ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Ты, кстати, тоже! Только другого...

- Ну, я что... Я что... Я что...

- Чего под психа косишь?!

- Вы ж оба беговые (скрывающие от органов), а клыки друг на друга скалите, того и гляди, порвете... - прервал их главшпан.

- А тебе что за дело до наших зубов, Трехпалый?

- В зоне зубы не лечат — только удаляют! Так что, Гусь, перестань гоготать! Как там, в Святой земле?

- Место шухерное, того и гляди мусора нагрянут. Это в России урки могут ботве (обычным людям) спокойно жить не давать. А там не разбежишься... Вертухаи ходят везде, по рогам стучат... А как мент нарисовался, значит, место поганое. По идее перекантоваться бы надо, да некуда...

- Ты ж волчара зубастый, на самые рисковые дела ходил. Неужели в Израиле у тебя очко на минусе (боишься)? Спокуха, Гусь! Чего они тебе сделают?

- Пытался я замастырить пару-тройку разводок — теперь вот мои адвокаты от объ...бонов (обвинительных заключений по уголовному делу) отмахиваются. Там даже главшпанов (правда, бывших) закрыли. Одного верховода за ломку мохнатого сейфа (изнасилование), другого — за взятки... Тебе бы там тоже не в президентском кресле сидеть, а у параши!

- Ты совсем оборзел! Я ж тебя порву!

- А ху-ху не ха-ха?! Ничего ты мне не сделаешь, разве что в кошмарах будешь сниться! Так что зависни где-нибудь с местными бухарями, как на земле любил!

- Ну, попадешь ты сюда, ко мне!

- Я, если не в раю, то уж верняк в еврейской адской зоне чалиться буду, когда концы отдам!

- Не факт! Я Сатану попрошу, чтоб ко мне перевел! Ага! Пробило на измену (испугался)?! Эй, анонимный чекист, дай-ка нам полный расклад по Гусю! Без фени, чтоб на перевод Феде времени не тратить!

- Среди олигархов Гусинский занимает особое место, ибо, как сам заявлял, он в России — главный еврей, возглавлял Российский еврейский конгресс (РЕК) и претендовал на большее — стать лидером единоверцев во всем мире...

- Так Вы, герр Гусинский, фанат семитизма? Или телевидения? - не утерпел Фридрих.

- «Я не фанат телевидения! - Я — фанат зарабатывания денег».

- Так точно! - согласился боец невидимого фронта. - И ради этой цели Гусь не брезговал ничем! «Мост-группа» занималась специфическим бизнесом: по своему разумению формировала общественное мнение, стремилась влиять на власть. СМИ, принадлежащие Гусинскому, по всем правилам «науки убеждать» навязывали зрителям, слушателям, читателям, власти заказанную боссом точку зрения. В ход шли всевозможные опросы общественного мнения, слив компромата на неугодных, хорошо разыгранные акции...

- А откуда он брал данные для шантажа? - не унимался немец.

- Его холдинг занимался незаконными оперативно-следственными действиями, прослушиванием телефонных разговоров, в том числе и своих собственных сотрудников. Гусь использовал полученную таким образом информацию не только в своих целях, но и продавал ее другим для использования.

Этот бизнес приносил не только политические дивиденды. Одна лишь предвыборная президентская кампания 1996 года дала НТВ (то есть Гусинскому) около 100 млн. долларов чистой прибыли. А сколько других заказных сюжетов шло ежедневно! Но главный его доход — получение многомиллионных кредитов, которые потом не возвращались. Совсем ведь не случайно Гусь сменил амплуа: покинув ряды банкиров, сделал второстепенным свой «Мост-банк» и стал президентом основанного им же концерна «Медиа-мост».

- А как он разбогател?

- Свой мост к олигархии Владимир Александрович начал строить еще при социализме. В Тульском драмтеатре студент последнего курса ГИТИСа поставил дипломный спектакль «Тартюф» по пьесе Мольера. Но режиссером не стал.

- Почему?

Ответил сам объект обсуждения:

- Потому, что понял: на эту зарплату кучеряво жить нельзя. Вернувшись в Москву, стал мышковать: взялся за подготовку фестивалей, районных праздников, завел нужные связи. Не гнушался подрабатывать и частным извозом на своей машине.

