ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дума бросилась искать виноватого. Молодой тридцатишестилетний премьер Кириенко вылетел с должности. Одинокий, растерянный, он собрал личные вещи и, заперев свой кабинет в Белом доме, вышел к шахтерам, пикетирующим правительтво. В руках у него была бутылка водки «Кристалл». Премьер-расстрига предложил забыть старые обиды и хлопнуть по рюмашке. Шахтеры послали его подальше. Развенчанный «киндер-сюрприз» уехал домой, а на следующий день вылетел в Австралию понырять с аквалангом.

После этого правительства в стране не было почти месяц. Ельцин дважды предлагал Государственной Думе вернуть в кресло премьера Виктора Черномырдина. Парламент дважды ответил отказом. Если бы президент внес ту же самую кандидатуру третий раз и ее бы третий раз отвергли, то, по Конституции, после этого Думу следовало бы распустить. Но на это Ельцин не пошел. Оставить страну без денег, без правительства да еще без Думы — даже для безумных 1990-х это было перебором.

В регионах жители перекрывали автомобильные и железнодорожные пути. Забурлил в очередной раз Северный Кавказ. Окружение Ельцина паниковало. Высшие чиновники мучительно перебирали возможные кандидатуры на пост премьера. Встать во главе страны и начать разруливать ситуацию было некому. В конце концов предложили кандидатуру Евгения Примакова, бывшего шефа внешней разведки.

Впрочем, на своей должности тот продержался всего восемь месяцев и один день. В апреле его вызван в Кремль для доклада о состоянии дел. Примаков вошел в кабинет Ельцина и достал бумаги. Однако президент слушать его не стал, а с ходу заявил, что принято решение о его отставке. Примаков спокойно убрал бумаги обратно в папку и сказал, что не согласен с этим решением. «Указ уже подписан», - хмурясь, ответил самодержец.

- А за что конкретно его сняли?

- Есть несколько причин, - ответил Титкин. - Во-первых, царь Борис почувствовал в Примакове соперника. Во-вторых, тот сотрудничал с сенаторами в поисках ответственных за катастрофу. Совет Федерации создал специальную Временную комиссию по этому поводу. Вызванные Сергей Кириенко, Анатолий Чубайс и Егор Гайдар, несмотря на свою постоянно декларируемую приверженность демократии, отказались явиться на заседания комиссии и дать свои показания! Ясно, что они действовали так, заручившись поддержкой президента!

Комиссия получила письменные свидетельства на поставленные вопросы от Министерства финансов, Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, Счетной палаты, Генеральной прокуратуры, Службы внешней разведки. Уклонился от предоставления информации только Центральный банк, при всех руководителях упорно отстаивающий свои претензии на «экстерриториальность».

В заключении комиссии, которое старательно замалчивается всеми средствами массовой информации и игнорируется всеми государственными правоохранительными структурами, говорилось, что решения от 17 августа принимались лично С. Кириенко и С. Дубининым при участии тогдашнего министра финансов М.Задорнова, первого заместителя председателя Центробанка С. Алексашенко, а также посторонних лиц — А. Чубайса и Е. Гайдара, не занимавших тогда должностей в государственных структурах, но приглашенных лично Сергеем Кириенко в качестве экспертов. Эти шесть человек приняли решение келейно, без какой-либо экспертизы, не согласовали его ни в каких правительственных структурах, как того требует «Закон о правительстве».

Комиссия сделала жесткий вывод: «По масштабу нанесенного ущерба и глубине негативных последствий для населения России, государства и экономического развития страны решения от 17 августа следует рассматривать как тягчайшее преступление против общества и государства».

Главный преступник здесь — несомненно, президент! Он назначил таких министров и экспертов! Он создал экономические причины дефолта!

- Какие именно?

- В свое время с его разрешения правительство решило пополнить бюджет с помощью так называемых ГКО (государственных краткосрочных обязательств). Это — финансовая пирамида. Государство продает желающим «обязательство», на котором написано, за какую сумму и когда оно выкупит бумагу обратно. Банк покупает «обязательство» за миллион, а правительство обещает, что через полгода (год...полтора...) выкупит ее за два (три...пять...) миллионов. Когда приходит время расплачиваться, государство печатает новую партию ГКО и из этих денег покрывает старые долги.

