ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Небо принадлежит нам
Ты изменил мою жизнь
Самый лучший подарок
Московский клуб
Верь в меня
Возраст ни при чем. Как заставить мозг быстро думать и много помнить
Координаты чудес (сборник)
Lamennto
A
A

Как же все надоело…

Сергей глядел на огненно-красное небо. Из широко раскрытых глаз текли слезы. Тропов жалел себя. Ему казалось, что после нашествия зомби, он все время попадал в передряги одна другой хуже. И вроде бы неудачи должны закалять душу, но все получалось ровно наоборот: он замыкался в себе.

Скоро умрет этот день. А потом родится рассвет — серый, равнодушный рассвет. И все в мире будет таким же серым и мертвым. Не стоит врать себе: лучше не станет. Сергей закрыл глаза.

Необходимо покончить со всем.

Необходимо-необходимо-необходимо…

Ели при вечернем свете солнца были ужасны. Голые, изломанные ветви — искрученные, неправильные… Этот болезненный лес раскидывался во все стороны, заполнял тревожным морем спутанных ветвей. До самого края мира.

Когда солнце скрылось за горизонтом, Сергей сел. Обожженная нога не болела, но вот в таз словно забили парочку гвоздей. Тропов дотронулся до почерневшей кроссовки. На ощупь она была как холодный асфальт. Решив все же не прикасаться лишний раз к больной ноге, Сергей пополз к пню. Медленно, хватаясь за корни деревьев, вспучивающие мох, Тропов возвращался в лес. Он чувствовал, что во всем мире нет ничего, кроме этого пня, этого проклятого леса, тяжелого неба — и тишины.

«Ты попал в горящий торфяник из-за Тани», — шептал Голос.

Да, именно так. Все неприятности из-за девчонки. Не убежала бы она от него — он бы не валялся в лесу.

«Она убила Анжелу».

— Точно, точно, — прохрипел Сергей.

Таня не оставила шансов выжить ни Анжеле, ни ему. Тропов осклабился. Только чудо уберегло его от мертвяков.

«Месть — холодное блюдо. Я помогу тебе найти Таню, несмотря на то, что ты не послушался меня. Возвращайся в поселок».

Было жарко, сухо и тихо. Стоило отползти на несколько метров от плотной стены дыма, как звонко зажужжала крупная мошка. Отмахиваясь рукой от приставучих насекомых, Сергей облокотился спиной на пень.

Придется возвращаться в поселок…

Пятый

…Коля бросается на Влада. Пытается вытолкнуть его на лестничную площадку, но тщетно: кажется, что сосед потяжелел килограмм на двести.

Визг прекращается. Глаза жжет, словно в них насыпали песка, но Коля не отводит взгляда от лица Влада.

Изо рта и ушей соседа льется темная жидкость. На руку Коли попадает капля этой гадости, кожу жжет. За спиной визжит Алена.

Хватка Влада на миг ослабевает, и Коле удается плечом толкнуть соседа. Тот зацепляется за обувь, поставленную у входа, и падает.

Что, блядь, происходит?

— Звони ментам! — кричит Николай.

Алена умолкает. Но глаза испуганные, руки и колени дрожат. Кажется, что она сейчас упадет. Коля хочет подойти к ней, обнять, но ему сначала надо разобраться с Владом. Поэтому он хватает с полки для телефона связку ключей и зажимает два ключа между пальцами.

Влад даже не пытается встать. Грудь вроде бы поднимается и опадает, но Коля не уверен: света в коридоре слишком мало.

Алена удается выдавить почти неслышное слабое хныканье.

Коля делает шаг назад на тот случай, если сосед попытается схватить его за ноги. Но Влад не двигается. В полумгле коридора он кажется кучей тряпья. Коля натыкается тыльной стороной ладони на выключатель. Люминесцентная лампа вспыхивает сверхновой.

Входная дверь чуть приоткрыта, по ногам тянет сквозняком. Коля хмурится. Влад мертв. Никаких сомнений. Не лицо — кровавая каша. С такими ранами если и живут, то точно не дерутся. Проглотив вязкий комок, Коля мыском ботинка касается ноги Влада. Тот никак не реагирует. Похоже, действительно спекся.

— Он сдох? — шепотом спрашивает Алена.

Коля дергает плечами.

— Звони ментам, — повторяет он. На мгновение умолкает, а потом снова говорит: — И в скорую звони.