Чекист продолжил рассказ:

- Владимир Александрович всегда стремился быть на виду, любил и умел производить впечатление. Став главой «Моста», срежиссировал свои маршруты по Москве. Обычно впереди, озаряя пространство всполохами мигалок, несся джип с охраной, за ним — бронированный, удлиненный 600-й «мерседес» самого, а сзади — еще два джипа с автоматчиками. Гусинский искренне наслаждался эффектом, который производил его экскорт.

Получив приглашение в Касабланку на конференцию по экономическому развитию в начале 90-х, он полетел туда отдельно от российской делегации на персональном самолете. Сколько было разговоров и завистливых взглядов! Одно время часто посещал роскошные рестораны: «Клуб Т», «Сирена», «Царская охота». Входил туда как вельможа и по-купечески размашисто заказывал самые дорогие блюда.

Характерные черты — самоуверенность, хитрость, изворотливость, не гнушается того, что называется «ловкостью рук». В разговорах любит подчеркивать, что всего в жизни добился благодаря собственным талантам и энергии, выдает себя чуть ли не за основателя кооперативного движения.

- Это правда? - тут же встрял немец.

- Не совсем. Он с журналистом Виталием Крюковым в 1986 году создали кооператив «Металл» по продаже женских браслетов из меди, другой бижутерии, укрытий для автомашин и прочих изделий. В обязанности Гусинского входило наводить мосты с нужными людьми. И он добросовестно справлялся со своей ролью через родственные и деловые связи, цеховиков.

Когда Крюков, чтобы не потерять голову из-за конфликтов с солнцевско-ореховской группировкой, бежал из СССР, Гусь взял дело в свои руки. В погоне за дензнаками он не всегда чтил Уголовный Кодекс. В октябре 1986-го чуть было в тюрьму не угодил — уголовное дело во всяком случае возбудили. Ему инкриминировалось мошенничество — пообещал продать автомобиль знакомому адвокату, получив с него в качестве предоплаты кругленькую сумму, но ни машины, ни своих денег тот не увидел. Тогда же в МУР поступило заявление и от инженера одного из НИИ, у которого Гусинский взял и не отдал тоже приличную сумму. В обоих случаях не вернул долги, потому что крупно проигрался за картежным столом. Свои люди в правоохранительных органах (среди них и тогдашний начальник РУОП Рушайло) похлопотали за приятеля и дело спустили «на тормозах».

Первые большие деньги Гусинский заимел благодаря активной торгово-посреднической деятельности: продавал компьютеры, офисное оборудование, а аткже антиквариат. Кооператив «Инфекс», который он создал уже сам, развернул торговлю сначала в Москве, а затем в Петербурге, Краснодаре, Перми, Тюмени, Ставрополе... Осуществлял экспортно-импортные операции: из Индии шли чай, одежда, из Германии — меха, кожгалантерея, из Испании — холодильники, из Китая — трикотаж, посуда...

Но не это сделало Гуся олигархом.

Первоначально кооператоров Гусинского и его подела Хайта приютило одно из подразделений Фонда культуры Раисы Горбачевой, жены первого президента СССР. Потом наш птах перелетел под крышу Моссовета, а затем московской мэрии. Получил выгодные контракты на реставрацию зданий в центре столицы, заимел несколько кирпичных заводов, предприятий, производящих строительные материалы. В 1989 году кооператив «Инфекс», чтобы иметь послабления в налогах, совместно с американской юридической фирмой «Арнольд и Портер», другими иностранными партнерами создали СП «Мост». Но когда срок льгот истек, а зарубежные поделы убедились, что не могут полностью контролировать финансовые потоки и уследить за действиями Гусинского, они вышли из состава учредителей. СП было преобразовано в ТОО «Группа Мост». Локомотивом ее сделали одноименный банк.

- Лужок тогда у них стал паровозом! - опроверг пахан.

- Лужкова и Гусинского свел и объединил бизнес Елены Батуриной. Жене мэра очень помогла при оформлении документов для создания своего кооператива тогда еще не жена Гусинского, а просто симпатичная юристка Елена. Занимавший в то время пост заместителя председателя Мосгорисполкома и отвечавший за развитие кооперативного движения в столице Лужков быстро оценил хватку молодого, энергичного предпринимателя, имевшего через свои родственные связи выходы на «деловых людей»...

346
{"b":"171952","o":1}