ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вторжение каким-то образом связано с аяолами?

— Наконец-то ты начал думать о том, что я говорю, молодой человек, а не о моем невинном девичьем теле. Не с аяолами, а с их мифическим врагом. Но всего я тебе пока не открою, над этой версией еще работать и работать. Мне нужны серьезные доказательства, и когда я их добуду… А сейчас важно нечто другое. Как ты уже знаешь, наш отдел пришел к выводу, что один-два молодых, готовых пройти ритуал Отделения улья, на данный момент откусили себе вполне приличный кусок территорий. Полная самостоятельность и независимость молодых королев для них гораздо важнее, чем бессмысленное продвижение боевых роев вперед. Мы достаточно много думали и работали, поверь мне.

— И что Земля? Вы информировали руководство о своих выводах?

— Конечно. Наш отдел курировался лично начальником особого, шестого, отдела генштаба, генералом фон Штамбе. И вот что странно — нам вскоре категорически запретили работать в этом направлении. Проект «Консул» был закрыт по прямому указу Департамента Внутренней Безопасности. Похоже, что на военных очень сильно надавили.

— Действительно странно. Диктат мог бы извлечь огромную пользу из любой возможности раскола в стане противника. Даже несколько боевых роев, снятых с линии фронта, сберегли бы множество человеческих жизней, кораблей и ресурсов.

— Вот-вот. И поэтому мы втихаря продолжили свое дело. Возник целый заговор. И это под носом ДВБ и разведки, на режимном объекте высшей степени секретности. Знал бы ты, как мы обманывали следящую аппаратуру! Одному из нас, доктору ксенобиологии и моему… другу… удалось даже провести предварительные переговоры. Он часто летал для сбора данных с разбитых и трофейных неприятельских звездолетов, непосредственно на передовую. В его распоряжении находились все ресурсы фронтовой разведки. Военные ему просто в рот смотрели, с его-то допуском. Не знаю, прокололся он впоследствии на чем-то или нет, хотя на стол к костоломам Департамента никто из нас не попадал. Но именно наш, четвертый, отдел вскоре спешно расформировали. Этот… человек, он вскоре пропал где-то под Вирфингемом. Погиб, и, говорят, погиб очень глупо. А я получила новое, срочное назначение. Тот самый проект «Прометей», о котором я до сих пор ничегошеньки не помню. Но самое главное — у меня сохранились коды связи с Вершителем Высшего Сота — Верховным воином улья. Майкл успел для меня их скопировать. Как ты думаешь, можем ли мы, то есть твое здешнее начальство, рискнуть? Раз уж Земле пороху не хватило. Придется, конечно, тем, кто непосредственно будет осуществлять контакт, быть настороже. И держать свой палец на кнопке устройства самоликвидации. Тайны Облака не должны попасть в лапки к насекомым. Но в случае успеха результат может быть самым смелым. Ты сам только что говорил о том, как много значит для нас сейчас отвод войск противника с передовой. Мы можем сделать для победы гораздо больше, чем боевая эскадра ВКФ! Сколько людей мы спасем от бессмысленной бойни! А вот теперь иди ко мне, животное!

Стив, наверное, в сотый раз перепроверял устройство самоуничтожения «Меты», когда яхта «Вершителя Соты и все такое» начала свой на зависть элегантный заход на посадку. Небольшой, по сравнению с ранее виденными боевыми махинами насекомых, кораблик поражал воображение своей стрекозиной хрупкостью и изяществом.

— Потрясающая игрушка! Просто нашпигована всяческими турелями. И при этом, несомненно, полный люкс! — восторженно прокомментировал Кровавый Ветер. — Обязательно достаньте для меня что-нибудь подобное. Кстати, сказать вам, сколько конкретно боевых систем держит нас сейчас на прицеле? Я так и думал.

Из-под закругленных наростов на боку «стрекозы» выполз изящный, ажурный и тонкий трап. По нему, деловито перебирая закованными в броню ножками, высыпал пяток тарнских десантников. Подвешенные под жвалами скорострельные плазменные орудия и установленные на их спинах длинноствольные лазеры и тубусы ракетных турелей делали каждую из этих тварей равной в бою тяжелому земному танку класса «Каратель» или «Протектор». А молниеносная реакция насекомых, инстинкт бойца-хищника и привычка далеко прыгать, а также передвигаться по поверхностям с практически любым углом наклона сводила шансы любого земного танка или боевого робота к нулю.

