ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Компетентных и порядочных министров?

- Хрен тебе! Будущих мультимиллиардеров! В нем отметился почти весь нынешний список журнала «Forbes». Михаил Ходорковский работал замминистра топлива и энергетики. Будущий металлургический король Владимир Лисин — заместителем вице-премьера. Петр Авен занимал кресло министра внешнеэкономических связей. Его замом тогда был Михаил Фрадков — впоследствии премьер-министр России, которого тоже бедняком не назовешь.

- Вот, значит, как родились ваши нувориши...

- Не лезь поперек батьки в пекло! Чего-то я не то сболтнул, ты ведь прежде меня здесь оказался. Я еще не рассказал про банки...

В СССР финансово-кредитная система была устрона примитивно: Госбанк, Сбербанк плюс еще два специализированных банка (один держал деньги, предназначенные на строительство, а второй занимался валютными расчетами). Никаких других в стране не имелось.

Однако в конце 1980-х ситуация изменилась. Советские экс-министры в те годы оперативно превратили свои министерства в акционерные общества. И чтобы не отставать от коллег, бывшие государственные банкиры в то же время и по той же схеме переделали свои учреждения в коммерческие банки.

Прежде у каждого из четырех советских банков-гигантов имелись тысячи филиалов по всей стране. Теперь руководители региональных отделений объявили себя самостоятельными структурами. Уже в 1991-м Промстройбанк, Агропромбанк и Жилсоцбанк отделились от государства и превратились в акционерные общества. Госбанк был переименован в Центробанк, и каждое его территориальное отделение стало отдельным коммерческим банком. Лишь Сбербанк сохранился. Одновременно возникли и банки совершенно новых типов...

- И ты наверняка знаешь этих типов?

- Не остри! Конечно, знаю! Горбачевский «Закон о кооперации» разрешил гражданам СССР в том числе и открывать собственные банки. 24 августа 1988 года был зарегистрирован первый частный коммерческий банк. К концу года их насчитывалось уже 41, а еще через год их число перевалило за полторы тысячи.

Сперва все эти финансово-коммерческие учреждения выглядели как шутка. Молоденький комсомольский функционер Миша Ходорковский имел под началом большой Центр творчества молодежи и собирался заплатить своим «творцам» зарплату. Для этого он обратился в советский Жилсоцбанк за кредитом, однако получил отказ. Государственные бабки государственный банк мог перевести только другому банку, но никак не частным лицам. Тогда Миша взял и просто зарегистрировал на свое имя банк «Менатеп», будущую наиболее мощную финансовую империю России в мою эпоху!

- Откуда частники брали деньги для своих банков, требуемые для их открытия и раскрутки?

- Хороший вопрос для философа — смотри, скоро ты у меня бизнесменом станешь...

- Никогда! Бандитом не был — и не буду!

- Не хорохорься! Ладно, продолжу... Итак, страна понемножку переходила на денежные отношения. Огромное количество организаций переводили туда-сюда огромное количество лавэ. И тут было никак не обойтись без банков. Потому что это ведь и есть такие структуры, которые занимаются хранением и перемещением бабла.

А больше всего средств, как и прежде, имело государство. Крупные заводы, торговые фирмы, мэрии городов, внешнеторговые организции и даже армия, милиция и школы с больницами — все теперь владели собственными счетами, куда переводили заработанные денежки и откуда снимали то, что собирались потратить. И очень важным был вопрос, на счетах каких именно банков все эти богатства станут храниться. Никаких посторонних здесь появиться не могло — и не появилось!

В начале 1990-х в России существовали приблизительно две тысячи банков. Часть из них — крупные, большинство — совсем небольшие. И только семьдесят восемь из них носили статус «уполномоченных». Это означало, что государство уполномочило эти финансово-кредитные учреждения вести для него (государства) те или иные операции. Например, хранить деньги российского правительства. Или средства правительства Москвы. Или получать выручку от продажи нефти за границу. Или вести расчеты на таможне. Причем тридцать из этих семидесяти восьми удостоились права вести сразу несколько таких операций. Уполномоченные банки очень быстро превратились в огромные и всемогущие финансовые империи.

Основные игроки на этом поле определились довольно быстро. Наиболее мощными из них стали «Менатеп» Михаила Ходорковского и «Мост-банк» Владимира Гусинского. Лишь немного отставали от них «ОНЭКСИМ» Владимира Потанина и «Альфа-банк», который возглавляли Михаил Фридман с Петром Авеном.

