ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взвыв, Легион начал перестраивать свое тело. На спине раздулись волдыри, затем они увеличились в размерах, поглощая здоровые участки кожи. Он смутно осознавал, что хотел сделать с собой. В голове билась лишь одна мысль: «Уничтожить их всех».

Легион проклинал собственную плоть за медлительность.

Быстрее!

Твари не должны убежать.

Волдыри превратились в щупальца. Гигантские, безупречно воспроизведенные конечности осьминога, совершенные в каждой детали, со спрятанными внутри нервными окончаниями и кровеносными сосудами. Энергии хватало и на большее, но Легион не хотел ее тратить раньше времени. Достаточно и щупалец.

Твари не медлили. Одна из них полезла в складку кожи, что находилась над стволом.

Рыча от бессильной ярости, Легион залез на новую костяную ветвь и вырвал матку из стены. Кровь захлестала из обрубков ее рук и ног. Не обращая внимания на алую жидкость, он сжал кулак, расплющив женское тельце вместе с эмбрионами. Начался процесс поглощения.

Худые уродцы вместо того, чтобы на напасть на Легион, полезли в атаку на дичь. Одна из жертв умудрилась скрыться в складках кожи, однако вторая, похожая, на ходячий труп, осталась на стволе. Тварь яростно закричала.

Несколько десятков метров отделяло Легион от вожделенного осколка «Я». Нельзя было позволить уродца растерзать жертву. В ход пошли щупальца. Они хватали костлявые тела, ломали позвоночники и поглощали физические оболочки. Поглощали грубо: иногда части рук или ног отваливались от остальной плоти и падали с человеко-дерева.

Даже несмотря на то, что большая часть худых уродцев была уничтожена, некоторые из них все же умудрились добраться до дичи. Они вгрызлись в ее плечи, начали рвать кожу и попытались раздробить череп о ствол.

Быстрее!

Легион взобрался еще на две ветви выше.

Щупальца потянулись к жертве, не достали до нее, однако схватили нескольких уродцев. Дичь смогла оттолкнуть трех нападавших, схватилась за складки кожи над вершиной человеко-дерева и полезла внутрь вслед за другим беглецом.

Решаясь на отчаянный шаг, Легион напряг мышцы и прыгнул, словно лягушка. В прыжке щупальца ринулись к твари и обвились вокруг ее лодыжки.

Несмотря на это, дичь смогла скрыться в складках.

Легион взобрался на вершину человеко-дерева. Обвив ногами ствол, он засунул руку в узкий проход, в котором прятался осколок «Я». Когда липкие от гноя пальцы нащупали тело беглеца, он победоносно зарычал. От него никто не уйдет!

Свирепый вой вновь прокатился по туннелю. Легион бешено засверкал красными глазами, обнажив клыки и конвульсивно щелкая челюстями. Ярость душила, не давала дышать и мыслить. Убить тварь! Никому не будет пощады.

Борясь с желанием немедленно поглотить дичь, Легион вытащил из складок кожи руку и взглянул на своего врага. Конечности жертвы были неестественно вывернуты, из груди торчали ребра, из лохмотьев кожи вытекала красно-зеленая жидкость… Поверженный беглец.

Вот только тело было обезглавлено.

Мысль, что в физической оболочке могло не оказаться демона и осколка «Я», ужаснула Легион. Он отверз обрамленный раздутыми губами рот и сожрал тварь. Поглощение заняло несколько минут. Как только плоть растворилась, он понял, что переварил пустышку. Неужели голова застряла в складках кожи?

Ужас, вселяющий ненависть, овладел им. Это невозможно. Убить дичь, разорвать их всех!

Сколько Легион не копошился в складках кожи, однако недостающую часть тела найти не удавалось. В какой-то момент он почувствовал боль в груди. Внутренние тела попытались добраться до его сознания. Только не сейчас. Когда он так близок к цели!

В груди словно зашевелилась гигантская крыса. Дыхание разбухло и камнем застряло в горле. Легион замотал головой.

Вместе с поглощенным телом он сожрал что-то еще.

То, что заставило внутренние «Я» вырваться из клетки.

* * *

Я улыбнулся. Впервые за бесконечно долгое время.

Ты можешь вернуться в свое настоящее тело. Оно внутри тебя. Не бойся. Мы поможем.

И как мне это сделать? Как вновь стать собой?

