ЛитМир - Электронная Библиотека

Чарлз покосился в другую сторону – на Нэн. – Ты что, дурак? – зашипел он. – Она же сейчас опять начнет!

Однако оказалось, что одержимость оставила Нэн. Она склонила голову к тарелке и прошептала – так тихо, что ее слышали только мальчики:

– Глядите, мистер Уэнтворт ест ложечкой! – Думаешь, можно? – прошептал в ответ Нирупам.

– Я тоже буду, – решился Чарлз. – Есть хочу!

Они взялись за ложки. Когда обед наконец закончился, бедняги в ужасе обнаружили, что мистер Уэнтворт подзывает их к себе. Однако оказалось, что ему нужна только Нэн. Когда она неохотно подошла, он сказал:

– Зайди в четыре ко мне в кабинет.

Нэн поняла, что только этого ей не хватало до полного счастья. А день только-только перевалил за середину.

Глава третья

Ведьмина неделя - i_004.png

После обеда Нэн вернулась в класс и обнаружила, что на ее парте лежит метла… Это была старая облезлая метла, на которой осталось лишь несколько прутьев, садовник иногда подметал ею дорожки. Кто-то принес ее из сарая. А кое-кто другой привязал к палке бирку: «Пони Дульсинеи». Нэн сразу узнала округлый ангельский почерк Терезы Муллетт.

Нэн оглядела хихикающие выжидающие лица. Тереза никогда не осмелилась бы стащить метлу. Эстель? Нет. Ни Эстель, ни Карен Григг в классе не было. Нет, это Дэн Смит. Точно. По лицу видно! Нэн перевела глаза на Саймона Силверсона – и решила, что ошиблась. Ни тот ни другой этого не делали – просто потому, что никогда и ничего не делали вместе, а выражение лиц у них сейчас было со-вер-шен-но одинаковое!

Саймон, улыбаясь до ушей, проворковал сладким-пресладким голосом:

– Ну, садись, Дульсинея, покатайся!

– Давай-давай, садись, Дульсинея, – гоготнул Дэн Смит.

Тут все расхохотались и стали кричать, чтобы она села на метлу. Брайан Уэнтворт, который обожал мучить других, когда его самого не мучили, скакал в проходе и верещал: «Покатайся, Дульсинея!»

Нэн медленно подняла метлу. Она была девочкой мягкого, мирного нрава и редко выходила из себя – возможно, это-то и было ее главной бедой, – но уж если она теряла терпение, то сама не знала, чем это кончится! Берясь за метлу, она была уверена, что собирается с достоинством поставить ее в угол… Но стоило ей ощутить в ладони узловатую палку – и терпение покинуло ее. Нэн повернулась к глумливо гогочущей толпе, бурля от ярости. Она подняла метлу над головой и оскалила зубы. Все подумали, что так еще смешнее.

Нэн хотела хлестнуть метлой по сияющей физиономии Саймона Силверсона! Она хотела огреть Дэна Смита по башке! Но, поскольку прямо перед ней скакал, верещал и гримасничал Брайан Уэнтворт, ему досталось первому… К счастью для себя, он вовремя заметил опускающуюся метлу и отскочил в сторону. После этого ему пришлось отступать вдоль всего прохода к двери, прикрыв голову локтями и моля о пощаде, а Нэн бежала за ним и бушевала как безумная.

– Помогите! Остановите ее! – провизжал Брайан и распахнул дверь – как раз тогда, когда в нее входила мисс Ходж с большой стопкой учебников по литературе. Брайан налетел на нее и сполз на пол, осыпаемый градом книг. – Ой… – простонал он.

– Что происходит? – осведомилась мисс Ходж.

Второй «игрек» затих, словно его выключили. – Вставай, Брайан, – приказал Саймон Силверсон голосом, исполненным праведного гнева. – Нечего было дразнить Нэн Пилигрим.

– Ну правда, Нэн! – укоризненно пискнула Тереза, которую все происшедшее ужасно расстроило. – Надо держать себя в руках!

При этих словах Нэн чуть не ударила Терезу метлой. Спасло Терезу только своевременное появление Эстель Грин и Карен Григг. Они влетели в класс, виновато потупившись и держа в охапках большие пакеты с клубками шерсти.

– Извините за опоздание, мисс Ходж, – заскулила Эстель. – Нам позволили пойти в магазин, честное слово!

Нэн забыла о метле. Клубки в пакетах были белые и пушистые, в точности как у Терезы. «Ну почему, – в тоске подумала Нэн, – все хотят быть как Тереза?!»

Мисс Ходж взяла метлу из безвольных рук Нэн и аккуратненько поставила ее за дверь.

