ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
11/22/63
1000 не одна боль
24 закона обольщения
Метро 2033: Холодное пламя жизни (сборник)
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Орел на снегу
Природа пространства и времени
Черная Весна
Места
Содержание  
A
A

Шофер бронированного «мерседеса» Гусинского тоже засел внутри. На предложение выйти категорически отказался. Тогда ему положили на крышу гранату. Он выскочил, как ошпаренный! Хотя граната была безопасной — в нее даже не вставили запал.

Из своего кабинета Гусинский начал звонить в московский РУБОП. Вскоре приехали спецы, бросились на нападающих, но те показали им удостоверения, и ментам пришлось долго извиняться. В отчаянии олигарх позвонил своему другу Евгению Савостьянову, начальнику столичного управления ФСБ. Чекисты прилетели мигом, разговаривать не стали: сразу открыли стрельбу, продырявили шины автомобилей и надавали рукояткой пистолета по голове одному из людей в масках. Но, увидев удостоверения, тоже предпочли не связываться. Гусинский с ужасом наблюдал, как они садятся в машины и уезжают.

Кончилось все только через несколько часов. Уже ночью спецы Коржакова сняли наконец осаду и уехали. Пленных сотрудников «Моста» увезли с собой. Трое из них попали в больницу. Сразу после этого эпизода Гусинский бежал из страны и пять месяцев прожил в Лондоне. А Савостьянов был уволен...

Некоторое время после инцидента Лужков еще пытался отстоять свое право самому выбирать себе друзей. Однако ему дали понять, что дело того не стоит. Деньги московской мэрии перекочевали из «Моста» на счета других банков.

Пахан, вспомнив с радостью этот эпизод, нахмурил фантомный лоб:

- По понятиям, имеешь право на разбор. Пиши маляву наверх!

- Кому — Путину или Христу? - озлился экс-медиамагнат. - Вован меня признал негодяем, а Иисус за меня не заступится — я ж теперь иудей. Да и как я с Небом свяжусь? Коня (записку) из трубочки в космос стрельну?

- По таким делам, как с Богом контактировать, только святые канают, - верно подметил ЕБН. - А тебя я на сходняк пригласил вот почему. Тема есть...

- С морем бабла связанная?

- Точняк!

- А у тебя набой есть, как из него лавэ черпать?

- Над тем тыквами и кубатурим... Чтоб расклад сделать, толковище и созвал...

- А лажа по новой не может у нас с тобой выйти? А то Береза опять разводку какую-нибудь замастырит...

- Не, волей клянусь, больше никаких подлянок!

- Тогда я подписываюсь... Еще кого ждем?

- Да наших всех... А, вон как раз Гугнявый явился...

- Фартовый он! Сотни миллионов лохов опустил под твоим мудрым руководством, до ручки их довел - и хоть бы хны! А все потому, что его крышевали то ты, то Самбист...

- Лучше сидеть под крышей, чем в тюрьме! - сообщил очередную банальность Егор Гайдар.

- Что-то Вы не по фене говорите, - подметил Ницше. - А почему Вас окрестили Гунявый? Ведь это значит: венерический больной?

- Прочисть уши! Не Гунявый, а Гугнявый — из-за манеры речи. Что касаемо фени, я ж только наполовину бандит, потому и говорю, как обычный интеллигент.

- Раз возглавлял правительство, значит — все равно вор в законе! - опроверг своего бывшего идеолога главшпан.

- Ваша должность, герр Гайдар, напоминает мне должность консиглиори при капо ди тутти капи - советника при доне сицилийской мафии или американской «Коза ностры». Сами они никого не режут и не бьют, в налеты не ходят, но дают такие советы, что до них далеко самым отъявленным головорезам по части причиненного горя и отобранного чужого добра!

- Согласен с вами лишь частично, - загугнявил Егор Тимурович. - Вы не учитываете российский менталитет, историю и особенности развития. «Просто мы должны понимать, что у нас свое государство, а не европейское. Оно со своей традицией, причем дурной традицией... Для многонационального государства, жители которого на протяжении многих поколений были подданными сначала царя, потом тоталитарного режима, трансформация в страну российских граждан — ограничить путь развития». Иначе говоря, нужно было метаморфизировать СССР в принципиально новое государство. Значит, Советскую власть надо было уничтожить не только политически, но и экономически...