Надо ждать. Демоны сейчас сильны как никогда. Они не дадут тебе убежать. Мы их перехитрим.

Как же громко жужжат мысли. Словно они специально пытаются подавить во мне все чувства.

Я устал ждать. Не хочу. Как же выбраться мне, твари?

Ты должен представить образ.

Я засмеялся.

Образ чего? Или кого?

Мы не можем сказать — рано. Однако механизм переселения в свое настоящее сознания тот же, что и у прыжков по телам.

Я хочу домой!

Рано. Мы друзья. Слушай нас.

Я с отвращением сплюнул.

Твари!

Ублюдки!

Суки!

Не надо ругаться.

Наверное, я сошел с ума, что позволил себе так размечтаться. Голоса не отпустят. Они заодно с теми, кто запер меня в этих клетках из плоти.

Все кончено.

Я — раб.

Ты не раб. Мы друзья.

Мне все равно. Я хочу домой.

Скоро. Наберись терпения.

Идите отсосите у чертей. А я пока вас тут подожду.

Тишина.

Что-то капнуло на лицо. Я поднял голову и нахмурился. По мясным стенкам расползлись трещины, сочащиеся вязкой кровью. Не успел я подумать о причине их появления, как темницу тряхнуло так сильно, что из меня вышибло дух. Трубы больно стиснули руки. Повинуясь порыву, я попробовал освободиться, но у меня ничего не получилось. Бабочка, на миг сверкнув сверхновой, превратилась в пыль. Всепоглощающая тьма, плотная, как чернозем, и тяжкая, словно грех, застила глаза.

Раздалось громкое чавканье, затем над головой что-то хрустнуло. Я съежился, отдавшись животному страху, и попытался не кричать. Тысячи холодных игл впились в левую руку. Словно гигантские волны в шторм, мысли нахлынули на меня. Что, черт возьми, происходит? Мстят голоса? Или же кто-то другой пытается убить меня? Демоны? Чтобы развеять хотя бы часть сомнений, было необходимо перебраться в другое тело.

Закрыл глаза, представил пламя. Дыхание участилось. Я заскрежетал зубами, сосредоточившись на воображаемом огне.

Перенос в иную плоть произошел мгновенно.

В этой темнице по мясным стенкам тоже змеились трещины. Бабочка, испуская слабое зеленое сияние, кружилась вокруг моей головы. Радуясь тому, что руки и ноги ничего не связывало, я просунул руку в щель и к своему удивлению вытащил четки. Они оказались совсем крошечными — их можно было надеть на один палец.

ВЫБРОСЬ ИХ!

Я вздрогнул. Никогда раньше не слышал столько ярости и страха в голосах.

ВЫБРОСЬ ИХ! ИЛИ ИНАЧЕ БУДЕТ ХУЖЕ!

Я присмотрелся к четкам. Сначала мне показалось, что они были сделаны из дерева, но, приглядевшись, я понял свою ошибку. Каждый шарик слепили из хлебного мякиша.

ВЫБРОСЬ! ВЫБРОСЬ! ВЫБРОСЬ!

Руку, сжимавшую четки, обожгло. Я взглянул на нее. Маленький кусочек кожи на ладони покрылся волдырями. Сильной боли не ощущалось, однако меня охватила паника.

Демоны захватят нас! Выбрось их!

Голоса звучали странно, словно каждый слог давался им с трудом.

Я смотрел, как из шариков вытекала теплая жидкость, оставлявшая на моей коже ожоги. Смотрел, снедаемый горем. Слезы. Это были детские слезы. Догадка появилась из глубин сознания.

Мы просим тебя: выкинь четки! Демоны близко, демоны жестоки. Пожалуйста. Мы друзья. Не убивай себя. Не убивай нас. Мы хотим жить. Жить. Пожалуйста.

Нет.

Я сжал четки. Внутренняя сила переполняла меня.

Мы все расскажем тебе! Только выбрось их! Пожалуйста! Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молния; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам.

Я опешил.

Что голоса говорили?

Ваал хозяин наш. Вельзевул — кровь. Аамон — язык.

Отвечайте на мои вопросы!

Мы согласны. Спрашивай. Только выбрось четки.

Вы демоны?

Мы друзья. Мы демоны. Бесы.

Я стиснул зубы. Злость переполняла меня. Голоса водили за нос!

93
{"b":"171951","o":1}