защиты. Появилось понимание, что лично ему ничто не грозит, но опасность не исчезла.

А потом в воздухе мелькнуло блестящее тело, врезавшееся в верхний этаж пентхауса. Ракета «земля – земля». Дом не разрушился весь, но пара уровней исчезла в пламени, донесся гром. Куски строительных конструкций посыпались со стадвадцатиэтажной высоты, врезаясь в тротуар с сокрушающей силой. Несмотря на камнепад, Богуслав дернулся обратно к небоскребу, внезапно получив резкий ментальный удар боли и отчаянья, на чем связь с аурой Вероники прервалась навсегда.

С трудом распрямившись после короткого шока, он увидел планирующую к ногам ветку с зелеными листьями. Подобрал ее и зашагал к паркингу, не оглядываясь более. По пути искал ответ на единственный вопрос. Женщина, неразборчивая в средствах ни по отношению к компаньонам, ни к любовникам, нарвалась вполне заслуженно. Так почему настолько тоскливо и пусто на сердце?

Обманутые партнеры Кривицкой нанесли удар по главному ее активу – жизни, совершив это на глазах нового поставщика микрочипов и демонстративно позволив ему уйти.

Глава двадцать первая

– Загораешь?

Ярослав обернулся. Его старший сын в истинном облике и в деловом костюме, не уместном на пляже, стоял на песке и рассматривал родителя, который на пару с военным в тропической форме латал рыбацкую сеть.

– Да уж, спасибо. Хоть с климатом удружил – сплошной курорт.

– Я тебе пару сумок со всякой всячиной кинул в хижину.

– Выходит, я – твой должник?

Богуслав проигнорировал иронию. Первые недели после переноса вниз и радикального кастрирования магических способностей бывший князь бесился, пытался драться с четырьмя охранниками, понятия не имевшими, кто их странный подопечный. Потом пробовал разбить лоб, и снова безуспешно – для рукопашного боя у тела мутанта-нули слишком короткие руки, а для суицида чересчур крепкая голова.

– Поговорим?

Ярослав кивнул и поплелся в дом. Прежде выше сантиметров на пятнадцать, сейчас он едва доставал сыну до плеча. Богуслав смешно утопал в песке блестящими туфлями, тут же потерявшими глянец.

– Ого! Княжеский подарок. – Узник острова оглядел контейнеры, из-за которых на обширной веранде не развернуться. – Еда, оружие. Здесь что?

– Шмотье разное. Сейчас мы расстанемся надолго. А в нижнем мире никто не сможет больше тебя навестить иначе как на дирижабле или корабле. Поэтому подкинул с запасом, пока не прибудет смена твоим четверым дружкам. А это – только летом, к Новому году. Вопросы, пожелания?

Нули сел на контейнер, закинув короткую ногу за другую.

– Вопрос один – почему не исполняешь мое единственное пожелание?

– Вернуть тебя к прежнему состоянию. Не выйдет. Во-первых, оно противоречит установке Рода на стабильность.

– Ты прекрасно справишься через восьмого.

– Не пойдет, – качнул головой Богуслав. – Род узнает и срежет мой допуск к администрированию. И, во-вторых, я тебе не доверяю. Начиная с убийства мамы, пусть неосторожного, ты совершил слишком много необдуманных поступков. Идиотскими экспериментами с глобами запросто мог погубить нас с Радиславом, Милославой и весь этот мир. Ненавидел его за то, что оказался обманут? Обрел любовь, которая оказалась компьютерной симуляцией? Ты похож на ребенка, который проиграл игру и со злости дырявит монитор компьютера. Винить себя не хватило мужества.

60
{"b":"171938","o":1}