- Зачем?

- «Когда власть теряет возможность делать все, что ей заблагорассудится, именно в это время — стратегически, исторически — и начинается беспрецедентное ускорение экономического роста».

- То есть при правлении Вашем и Ваших единомышленников Россия добилась беспрецедентного экономического роста? Вы ж ее в жесточайший кризис ввергли!

- «Мир выйдет из кризиса более жестким. Кризис — это механизм очищения экономики от слабостей»!

Братва восторженно зашептала:

- Все в цвет базарит, пацан правильный... Зря мы его бесогоном (дурнем) считали!

- С восторгом отмечаю, что Вы совершенно аморальны! Я, «первый имморалист», охотно бы взял Вас себе в ученики!

- Мне нечему у Вас учитья, я сам — ученый! А насчет Вашего отзыва обо мне могу только повторить свои слова. «Мораль и эффективность в политике? На мой взгляд, в подавляющем большинстве случаев моральные политики неэффективны!»

- «Есть люди, наблюдающие законы чести со стороны, как мы наблюдаем звезды, с большого расстояния», - прокомментировал диалог двух «имморалистов» Виктор Гюго.

- Законы... да, если честно признаться, и воровские понятия тоже мы пишем сами! Касаемо эффективности моих реформ, в свою защиту скажу, что моему кабинету министров просто не повезло. «Вы знаете, есть такая закономерность, которую нельзя, разумеется, доказать. В кругу московских экономистов она называется «закон Гайдара». Суть ее в следующем: есть сильно выраженная негативная корреляция между уровнем цен на нефть и интеллектуальным потенциалом россйского руководства.

- Так Вам, судя по всему, не повезло с ценами? А с мозгами проблем нет? - съехидничал великий мастер афоризмов.

- Отдаю должное Вашей язвительности, но все как раз наоборот — это Путину повезло в данном отношении...

- То есть Вы и Ваш кабинет все делали правильно, да судьба-злодейка подвела?

- «Если бы я знал все, что я знаю сейчас, если бы за мной был тогда опыт двадцати восьми стран на протяжении восемнадцати лет — конечно, я сделал бы массу вещей иначе. Если бы Вы меня спросили, жили бы мы после этого в другой стране, я бы Вам сказал: нет. У меня бы на совести было меньше, а страна была бы примерно та же». Вы поймите, перед нами стояли задачи, которые до нас никем не решались!

- Хватит врать! - отозвался экс-министр промышленности Александр Титкин. - Те же проблемы встали во всех освободившихся от нас странах Восточной Европы! И они справились с ними без разорения своих экономик и собственных граждан! Я Вам, господин Ницше, расскажу правду о гайдаровской прихватизации.

Огромная часть собственности в СССР принадлежала не государству, а Коммунистической партии. Ее чиновники оформили на себя в первую очередь. Раз никакой партии больше нет, то почему не захапать бесхозное? В 1989-1990-х годах секретариат ЦК КПСС был завален тысячами заявлений: прошу разрешить мне акционирование типографии, гостиницы, оптового склада, дома отдыха, книжного магазина или автомастерской...

Разрешение на все эти запросы ставилось автоматом. Именно в те годы возник зародыш «заповедника миллионеров» на Рублевском шоссе. Причем первыми хозяевами роскошных дач в самом дорогом месте страны стали не молодые бизнесмены, позднее превратившиеся в олигархов, а пожилые госчиновники: премьер-министр ельцинского правительства Иван Силаев, пресс-секретарь президента, муж ельцинского спичрайтера...

19 августа 1992 года Ельцин объявил, что в стране начинается всеобщая ваучерная приватизация. «Ваучер, — объяснил президент, - это билет в свободную экономику для каждого из нас. России нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров».

Все вышло наоборот!

К тому моменту наиболее выгодные части советского наследства уже были переведены под контроль бывших советских министров. То, что осталось, выглядело погано. По технологиям СССР отставал от Запада на десятилетия. Чтобы изготовить очень посредственный «Москвич», наши работнички тратили в сорок раз больше человеко-часов, чем американцы на создание «Форда»! То, что выпускало большинство наших заводов, продать было невозможно. Трактора, станки, комбайны, автомобили требовали ремонта сразу же, как сходили с конвейера.

349
{"b":"171952","o":1}