ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ничем иным, кроме сговора между заинтересованными сторонами, не могу объяснить накачку Москвой режима Дудаева в течение всего 92-го. Джохар объявил о выходе Чечни из состава России (налоги в Центр перечислять прекратили раньше), небывалый размах приняли в республике грабежи поездов, издевательства над русскими семьями. Около тысячи боевиков-головорезов обучались в Турции и Пакистане. А гайдаровская команда гнала в Грозный российскую нефть и давала Дудаеву квоты на ее экспорт. За год мы подарили Джохару около семи миллионов тонн нефти!

На заседаниях правительства Михаил Полторанин не раз ставил вопрос о срочном прекращении поставок сырья в Вайнахию.

- «Видите ли, - мягким голосом втолковывал ему Гайдар, - в Грозном единственный на всю страну завод по выработке авиационных масел... Мы не можем его остановить».

- «Но Чечня не снабжает этими маслами Россию!»

- «Видите ли... - опять начинал Гайдар. И так все время: «видите ли...» да «видите ли...»

А не возвращал Дудаев нефтепродукты, потому что не должен был их возвращать. Продукцию на экспорт он гнал официально: в Прибалтику и Турцию, а вырученную валюту — около миллиарда долларов — тоже официально тратил на содержание бандформирований, закупку оружия и даже на премиальные боевикам (за убитого русского офицера платил от одной до пяти тысяч долларов). За год из Чечни было вывезено свыше четырех миллионов тонн дизельного топлива, полтора миллиона тонн бензина, 125 тысяч тонн осветительного керосина и 36 тысяч тонн масел.

Квоты на экспорт нефтепродуктов Дудаев получал от правительства РФ. Этот вопрос курировали лично Ельцин, Гайдар, Авен и Лопухин, с мая 92-го топливно-энергетический комплекс положили под Черномырдина. Последний кормил Дудаева нефтью еще несколько лет и усиленно помогал Борису в чеченизации страны — естественно, с учетом своих интересов. Оградив «Газпром» железным занавесом от общественности, Черномырдин превратил его в собственную кормушку.

Выдавались квоты, конечно, в режиме большой секретности. Но, как учил Христос, «Нет ничего тайного, чего не сделалось бы явным»!

- Не смей цитировать Распятого в аду! - взревел Дьявол.

- Пошел на х...й! - отбрил его Лебедь в своей любимой манере.

- Выходит, Борис и его свита сами помогали Чечне накачивать мускулы и создавать свои вооруженные силы... - сделал вывод Философ. - А что поделывала российская армия?

- Погибала! Верховный алкаш — главнокомандующий и его прихвостни проделали поистине колоссальную работу по развалу Советской Армии и оборонной промышленности страны. К несчастью, в Вооруженных Силах еще СССР сформировался усилиями партии и правительства великолепный слой высших офицеров, чудесно деградировавших, полностью безыдейных, трусливых командиров, но храбрых воров. Руководство страны создало все условия для их скорейшего назначения на высшие командные посты, вплоть до министра обороны. Эти генералы начинали шкодить и воровать с такой страшной разрушительной силой, что в результате без единого выстрела, своими же руками почти разоружили «непобедимую». Этот армейский слой образовался за счет многолетней раздачи в ЦК КПСС генеральских лампасов лишь родственникам да ублюдкам, грациозно открывавшим двери и бутылки, шустро удившим рыбу и ловко сервировавшим пни во время маршальской охоты. Таким способом были планомерно уничтожены необходимые для защитника Родины качества: мужество, рискованность, честь и, конечно же, ответственная смелость принимать решения по управлению войсками. Жуковы, рокоссовские и прочие чуйковы вместе с их фронтовой «наукой побеждать» перестали быть нужными в тяжкой номенклатурной возне, под мягкими кремлевскими коврами. Их сменил краснорожий, полупьяно-заискивающий, широкопогонный отряд швейцаров по призванию и неуклюже-застенчивых болванов — домогателей наград по профессии. Поэтому по мере сил эти столбовые идиоты способствовали разгрому СССР, возжелав остаться генералами, пусть без армии и государства.

- Ельцин как-то пытался остановить процесс разрушения?

