ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Прекрасно, — отозвалась Соловьева, — для захвата корабля с такими летными характеристиками потребуется… минимум три крейсера класса «Барракуда». Это если устроить засаду на границе планетарной системы. Ну а если прорывать систему обороны этой Страны озер и брать «Мету» на поверхности силами групп захвата, что несколько хлопотнее, чем космический абордаж, то…

— К сожалению, каперанг, оперативная обстановка на данный момент такова, что мы не можем сейчас снимать с линии фронта столь значительные силы. Думаю, что вы регулярно читаете последние сводки. Тарны ведут активную переброску своих роев к Вирфингему, у нас и так не хватает кораблей, чтобы перекрыть все возможные направления их ударов. Не говоря уже о выделении вам новейших крейсеров класса «Барракуда».

— В Четырнадцатом флоте «барракуд» осталось всего восемь, из них пять — в ремонтных доках Вирфингема и Сассекса. Соседние флоты укомплектованы новой техникой еще хуже! — сверился с показаниями наручного компа Ватанака.

— У нас относительно вас другие планы, каперанг! — Трент поднялся из кресла, прошелся вдоль стола, задумчиво провел пальцем по корпусу голопроектора. — В списке «нашего» контрабандиста (с его досье вы тоже вскоре познакомитесь) значится заказ на многоцелевого пилота с опытом работы на военном флоте. Они, видите ли, хотят прикупить себе новый корабельный челнок класса «Скат». Придется вам немного поработать, так сказать, «под прикрытием». Ваша задача: внедриться в организацию Хоупкинса, выяснить все источники их невероятных корабельных технологий и местоположение нелегальной транстрилитиумной шахты. Вы одна, благодаря вашей специальной подготовке, стоите целого взвода десанта. Да и стесняться в выборе средств вам особо не придется. И Хоупкинс, да и этот Майкрофт, и вся их банда в самое ближайшее время будут официально объявлены изменниками Родины.

Господин старший контролер важно кивнул им недобрым жестом птицы-падальщика:

— Считайте, что у вас с этого момента открыта лицензия на убийство, капитан. Все эти люди не заслуживают ни малейшей жалости или снисхождения. Они все — грязные предатели и дезертиры.

— Так что приведите к нам эту их «Мету». Это не совсем то, чем вы привыкли заниматься на фронте, однако подобный трофей вполне может оказаться для нас важнее любого подбитого вражеского крейсера или уничтоженной станции спецсвязи!

— Так точно, сэр! — Капитан первого ранга Соловьева козырнула. Не так размашисто и четко, как ее учили делать это на строевых занятиях в академии. Чуть небрежно, но так, что придраться этим штабным крысам вроде бы и не к чему. Впервые за всю карьеру ей предстояло кем-то притворяться, жить под чужой личиной и убивать своих людей, а не насекомых. Но если для общей победы такое от нее потребовалось — что ж, бедных ублюдков-предателей не спасет от нее никакое чудо, это точно.

Последовавшее вскоре путешествие лишь добавило ряд мелких деталей к картине грядущей расправы над изменниками. «Звездный койот», как громко именовали контрабандисты свой вонючий и дребезжащий, давным-давно списанный из нормальной жизни Торгового Космофлота драндулет, прекрасно располагал к вынашиванию как раз подобного рода кровавых мечтаний.

В неком весьма, кстати, отдаленном, подобии «пассажирских кают», ютилась сама Ольга и еще несколько пассажиров. Занудный профессор археологии Теодор Бернштейн — вечно непонятно от чего трясущийся пожилой субъект в старомодном костюме-тройке. Профессор постоянно прижимал к груди потертый кожаный портфель и поглаживал в испуге козлиную бородку «клинышком» (не знал, родимый, что курс для «Койота», в обход всех земных и известных тарнских патрулей, проложили не где-нибудь, а в отделе разведштаба Четырнадцатого космофлота). Еще одним пассажиром являлся сэр Бенджамин Маккормик — крупное светило в области теоретических исследований строения современных лазеров. Сухой и высокий педант, с огненно-рыжей шевелюрой и типичной для людей этого типа молочно-белой веснушчатой физиономией. Ему бы сейчас как раз в поте лица трудиться над созданием новейших образцов вооружения в ближайшем закрытом конструкторском бюро, однако имевшееся у Соловьевой досье сообщало, что достопочтенный сэр был признан ДВБ «неблагонадежным элементом». В чем конкретно обвинялся ученый с мировым именем и почему в таком случае до сих пор обитал на свободе — об этом Ольге не сообщили, да и знать ей этого особо и не хотелось. После завершения этой операции он успеет еще отработать свое где-нибудь в концлагере. На кольцах Сатурна, говорят, чтобы подобные таланты не пропадали, как раз для этого и были созданы специальные закрытые лаборатории. Капитан первого ранга никогда особо политикой не занималась. Просто вносила свой посильный вклад в дело общей Победы, вот и все.

