ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой неверный однолюб
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Маска призрака
Друг
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Как приручить герцогиню
Императрица
Метро 2035: Бег по краю
Духовный мир животных
Содержание  
A
A

— Гриппе! Срочно соедините меня с «Бисмарком»!

— Слушаю вас, командор. — В рамке голосвязи появилось незнакомое лицо какого-то дежурного офицера.

— У вас что, какие-то незапланированные учения? Не идентифицируемые нашим компьютером корабли идут прямиком к Шиману, а я узнаю об этом чисто случайно! А потом начнется — срочно подавайте терминалы, заправьте топливом, да все как всегда по высшему приоритету срочности… Начнете всячески ругать тыловых крыс, а сами элементарного уведомления не вышлете! Где я сейчас припаркую целую прорву столь крупных кораблей? У нас и так движение, как на гравиостраде в час пик!

— Говорите, корабли? Крупного тоннажа? Подождите минуточку… — офицер озадаченно прервал связь.

Фрам включил полную объемную тактическую карту созвездия. Часть неизвестной эскадры выстраивалась в боевой порядок, явно для нападения на «Бисмарк». Несколько звездолетов сбрасывали скорость, направляясь под углом атаки непосредственно к Шиману. На самой границе созвездия показалась вторая волна нападавших, более тяжелые и медлительные корабли.

— К черту все! — вскрикнул командор, включая один за другим сигналы оповещения общей тревоги. — Это ДОЛЖНЫ быть какие-то учения!

Похоже, он просто отчаянно пытался обмануть самого себя, не дать страшной реальности заполнить паникой мечущееся от страха сознание. Будем действовать строго по уставу. Тренированные руки сами собой выполняли все необходимые от него действия. Впрочем, «Риплпорт» толком не была вооружена. Да что творится с этим линкором? Спят они там, что ли? Факелы выхлопов дюз нападавших кораблей были уже отчетливо видны на всех экранах, а «Бисмарк» еще никак не отреагировал на угрозу, он даже не начал разгоняться. Стоявший у причального терминала станции старенький крейсер «Лондон» между тем принялся лихорадочно отстреливать трубопроводы и кабели, связывавшие его с «Риплпортом». Крейсер, едва отойдя на предписываемое автоматике безопасное расстояние, сразу форсировал свои двигатели. Фрам вдруг вспомнил, что более половины экипажа этого корабля только вчера спустились отдыхать на планету.

Тройка пришельцев красиво, как на учениях, зашла на неподвижный линкор. Корабли конвоя, озадаченные поведением своего лидера, прервав бесплодные попытки связаться с ним, бросились врассыпную. Атаковавшие звездолеты, своими размерами и массой не превышавшие средний земной крейсер класса «Уран», произвели мощный ракетный залп по «Бисмарку», по космическим меркам — практически в упор. Линкор на карте Фрама несколько казавшихся бесконечными мгновений оставался все таким же темным и неподвижным, затем его хищный силуэт исчез в ослепительной вспышке термоядерного взрыва. Больше на экранах он не появлялся. Пришельцы легли на левое крыло и, развернувшись над тем местом, где только что столь бесславно закончил свое существование один из мощнейших кораблей Федерации, разделились в погоне за улепетывавшими кораблями эскорта. Корабли землян, уступавшие им и в скорости, и в вооружении, расстреляли с первого захода.

— Господи, сэр, это что — тарны? Это настоящее вторжение? — Молодой помощник Фрама, занявший свое место рядом с ним после объявления тревоги, в состоянии полного отрешения от реальности наблюдал, как три тройки чужаков, сбрасывая скорость носовыми двигателями, приближались к планете. Капитану «Лондона», набиравшего неплохую для этого корыта скорость, было уже нечего терять. Что произошло с остальной эскадрой, он хорошо видел. Поэтому он решил продать свою жизнь и жизни своего экипажа как можно дороже. Имея сейчас перед тормозящими кораблями Чужих некоторое преимущество в скорости, «Лондон» ухитрился без потерь отбить их первый ракетный залп своими скорострельными противоракетными лазерами. Затем крейсер огрызнулся пуском пяти противокорабельных торпед, разорвавшихся в опасной близости от звездолетов противника. И вот корабли сблизились для артиллерийской дуэли — мощные башенные лазеры главного калибра «Лондона» против систем плазменного огня пришельцев. Ведущий тарнский корабль, только что прозевавший удар одной из торпед, получил несколько прямых попаданий. От его корпуса, вращаясь, полетели куски брони и обшивки, звездолет зарыскал на курсе, затем не выдержал и вышел из боя. Два ведомых крейсера обменялись с «Лондоном» жесткими залпами (в бой вступили орудия меньших калибров) и с незначительными повреждениями пронеслись «под» ним. Сделавшая заход на земной корабль следующая тройка звездолетов неприятеля расцвела чередой огней частых ракетных пусков. Земной крейсер завалился вправо, весь в пламени множественных попаданий, и после потрясших его корпус внутренних взрывов, выбрасывающих в космос фрагменты обшивки, детали надстроек и оторванные взрывными волнами орудийные башни, исчез в последней, ослепительной вспышке.