- Можно, я сам подведу итог твоего доклада? - загорелся Ницше. - Многомиллионная армия бывших советских чиновников разделилась надвое. Первая часть из них оставила начальственные посты и ушла в бизнес. Вторая часть должности за собой сохранила. В Европе и США власть и бизнес — две разные общественные группы. А в России наоборот — две части одной и той же сплоченной команды. Вот члены этой команды... нет, банды, и сделались олигархами.

- Точняк! - одобрил пахан, к своему огорчению опять перешедший на феню. - Я тебе полный расклад разложил, теперь напряги жбан и покубатурь, как моих поделов на толковище сюда заманить! Они ж не валенки (тупые), чтоб добровольно в пекло полезть!

- Ты «Одиссею» читал?

- Нет. Но фильм видел...

- Тогда вспомни, чем хитроумный басилевс Итаки приманивал нужную ему тень слепого прорицателя Тересия в царстве мертвых? Что неотразимо манило обитателей Аида? Не помнишь? Кровь жертвенного барана! А что является кровью экономики?

- Бабло!

- Вот его в любых количествах нуворишам и обещай! У олигархов такой нюх на наживу, что они ее запах даже в инферно с земли почуют!

- А где потом я лавэ достану для них?

- Так вместе и решите!

- А как я их сюда свалую (уговорю) кости бросить? Если каждому по одиночке объяснять, я не то что до концевого разбора с Христом — до Страшного Суда проваландаюсь!

- Устрой спиритический сеанс! Земляне же призывают души мертвых из пекла. А мы сделаем наоборот: затащим души живущих на время в преисподнюю. Здорово я придумал! Даже название менять не придется. Мы ведь сами — спириты, то есть духи! И дадим свой инфернальный спиритический сеанс! Вот Конан-Дойль порадуется!

- Думаешь, пойдут?

- Обязательно! - пришел на помощь своему обожателю-философу Наполеон. - «Есть только две силы, объединяющие людей: корысть и страх».

- Жадность — понятно, а чего им бояться?

- Что дармовую прибыль упустят!

Ельцин наконец решился:

- Ну, ты, Федя, просто красавчик! Ради лавэ они бутылку съедят (примут ложь за правду)! Варит у тебя котелок! Скорей базарь, как этот твой сеанс устроить!

- Собирай всю твою местную кодлу, образуйте круг, проникайте в сны тех своих подельников, кого сюда заманиваете, без устали повторяйте все названия денег или их эквивалентов, которые знаете. Ни один новый русский перед таким не устоит — за халявным богатством не побоится даже в инферно сойти!

- В цвет базаришь! Они ж все — гадины?

- Змеи?

- Не только! Гадины — профуры, дающие только за бабки! Почуяв возможный слам, прискачут выстукивать (вести воровскую разведку)!

Вдруг внезапно, как гром с ясного неба, грянул глас апостола Петра:

- БОРИС! «... ДЛЯ ЧЕГО ТЫ ДОПУСТИЛ САТАНЕ ВЛОЖИТЬ В СЕРДЦЕ ТВОЕ МЫСЛЬ... ИСКУСИТЬ ДУХА ГОСПОДНЯ» И ТОРГОВАТЬ БЛАГОДАТЬЮ? ПОБОЙСЯ ГНЕВА БОЖЬЕГО!

- Черт! - выругался ЕБН.

- Да? - охотно отозвался Дьявол.

- Выходит, я на раскрутку щас иду? Совершаю новое преступление в момент отбывания срока, чтоб ты понял, Федя!

- Ну и что? - спросил лукавый. - Ты ж из благих намерений это собираешься делать? Знаешь, что сказал по сему поводу пророк Магомет? «Деяния судятся по намерениям». Вот и проверь: осудит ли тебя за это Творец.

Ельцин, как всегда в минуты, требующие быстрых и решительных действий, стал отменным, хотя и рисковым руководителем:

- А, семь бед — один ответ! Ну-ка, братва, заделаем фокус — покус! Все шестерки, торпеды, арестанты высших мастей — ко мне! Амором! Ну, начнем с Сатаной! А вы чего застыли?!

336
{"b":"171952","o":1}