Ранее, на тех пассажирских судах, на которых Ольге приходилось летать до войны, пассажирам всегда предлагались самые различные способы скрасить долгое время перелетов — от прямых интерфейс-каналов с широким выбором виртуальных развлечений до банальных каютных терминалов с грандиозным ассортиментом книг и развлекательных каналов. У какой компании на что денег хватало. На военных транспортах скучать также особо не доводилось — заботливые инструкторы по различным видам боевой подготовки всегда делали перелет интересным, разнообразным и познавательным. Но на этом грязном и крохотном кораблике поразвлечься Ольге удалось лишь разок. Двое здоровенных громил из команды контрабандистов, шумно сопя перегаром и побрякивая устрашающего вида телескопическими кастетодубинками, вломились к Ольге посреди «ночи» и сами у нее спросили: «А не желаешь ли ты, девочка, немного поразвлечься?» Ольга медленно спустилась со своего, похожего на топчан, древнего саркофага, окинула здоровяков томным и оценивающим взглядом и решила… что девочка желает. Первому амбалу она сломала руку в трех местах, как и пару ребер, затем выбила коленную чашечку. А второго лишила остатков его и так гнилых зубов и, как она весьма надеялась, отбила ему возможность к воспроизводству ему же подобных уродов. В этом визите был и еще один плюс — она убедилась, что, похоже, капитан «Койота» не растрепал за выпивкой о том, кого он на самом деле везет. А Ольга видела, как ребята из экипажа выпивали, так что это молчание было просто подвигом с его стороны. Поразмыслив над этим, капитана Ольга бить не стала. Остаток полета прошел в занятиях комплексами боевых единоборств, медитациях и общении со своим наручным компом. В техническом отделе разведки флота начинку этой простой с виду наручной машинки очень серьезно изменили. Так что возможности для работы с ней были весьма впечатляющие. Было чем заняться. Военные, они вообще народ неприхотливый.

Прилетели. Затем на Страну озер, после недолгого ожидания, прибыла и «Мета». Ольгу весьма удивило, как выглядели вблизи контуры ее необычного двигательного отсека. Причем явно после недавнего, спешного и кустарного ремонта. Из кормы торчали КВАДРАТНЫЕ дюзы. Ничего подобного ей нигде раньше видеть не доводилось. Незнакомый металл тускло поблескивал в тех местах, где он был вплавлен в корпус старого грузовоза. И еще: необычная установка, с виду предназначенная для передачи куда-то вперед узконаправленных сигналов, крепилась на корпусе звездолета, позади выступающего вверх мостика. Ее тоже не было на тех объемных планах корабля, которые предоставила разведка, их Ольга тщательно изучала всю дорогу.

Капитан Стив Майкрофт — довольно милый при иных обстоятельствах паренек, и это несмотря на мрачное описание его службы в ВКФ в подробнейшем досье ДВБ, решил устроить для нее небольшой экзамен. Она с удовольствием прокатила мальчика на стареньком, но весьма еще добротном «Скате», где-то явно украденном для Хоупкинса контрабандистами. Капитан «Меты» (в отличие от наземных диспетчеров местной столицы, пытавшихся их впоследствии поднапрячь всякими там явками в суд, выплатами штрафов и компенсаций) остался доволен своим новым пилотом. Было похоже, что бедолага даже немного воспылал к ней романтическими чувствами. Когда после полета они выбирались из тесной кабины и чуть друг другу лбы не порасшибали, такая глупая ситуация приключилась… в общем, она чуть его в шутку не чмокнула в щечку. Исключительно для пользы дела и входа в доверие, как учили. Бедный мальчик ТАК смутился, понес какой-то вздор об Ольгиной предшественнице — пилоте. Что-то там у них нехорошо вышло. В общем, вскоре Ольге стало нестерпимо жаль, что этот Стив совсем не похож на тех ребят, что летали на «Звездном койоте». Тех ликвидировать — милое дело, а тут… Расслабилась, одним словом, дурочка, будто и не война идет…

41
{"b":"171944","o":1}