ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Теперь понятно, почему он собрал множество наград! - объяснил генерал-полковник. - Уже 1 ноября 1914 года ему присвоили звание ефрейтора. 5 октября 1916 года во время битвы на Сомме он был ранен в бедро и почти три месяца провел в лазарете. 17 сентября 1917 года за героизм, проявленный в боях во Фландрии, награжден Крестом за военные заслуги с мечами 3-й степени. 9 мая 1918 года новая награда – полковой диплом за выдающуюся храбрость в сражении при Фонтене. 4 августа 1918 года за участие во втором сражении на Марне Гитлер удостоился самой высшей награды – Железного креста 1-й степени. Этот орден солдатам и унтер-офицерам жаловался весьма редко, так что ефрейтор должен был совершить нечто весьма выдающееся, чтобы заслужить его. 17 июля 1918 года во время боя к югу от Куртьези Гитлер увидел офицера, тяжело раненного американским осколком, и дотащил его до своих окопов. Еще один подвиг: под обстрелом пробрался на позиции артиллерии и предотвратил открытие огня по своей пехоте. 25 августа 1918 года Гитлер получил свою последнюю награду – знак служебного отличия. А 13 октября 1918 года перенес тяжелое отравление газами под Ла-Монтенем, и его участие в войне закончилось.

Все перечисленные подвиги Гитлера-солдата, героя Первой мировой войны, были совершены в действительности. Давайте послушаем свидетелей.

Командир полка, генерал-майор Фридрих Петц: «Гитлер... демонстрировал большую живость ума, физическую ловкость, силу и выносливость. Его отличали энергия и безоглядная смелость, с которой он в сложных ситуациях в бою шел навстречу опасности».

Еще один полковой командир, риттер Макс Йозеф фон Спатни: «Гитлер представлял для всех окружающих образец. Его личная энергия, образцовое поведение в любых ситуациях боя оказывали сильное воздействие на товарищей. Поскольку это сочеталось у него со скромностью, он пользовался глубочайшим уважением как солдат, так и командиров».

Последний полковой командир Гитлера, полковник граф Антон фон Тубёф, вручивший ему Железный крест 1-й степени: «Гитлер был неутомим в службе и всегда был готов прийти на помощь. Не было такого случая, чтобы он не вызывался добровольцем на самое трудное и опасное дело, демонстрируя постоянную готовность пожертвовать своей жизнью ради других и ради блага родины. Чисто по-человечески он был мне ближе всех среди солдат, и в личных беседах я восхищался его беспримерной любовью к родине, порядочностью и честностью во взглядах. Горжусь тем, что я стал единственным офицером 16-го Баварского пехотного полка, которого Гитлер после прихода к власти произвел в генералы».

Подполковник фон Годин: «В представлении к Железному кресту 1-й степени, подписанном мною 31 июля 1918 года, отмечалось: «Будучи самокатчиком, т.е. посыльным на велосипеде, Гитлер являл собой в условиях и позиционной, и маневренной войны пример хладнокровия и мужества и всегда вызывался добровольцем, чтобы в самых тяжелых ситуациях с величайшей опасностью для жизни доставить необходимые распоряжения. Когда в тяжелых боях обрывались все линии связи, важнейшие сообщения, несмотря на все препятствия, доставлялись по назначению благодаря неутомимому и мужественному поведению Гитлера. Гитлер награжден Железным крестом 2-й степени за бой при Витшете 2.12.1914 г. Я считаю, что он абсолютно достоин награждения Железным крестом 1-й степени».

- Ну что, убедились? - спросил Гудериан. - Не могли же все его начальники сговориться и петь дифирамбы никому не известному в тот момент ефрейтору! Все отзывы о военной службе Гитлера (подчеркну, данные до 1923 года – времени его появления на политической арене) исключительно положительные. Это позднее, и особенно после 1933 года, его противники лгали, будто свои награды фюрер получил ни за что.