Каждая пирамида непременно рушится. Деньги, поступавшие от последних вкладчиков, идут на выплаты первым, и все неплохо работает, но только до тех пор, пока всей структуре не приходит каюк. В этот момент те, кто успел вытащить деньги, фантастически обогащаются, а остальные остаются с голым задом!

Государственная пирамида ГКО появилась в том же году, что и «МММ». Но, в отличие от частных мошенников, вовремя свернуть деятельность государство не успело. По идее, кончать с ГКО нужно было в 1995-1996-х. Но тогда сделать это представлялось невозможным: в стране шли выборы. Отталкивать банкиров было ни в коем случае нельзя. А затем ситуация вышла из-под контроля: в структуре крутились уже 15 миллиардов долларов. Обрушить пирамиду было, конечно, можно, но деньги потеряли бы слишком многие важные и нужные лица. Правительство продолжило выпускать свои «обязательства». Как из всего этого выкручиваться, никто не понимал.

К весне 1998-го долг, который правительство обещало выплатить, достиг 60 миллардов долларов. Взять такие фантастические средства было просто неоткуда. Весь доход государства составлял только три с чем-то миллиарда — в двадцать раз меньше, чем нужно. За неделю до дефолта Международный валютный фонд перевел в Россию $ 4,8 миллиарда, однако эти деньги таинственно исчезли. Хотя ситуацию они бы тоже не спасли.

Положение становилось катастрофическим. Однако первые люди государства упрямо верили, что все рассосется как-нибудь само. Накануне дефолта Ельцин уехал на Валдай на рыбалку, Чубайс отправился в отпуск на европейские курорты, а премьер Кириенко вылетел с визитом в Казань. Даже когда выяснилось, что расплатиться по «обязательствам» государство не сможет и игроки начали сбрасывать ГКО, а рынки охватила паника, даже тут руководству страны все еще казалось, что ничего особенного не происходит.

- А чего ж «семибанкирщина» вовремя не спохватилась?

- Более половины всех созданных в России в «демократическое время» коммерческих банков были втянуты правительством в эту финансовую пирамиду. Игра в ГКО для насосов на первых порах оказалась крайне выгодной. Даже в бюджет 1998 года была заложена доходность этих бумаг на уровне 15-18 %, но в действительности она превышала эти показатели в несколько раз и достигала 80%, а в критические моменты и 140%. Какой же финансист откажется участвовать в операции, которая удваивает капитал в год без всяких усилий, производственного риска, хлопот и треволнений? Тем более, что курс рубля был относительно стабилизирован в так называемом валютном коридоре, составлявшем примерно шесть рублей за один доллар. Госзнаковские печатные станки начали выдавать на гора один за другим выпуски ГКО, а правительство — получать под них живые денежки. Это занятие оказалось крайне увлекательным, и с помощью своих клиентов и агентов в эту рулетку стали играть зарубежные банки и финансовые корпорации. Уже в 1996 году в их руках находились 16% всех выпущенных ценных бумаг, а к началу 1998 года доля иностранцев возросла до 28%. Тем самым российское правительство незаметно для себя перешагнуло рубеж национальной безопасности в экономике, отдав в руки зарубежных инвесторов почти третью часть своих ликвидных ценных бумаг, т.е. более 20 млрд. долларов.

Так что крупные аферисты-олигархи молчали, как и Ельцин, до последнего, и только один жулик средних размеров распустил язык. Ровно за неделю до дефолта один из известнейших махинаторов столетия Сергей Мавроди, придумавший пирамиду «МММ», предсказал, что система ГКО рухнет в текущем месяце. За свои пророчества (в том числе) он поплатился. Его обвинили в мошенничестве в особо крупных размерах. Отдали ему более ста миллионов долларов до 15 миллионов человек, но официально признаны потерпевшими более 10 тысяч — те, кто обратился в следственные органы.

320
{"b":"171952","o":1}