Нападавшие уже выходили на высокую орбиту Шимана. Один из их кораблей направился прямо к «Риплпорту». Марсианский грузовоз, на прибытие которого еще недавно любовался Фрам, отчаянно старался сейчас набрать необходимое для перехода на Стар-драйв ускорение. Сноп синего света, подобного лучу гигантского прожектора, ударил по нему из-под брюха вражеского крейсера. Выстрел нейропушки, предназначенный первоначально для синхроорбитальной станции «Риплпорт», моментально превратил огромный грузовик в «летучего голландца» — огни иллюминаторов погасли один за другим, отказали бортовые электронные системы, и грузовоз с парализованным экипажем ушел в медленный, никем не управляемый дрейф. Видимо, этот вид оружия насекомых требовал времени на перезарядку, и корабль Чужих медленно проплыл совсем рядом со станцией, лишь мимоходом срезав на ней рубиновыми лучами малых лазеров антенны дальней связи. Фрам, словно завороженный, наблюдал, как проплывает мимо огромное стальное насекомое, так похожее на матово-черного жука с дельтовидными, треугольными крыльями, непонятными чешуйчатыми надстройками, несущее на своем корпусе незнакомые, иероглифические надписи-обозначения. Поневоле Фрам залюбовался совершенной красотой этой, созданной неземным разумом, огромной машиной для убийства. И он не успел заметить, как другой звездолет противника, идущий за первым чуть сверху и сзади, взял их станцию на прицел. Словно тысячи иголок пронзили его голову, крик захлебнулся в моментально онемевшем горле. Луч нейропушки погрузил его во тьму. Тьму, из которой никому было бы лучше не возвращаться.

Персонал станции уже не видел, как силуэты корпусов вражеских кораблей стали менять свой цвет, становясь сначала ярко-красными, затем — малиновыми, за их кормой появился длинный инверсионный след: захватчики входили в верхние слои атмосферы планеты. С поверхности Шимана стартовали немногочисленные ракеты класса «земля-космос» и атмосферные перехватчики, однако большинство из них было тут же сбито противоракетными комплексами тарнов. Затем шквал огня обрушился на раскрывшие свое положение военные базы. Главный штаб наземной обороны, подобно «Бисмарку», на связь не выходил. Свои и чужие термоядерные и плазменные заряды рвались в атмосфере, падали и взрывались на поверхность планеты. Лишенные в космосе своего главного средства поражения — взрывной волны, сейчас они наносили людям и планете максимальный урон. Горели и тайга, и джунгли, ударные волны разрывали башни небоскребов столицы и слизывали корпуса сельскохозяйственных ферм. Вся поверхность Шимана расцветала страшными фонтанами гигатонных ядерных грибов. А там, где торпеды и ракеты попадали в океанские волны, в небо вздымались одна за другой тучи раскаленного радиоактивного пара, а вздыбившиеся огромными цунами воды устремились к берегам. Они смывали на своем пути мосты и дамбы, срывая с якорей и переворачивая и изящные частные яхты — тримараны, и огромные танкеры добывающих корпораций, сея на побережьях ужас и смерть. Обезумевшие от страха люди кинулись прочь из уцелевших еще городов, создавая в панике гигантские пробки на гравиострадах, сами давя и калеча друг друга. Совсем низко над ними, басовито гудя, проплывали треугольные громады инопланетных кораблей, скашивая эти толпы невидимыми лучами нейропушек. Так, в Шимстоунском космопорте несколько тысяч человек одновременно рухнули на плиты космодрома, не добежав лишь несколько метров до казавшихся такими близкими, чудом уцелевших после налета истребителей, грузовых звездолетов.

22
{"b":"171944","o":1}