- Он его усугубил, инициировав просто бездумное сокращение, а точнее — развал армии и флота. До маразма докатились войска из-за полного безденежья! Раньше летчика, если он побывал в отпуске, сразу к полетам не допускали. Он должен был с инструктором пройти восстановительный период. При Борьке лишний раз не полетишь — керосина нет. Потому и начали пилоты биться! То же самое у подводников: если не имеешь возможности тренироваться, то обречен на аварии.

А моральная сторона? Я почти всю жизнь прослужил в армии, воевал, тяготы переносил огромные. Но все время меня и моих товарищей по оружию грела мысль: мы делаем это не потому, что нас заставляют, а из чувства любви к Родине. Мы знали, что надо ее защищать. И люди шли на риск, на самопожертвование, на подвиг. Деньги и чины, не буду врать, тоже очень важны, но только ради них служить честно нельзя! И трудно сегодня тем людям в погонах, кто еще не потерял и честь и совесть, отделаться от вопроса: а какую Родину мы должны защищать? Господ Гусинского, Березовского, Ходорковского, Смоленского и иже с ними? Таких вот, прости Господи, президентов, как Трехпалый?!

- Возникает этот вопрос?

- Возникает! Особенно в ситуциях, когда действительно под угрозой жизнь. Люди у нас есть изумительные, бескорыстные, но если олигархи миллионы долларов сплавляют за рубеж, а у командира атомного ракетоносца зарплата меньше, чем у водителя троллейбуса, задуматься есть над чем. И что же, теперь насосы в самом деле чувствуют себя в безопасности? В случае народного бунта кто их будет защищать? Голодная армия и нищая коррумпированная милиция? Во-первых, не захотят! Во-вторых, мало кто способен на решительные боевые действия! Пример тому — Чечня!

- А что Вы вообще думаете об этой гражданской войне?

- И с военной, и с политической точки зрения - безумная авантюра! К несчастью, тогда лишь два члена Совбеза — Примаков и министр юстиции Калмыков — высказались против нее. Но их голоса утонули в гомоне победных реляций.

К началу первой кампании Генштаб даже не разработал мало-мальски сносного плана. У военных отсутствовали карты местности и данные о дудаевских укреплениях и линиях обороны. Силы противника разведка представляла весьма приблизительно, занижая их как минимум впятеро.

Немудрено, что операция провалилась, едва успев начаться. Ни к 13, ни к 20, ни к 25 декабря федеральные силы не сумели овладеть Грозным, даже не приблизились к нему на расстояние выстрела.

Штурм города, организованный бездарными «полководцами» в предновогоднюю ночь, закончился невиданной кровью. Генералы очень хотели преподнести Грачеву подарок ко дню рождения: 1 января ему исполнялось 47 лет. А главнокомандующий отмечал в Завидове Новый год. Поднял тост «за наших ребят», быстро набрался и стал дурачиться. Грачев в Ханкале тоже бухал... … Солдатики гибли ни за что, главнокомандующий со свитой веселились... 30 декабря 1994 года в Кремле гремел новогодний бал. Специально для президента устроители придумали праздничную забаву: притащили весы и начали взвешивать гостей. Тому, кто оказался самым тяжелым, присуждался приз — жареный поросенок. Ельцин, как и полагалось, потянул больше всех: 105 килограммов. Под раздавшиеся аплодисменты ему уже вынесли было тушку, но тут вылез адвокат Макаров и побил президентский рекорд: с результатом в 122 кило увел из-под борькиного носа приз. Весьма грубую политическую ошибку совершил: всегда и во всем Ельцин должен быть первым. Вскоре адвоката от кормушки кремлевской оттерли...

А в те самые часы, пока Ельцин и его окружение радостно отплясывали, в полутора тысячах километров от Кремля брошенная бездарными генералами на убой армия безуспешно пыталась овладеть чеченской столицей. В ночь на 31 декабря в Грозном погибли более полутора тысяч солдат и офицеров...

Столицу Чечни освободили только 6 марта ценой неимоверных человеческих жертв! А то, что происходило потом, можно назвать одним коротким словом: позор. Что толку оттого, что героически сражавшаяся армия брала город за городом, село за селом: ее победы оказывались никому и даром не нужны. В Кремле сидели предатели!

327
{"b":"171952","o":1}