- Сражался он здорово, слов нет! - в разговор влез бывший одноклассник Гитлера Отто Васнер. - Но так любить войну может только ненормальный! Я ведь тоже окопной жизни хлебнул вдосталь, на Восточном фронте служил... «Ах, этот Адольф! Да он с детства придурковат, ему же козел полпиписьки откусил! Ну да, я сам видел! Адольф поспорил, что написает козлу в пасть. Мы над ним посмеялись, а он сказал: «Пошли на луг, там козел пасется». Пришли на луг, я зажал козла между ног, другой парень раздвинул ему зубы палкой, и Адольф написал козлу в пасть. Он еще не кончил писать, а парень выдернул палку, козел подпрыгнул и укусил Адольфа за письку. Адольф заорал и с воем убежал».

На меня настучали, когда я рассказал эту историю товарищам по взводу, судили и приговорили к смертной казни «за подлую клевету на фюрера и разложение вермахта». Я клялся, что мой рассказ - «святая правда», но все равно был казнен...

- И поделом — нечего лгать! - возмутился наци № 1. - Но продолжу говорить о самом главном — о себе. В 1918 году в госпитале я узнал о падении кайзера и революции в Германии. Именно тогда я окончательно решил посвятить себя политике во имя реванша за поражение Родины в войне. Я был готов к новому бою, на сей раз — на политической арене. «Каждый раз, когда я получал свежую газету, я рвал и метал и был вне себя от негодования по поводу той гнусной агитации, которая явно на наших глазах губила фронт. Этот психологический яд был равносилен прямому подкашиванию наших сил. Много раз меня мучила мысль, что если бы на месте этих преступных невежд и безвольных манекенов руководителем нашей пропаганды оказался я, то исход войны был бы для нас совершенно иным».

Вот какие амбиции клокотали в моем сердце. Да и как мне было не возмущаться?! Ведь когда я вернулся в 1918 году из госпиталя в свой полк, то застал там... Совет солдатских депутатов! Я ушел из полка и нанялся охранником в лагерь для военнослужащих. К счастью, долго мне сокрушаться не пришлось, революция в Германии не состоялась, и я с большим рвением давал показания перед армейской следственной комиссией, разоблачая тех, кто был замешан в бунте. Тут меня заметили, и армейское командование направило на специальные пропагандистские курсы, проводившиеся «националистически настроенными» профессорами Мюнхенского университета. После окончания их я был оставлен в армии и направлен в «инструкторское подразделение» в лагере для демобилизованных. «Еще будучи офицером по политпросвещению,я часто выступал перед солдатами». Говоря по-вашему, герр Ельцин, стал политруком. В этом качестве я быстро выдвинулся, подготовив для своего начальства докладную записку об «опасности, которую представляют в настоящее время для немецкого народа евреи».

В конце 1919 года я вступил в Германскую рабочую партию, националистическую по сути, причем стал там ответственным за пропаганду и агитацию. В начале 1920 года по моей инициативе эта организация была переименована: «Национал-социалистическая рабочая партия Германии», затем ее сокращенно стали называть нацистской. Стоит обратить внимание, что в ее названии стоит определение «рабочая» - это способствовало привлечению новых членов из рабочей среды. В том же 1920 году я демобилизовался и начал карьеру пропагандиста-профессионала на политической арене. Как и все сподвижники по партии, я именовал себя прежде всего революционером, защитником интересов трудящихся. И был им, в отличие от Вас, сверхунтерменш!

- Я не сделал ничего, чтобы фашисты меня Железным крестом награждали!

- Такие грандиозно подлые дела – и такая скромность! - восхитился нацистский вождь. - Ницше, Вам наверняка есть что сказать по сему поводу?

- «Скромность украшает человека, но без нее уйдешь дальше».

- Какая тонкая, изящно выраженная, а главное – абсолютно верная мысль!

- Я требую прекратить издевательства надо мной! - если бы душа могла побагроветь, то Ельцин переплюнул бы даже красных комиссаров, а не то что краснокожих индейцев.

- Молчать! - заорал Гитлер. - А не то я лишу Вас слова, хоть Вы и лучший из унтерменшей!

Тут, наконец, до экс-гаранта дошло, что означает этот термин, столь излюбленный германскими фашистами.

- Почему это я - «недочеловек»?! Сам ты – урод! И я свободен говорить то, что хочу!

23
{"b":"171952","o":1}