– Все садитесь, – сказала она.

Мисс Ходж была страшно расстроена. Она-то думала, что тихонько войдет в класс, полный тихих детей, и взбудоражит их своими неожиданными действиями. А оказалось, что они уже взбудоражены – и все из-за ведьминой метлы! Теперь уже не удастся поймать врасплох ни колдуна, ни автора записки! Но не пропадать же хорошему плану!

– Сегодня у нас будет не совсем обычный урок, – сообщила мисс Ходж, когда все наконец расселись. – Дела со стихами у нас не очень-то ладятся, верно? – Она лучезарно улыбнулась классу.

Второй «игрек» ответил ей настороженными взглядами. Кому-то казалось, что лучше что угодно, чем когда тебя заставляют думать, будто стихи – это красиво. Другие предпочитали подождать, что предложат взамен. Прочих занимало совсем другое: Нэн пыталась не разреветься, Брайан зализывал ссадину на руке, а Чарлз глядел. Стихи Чарлзу нравились: в них строчки короткие. Вокруг остается достаточно места для собственных мыслей.

– Сегодня, – продолжала мисс Ходж, – вы поработаете сами!

Все в ужасе отпрянули. Эстель подняла руку: – Мисс Ходж, простите, я совсем не умею писать стихи…

– А я и не собираюсь заставлять вас писать стихи! – воскликнула мисс Ходж. Все расслабились. – Сегодня мы разыграем несколько сценок…

Все снова в ужасе отпрянули. Мисс Ходж не обратила на это внимания и стала объяснять, что она будет вызывать всех к доске парами – мальчика и девочку, все пары будут разыгрывать одну и ту же сценку.

– Так что у нас получится пятнадцать сценических миниатюр! – заключила она.

К тому времени весь второй «игрек» глядел на нее в немом отчаянии. Мисс Ходж нежно улыбнулась и приготовилась взбудоражить класс. Как бы там ни было, думала она, а ее план все равно должен сработать.

– Теперь надо выбрать тему для сценок… Что-то сильное, впечатляющее, оставляющее простор для смелых импровизаций. Прощание влюбленных? – Кто-то застонал. (Мисс Ходж ожидала этого стона.) – Ну хорошо. Есть предложения?

Поднялись две руки – Терезы и Дэна Смита. – Телезвезда и ее поклонник, – мяукнула Тереза.

– Убийца и полицейский на допросе, – рявкнул Дэн. – Пытки разрешены?

– Нет! – отрезала мисс Ходж, и Дэн потерял интерес к происходящему. – Еще?

Нирупам поднял длинную худую руку:

– Продавец обманом заставляет покупательницу купить машину.

Ладно, подумала мисс Ходж, вряд ли они сами предложат то, что выведет их на чистую воду! Она притворилась, будто раздумывает.

– Пока что самое забавное предложение внес Дэн… Но я имела в виду ситуацию действительно драматическую… и при этом что-нибудь такое, о чем все мы прекрасно знаем…

– Ну, про убийства-то мы все знаем! – возразил Дэн.

– Конечно, – согласилась мисс Ходж, оглядывая класс, как коршун. – Но еще больше мы знаем о воровстве, лжи, колдовстве… – Она словно бы ненароком взглянула на метлу, сделав вид, что страшно удивилась. Метла здесь оказалась очень и очень кстати. – Вот что! Давайте представим себе, что один ваш одноклассник – колдун или ведьма, а его товарищ – инквизитор. Ну как?

Никак. Ни одна живая душа во втором «игрек» не отозвалась на это предложение. Только Дэн недовольно пробасил:

– Ну вот, это ведь я придумал! И какой тогда интерес без пыток?!

Мисс Ходж мысленно пометила Дэна как «подозреваемого номер один».

– Ну, тогда ты и начнешь, Дэн, – сказала она. – И Тереза. Кем ты будешь, Тереза, – ведьмой или инквизитором?

– Инквизитором! – поспешно выпалила Тереза.

– Нечестно! – возмутился Дэн. – Откуда мне знать, что должен делать колдун!

И это с очевидностью было правдой. А Тереза с такой же очевидностью представления не имела, что должен делать инквизитор. Они стояли у доски, как истуканы. Дэн пялился в потолок, а Тереза твердила:

– Вы колдун.

– Нет, я не колдун! – отвечал Дэн потолку. И так они переговаривались, пока мисс Ходж их не остановила. Она с сожалением перенесла Дэна с первого места в списке подозреваемых на последнее и поместила туда же Терезу, а потом вызвала следующую пару.

7
{"b":"171947","o":1}