«А ведь мудрый сэр Генри был, помнится, категорически против этой затеи, — вспомнил Стив. — Пришлось чуть ли не военным переворотом хорошему человеку угрожать. И совсем он не такой жадный».

Пассажирский лифт вез его вниз. Рядом, спокойно и одобрительно улыбаясь, стояла Мария. Захлопнув щитки шлемов (на космодроме заметно фонила радиация), переговорщики шагнули на поверхность планеты.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Военный лидер тарнского улья представлялся Стиву этаким огромным, покрытым неприятными, как минимум метровыми шипами монстром. Он просто был обязан сосредоточить в себе все худшие качества разнообразных скорпионов, богомолов, пауков и прочей инопланетной насекомой гадости. Так оно, в общем-то, и оказалось. Лось он был здоровенный, гораздо крупнее любого виденного ранее тарна-воина. В глаза сразу бросалась гораздо более развитая, чем у прочих особей, рогатая голова. За него в бою отдувались туповатые, но безупречно дисциплинированные солдаты, уровнем своего интеллекта едва ли превосходившие земных шимпанзе. Ульем правили только он и королева. Если у королевы были сестры, то они не оплодотворялись, но принимали активное участие в управлении своими империями. Ведь именно самки были носительницами творческого разума у этой расы. Недаром молоденьких самок насекомые научились запихивать для диверсий и разведки в женские тела, мужской набор хромосом для этого не подходил. Между простыми воинами в армии насекомых и Вершителем Высшей Соты находилась прослойка Пожирателей разного ранга — офицеров десанта и капитанов флота. Как конкретно работает весь этот механизм, не знали толком даже в группе Марии. К переговорам простые насекомые по чисто психологическим причинам способны не были. За все эти сведения уже была заплачена цена не в одну человеческую жизнь.

Внутреннее убранство яхты впечатляло. Система открытых и закупоренных сот под округлыми сводами потолка, перерастающая в искуснейшую имитацию дикой горной пещеры. Выходы золотых пластов, грозди всевозможных самоцветов и искрящихся кристаллов, сталактиты и сталагмиты, небольшие озерца, красноватая и тусклая подсветка…

Сэр Генри наверняка был бы здесь просто в восторге. Как и тысячи ведущих земных геологов и спелеологов.

Минусом было то, что тарн восседал, как водится у этой расы, на потолке. Так что разговаривать с ним приходилось, высоко поднимая голову. Возможно, что в этом была нехитрая попытка психологического давления. Однако специально обученный специалист Мария Хуана Анджелика де Энарес бойко вела свой диалог. Посредством снабженного имитатором речи насекомых компа она так лихо начала выдавать ритуальные фразы приветствия равных (это при двухсотпроцентном, по оценке Кровавого Ветра, отставании в огневой мощи), что Стив понемногу начал успокаиваться. Его, пожалуй, даже не удивило, если бы Мария сейчас вскарабкалась на потолок для дружественного потирания передних лапок и поглаживания какой-нибудь средней пары усиков оппонента. Под сводом пещеры между тем уже мелькали голографические карты звездных систем и изображения медленно вращающихся планет, поля астероидов и окруженные заселенными спутниками газовые гиганты. Судя по всему, переговоры шли довольно успешно. Стив даже понемногу начал отвлекаться от основной своей миссии — успеть взорвать себя и Марию при малейшем признаке коварства насекомых. Он принялся потихонечку глазеть по сторонам. Оружие, естественно, у них отобрали на входе, но наручные компы, на волну которых был настроен Кровавый Ветер, остались при них. Но была ли на самом деле возможна связь с кораблем, или она полностью была блокирована, проверять не хотелось. Любой сигнал, согласно договоренности, уничтожил бы и «Мету», и яхту, и Стива с Марией.

68
{"b":"171944","o":1}