Алена отлипает от стены и медленно идет в зал за телефоном. Коля смотрит ей вслед, а потом переводит взгляд на дверь, ведущую в комнату Маши. Сердце замирает. В проеме стоит Машенька и сжимает плюшевого медведя. В ее глазах страх. Наплевав на осторожность, Коля подходит к дочке, тянет руку, чтобы погладить по голове, но в последний момент убирает ее — пальцы и ладони измазаны в крови.

— Посиди пока в комнате.

Но Маша мотает головой, подскакивает к нему, заключает в объятья и ревет. Он поднимает руки вверх, словно пойманный преступник. Боится запачкать Машу. Запачкать кровью Влада.

Появляется Алена. Говорит, что линия занята.

Коля мысленно радуется. Возможно, удастся оттянуть приезд полицейских. Алена берет Машу на руки, заходит в ее комнату и прежде, чем закрыть дверь, отдает телефон Коле.

Сквозняком открывается входная дверь. Надо закрыть ее, но Николай стоит как вкопанный. Мысли путаются. Скоро приедут полицейские и арестуют его. Наверняка доводы о том, что Влад начал первый, не убедят ментов. На руки браслеты — и вперед. Дуй, Николашка, к зекам.

Время медленное и густое.

Коля сам не верит в то, что произошло. Неужели действительно лицо Влада само разорвалось? Это кажется нереальным, выдуманным.

Коля подходит к трупу, переступает через него и закрывает входную дверь.

Звонит телефон в руке.

— Да? — Пластик трубки приятно холодит кожу.

— Привет. Что делаешь? — Голос у мамы радостный. Настолько радостный, что у Коли бегут мурашки.

— Ма, все хорошо. Давай я тебе потом перезвоню?

— Давай. — И тишина в трубке.

Коля смотрит на телефон. Что-то не так… Через секунду внутренний голос замечает, что сейчас где-то часа два ночи. Мама не может звонить в такое время ради пустяка. И ее голос… Он был такой радостный, такой бодрый…

Хмурясь, Коля набирает номер мамы. В трубке щелкает, начинают идти гудки. Коля ждет. Его бьет дрожь.

Телефон умирает: ни шумов, ни гудков.

Из комнаты Маши появляется Алена. Она бросает на Колю быстрый взгляд, идет в кухню. Гремит посудой. Вновь возвращается в комнату Маши. В руках держит стеклянный стакан с минеральной водой.

Коля отходит от трупа на несколько шагов, садится на корточки.

Дьявол! Шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть раз дьявол!

Что делать с трупом?

Кожа Влада уже синеет. На кистях расползаются лихорадочные красные пятна.

Удивительно, но больше всего пугает дырка в носках соседа. Она рваными краями расползается на пятке. Картину страха дополняют черные резиновые шлепанцы, что валяются возле ног Влада.

Коля смотрит то на дырку, то на шлепанцы. Переводит взгляд на дырку, потом опять на шлепанцы. И так бесконечное число раз.

— Ну что?

Коля вздрагивает. Оборачивается. Алена крестом держит руки на груди.

— Ты Машу спать уложила? — спрашивает он.

— Нет. Я пока включила ей мультики. Сказала, что сейчас приду.

— Она поняла?

— Не уверена. Я наврала, что дядя Влад просто пьяный.

Ухмыльнувшись, Коля кивает. Ага. Дядя Влад мертвецки пьян.

— Мне надо смыть тушь. Наверное, я испугала Машу еще сильнее.

Коле все равно. Он пытается не думать о трупе. Глядит на обои в коридоре. Кое-где куски отслоились на стыках. Надо будет заклеить… как-нибудь потом.

Алена садится рядом с ним и обнимает. Она пахнет ванильными духами. Пытается поцеловать в губы, но Коля поворачивает голову. Из её рта несет чем-то несвежим.

— Может, перенести Влада в его квартиру? — спрашивает Коля и улыбается. Дельная мысль. — А потом приедет с дачи его жена и увидит труп, допустим, в ванне? Как тебе, Ален? Мне совершенно не хочется сидеть на зоне из-за этого урода.

— Я даже не знаю… — неуверенно говорит Алена. — Если кто-нибудь из соседей увидит, как мы выносим труп, то ничем хорошим это не закончится.

— Два часа ночи на дворе. Все спят.

Алена молчит, но глаза становятся хитрыми, губы едва-едва растягиваются в улыбке.

Коля подходит к Владу и начинает проверять карманы покойника. Брякают ключи. Кажется, что сейчас сосед зашевелится и попробует встать. Схватит за кисть ледяной рукой, а потом укусит шею…

36
{"b":"171951","o":1}